Жулия де алмейда

Жулия Алмейда: Избалованная эгоистка

Она не просто актриса «Глобо», но еще и дочь известнейшего сценариста Мануэла Карлоса, автора сериалов «Семейные узы», «Во имя любви» и «История любви»

Интервью с ней, конечно же, значилось в наших планах. И все же мы не слишком рассчитывали на такую удачу. Ведь Жулия Алмейда — не просто актриса «Глобо», но еще и дочь известнейшего сценариста Мануэла Карлоса, автора сериалов «Семейные узы», «Во имя любви» и «История любви». При том, что папочка звезды интервью не дает вообще, было особенно заманчиво узнать побольше о семье создателя сериалов. И все же на долгожданную встречу мы отправлялись в скептическом настроении: как она нас примет? С рождения привыкла быть на виду, учится за границей, снимается во всех без исключения сериалах отца — наверняка окажется капризной девицей, из тех принцесс, жизнь и карьера которых в подробностях продумана состоятельным папочкой.

Первое впечатление: она безумно смешна-я-я!!! Ходит вприпрыжку, корчит рожицы, задирает халат, демонстрируя зеленые шорты в цветочек. Гримасничает так активно, что лицо у нее сморщивается в уморительную обезьянью мордашку, а огромные выразительные глаза блаженно зажмуриваются. Разговор начинается в гримерке, где актрису готовят к съемке в новой папиной теленовелле «Влюбленные женщины». Но беседа то и дело прерывается из-за потока визитеров: Жулия с визгом бросается всем на шею, после чего горячо извиняется за то, что отвлеклась. Непосредственная девочка — похоже, на студии она — всеобщая любимица. В моменты глубокого раздумья Алмейда хрустит пальцами и бессовестно грызет ногти, минуту назад бережно накрашенные маникюршей. Волна ужаса накатила на нас, когда гример приступил к своей работе. Что у Жулии шрам на шее, мы заметили еще с первого ее появления на российском экране в сериале «Во имя любви». Но у бедняги были и другие рубцы: грубые, вздутые, ярко розовые, как после тяжелого ожога. На руке — от кисти и выше, на подбородке, плече, ухе (на левом вообще вместо мочки — гроздь пузырей). Исполненные сочувствия, мы молча взирали, как стилист замазывает шрамы слоями темного грима. Но вот с макияжем покончено, и актриса бодро тащит нас в свою артистическую. С банкой колы в руках, она выжидательно усаживается на диване в позе лотоса.

— М-да… (Очень хочется спросить про шрамы, но лучше сделать это в конце — вдруг это больная тема.) Косметики на тебя наложили! Смерть коже. — Ага (плавно сползает по дивану). Я очень бледная, а в гриме похожа на мулатку (неожиданно вскочив, она стягивает шорты, демонстрируя светлую полоску от бикини). Видите, какая я беленькая? Моя героиня Вида (с португальского «жизнь». — Авт.), дочка героев Сюзаны Виейры и Клаудио Марзо, должна быть загорелой. Вне работы я совсем не пользуюсь косметикой. Личный дерматолог заставляет меня наносить увлажняющие кремы. Сама я за собой отвратительно слежу. Ем все подряд, недосыпаю и воды пью мало, курю… периодически. Родители знают про сигареты и не возражают. А еще в день выпиваю десяток банок колы-лайт! Не могу себе отказать. — У тебя нет проблем с лишним весом? — Еще какие!!! Я очень склонна к полноте. Как прибавлю пару кило, бегу в спортзал и сажусь на диету. Стараюсь есть поменьше, в основном овощи без хлеба. Стыдно признаться, но я обожаю «Макдоналдс». Всякие там булочки, сандвичи. Очень люблю готовить — любое блюдо, вплоть до японской кухни. — Тогда поделись фирменным рецептом. — Э-эх, моя голова! Все из нее вылетает. Я пеку такой шоколадный пирог… Только не помню, как. — Что ты еще любишь делать? — Читать, ходить в кино, болтать с друзьями, встречаться с любимым. Только на это обычно нет времени. На этой неделе я снимаюсь ежедневно по 12 часов. Приходится чем-то жертвовать ради работы. Это нормально, ведь так? — Ну, если любимый не против. Кстати, он кто? — Леонардо Миджорин, актер. Мы познакомились полтора года назад на съемках мини-сериала «Присутствие Аниты». Я играла там жуткую своенравную героиню! — Вы планируете пожениться? — Я и так считаю себя замужней дамой. Леонардо мне и кольцо подарил. А жениться в Бразилии не обязательно. Многие так живут. Мне это вообще до лампочки. Я должна много работать и иметь грандиозный успех. Потом я рожу двоих детей и стану сумасшедшей мамашей. Абсолютно бездарной в плане воспитания. — Из-за чего ты можешь поссориться с любимым? — Это он на меня орет. Леонардо обожает порядок, а я — жуткая неряха. Уборка — не мой конек. Но кое-чему Лео меня учит. Терпению, компромиссам. Сам он спокойный и уравновешенный. — Вы живете вместе? — Все идет к тому. Я очень ревнивая и страстная. Пока живу с родителями и 11-летним братом Педро в огромной двухэтажной квартире в кондоминиуме. В районе Леблон. У меня есть еще брат Мануэл Карлос Жуниор (старше меня на 15 лет), адвокат и театральный продюсер. У него своя семья. Как и у старшей сестры Марии Каролины, которая бросила работу, чтобы заботиться о маленькой дочке.

Снимается у папы вовсе не по блату

— Почему у вас с отцом разные фамилии? Ты — Алмейда, он — Карлос.

— Как это? (Жулия слегка опешила, а, разобравшись с вопросом, покатилась со смеху.) Мануэл Карлос — это только имена. Фамилия у папы, как и у меня: Гонсалвеш де Алмейда. С его стороны у меня португальские и испанские корни. От мамы — только индейские. (В комнату входит сильно беременная женщина. От радостных воплей Жулии сотрясаются стены.) Это моя подруга и преподавательница актерского мастерства. Она работает на «Глобо», а со мной занимается в частном порядке. Я буду крестной малыша (хотя моя подруга еврейка, и фактического крещения не будет). Обожаю возиться с детьми, кормить, пеленать. У меня уже есть два крестника: сын подруги и племянница. Этому ребенку я приготовила массу подарков и привезла крест из Ватикана. — Насколько мы знаем, ты учишься сценическому мастерству в Нью-Йорке? — Уже закончила. Год провела в Америке, изучая театр, режиссуру, игру. Сначала в актерской школе Натали Страсберг, потом на курсах Стеллы Адлер. Я возвращалась в Бразилию на съемки «Аниты», доучилась в Штатах и три месяца путешествовала по Европе. Сейчас поступила на первый курс факультета кинематографии университета Гама Фильу в Рио-де-Жанейро. — Ты не планируешь, по примеру отца, стать сценаристом? — Упаси Господь! Ужасная, изматывающая работа. Возможно, в будущем я займусь режиссурой, хочу после сериала «Влюбленные женщины» поставить пьесу в театре. — Но ты наверняка помогаешь отцу в работе? Советуешь, какую историю придумать хотя бы для своего персонажа? — Вообще не знаю, что он там делает. Папа не пишет роли специально для меня. Просто у него всегда находится второстепенный персонаж, для которого он предлагает мою кандидатуру, а режиссеры соглашаются. Другое дело, что отец считается с актерами своего сериала. Любой из них может ему позвонить и узнать о будущем героя, обсудить персонаж и высказать свои идеи. В начале съемок в общих чертах известна судьба ведущих героев (по традиции, четырех). Истории второстепенных меняются в зависимости от рейтинга и желаний публики. — Не так давно тебе пришлось в суде отстаивать право сниматься в сериале «Семейные узы». Ты давала показания? — Просто стояла рядом с отцом. И все это глупое постановление о запрете сниматься детям до 18! Мне до совершеннолетия оставался месяц! Благодаря классным адвокатам, мы через 10 дней вернулись на работу. — Съемки «Уз» были тяжелыми? — Не помню, чтобы я еще когда-либо так веселилась. У нас там Камила при смерти, а мы с Каролиной Дикман заливаемся в голос, потому что Эду — Рейнальдо Джанеккини — перепутал фразы. Чем громче вопит режиссер, тем сильнее мы хохочем. — Когда ты начала сниматься? — В семь лет, в сериале «Счастье». Между прочим, проходила пробы, как и все. Хотя фактически выросла на «Глобо», даже первые шаги сделала здесь. Артистическую кухню знаю с младенчества и никогда не представляла для себя другой профессии. С тех пор снялась в шести сериалах. Знаете (Жулия доверительно склонилась и зашептала), мечтаю сыграть настоящую злодейку. Но в сериалах отца их нет. — Можно работать и с другими сценаристами… — Не пробовала. В газетах часто пишут, что меня снимают только в новеллах отца, потому как по блату. На самом деле у меня еще не было времени работать с другими авторами. После очередной роли я училась, отдыхала, а потом обычно звонил папа с новым предложением. «На стороне» я снималась только для социальных роликов, направленных против того, что я ненавижу. Жестокости, нищеты, голода, наркотиков.

И роли для любовников никогда не выбивает

— Часто пишут о тебе неправду?

— Постоянно. О моих романах с партнерами. Однажды читаю, что выбиваю у отца роль для моего нового любовника. Спрашиваю на студии, кто такой? Показывают… Бр-р-р. Маленький, прыщавый, женатый. Обычно я не обращаю внимания на сплетни, на крайний случай существуют суды. Я из тех людей, что терпят до последнего, но, зверея, крушат все вокруг.

— Это твой главный недостаток?

— Во мне спокойствия — ноль! Я бешеная, нервная, ношусь, кричу, руками машу. Очень эмоциональная. М-да… избалованная, эгоистка (при этом вид у Жулии очень довольный). Ха-ха. Если мне кто не нравится, не ждите хорошей мины. Зато с теми, кому симпатизирую, я предельно добра. Люблю животных. У меня дома живут собака и четыре кошки: Палома, Ирис, Джульетта и кастрированный Ромео. Пришлось искалечить парня, потому как никто не хочет возиться с котятами. Обожаю львов, жалко, держать негде. — Можно купить фазенду… — Это идея! Надо папе сказать. С другой стороны, домом нужно заниматься, а времени ни у кого нет. — У тебя есть хобби? — Ходить за покупками. — А фанаты тебя не допекают? — Постоянно достают. Каждому надо меня обнять, потрогать, взять автограф. Иногда мне трудно держать себя в руках. Например, когда я примеряю юбку, а кто-то ломится в раздевалку, чтобы обсудить мою героиню. Учусь с этим мириться и всегда улыбаться. Иногда становится страшно оттого, что мои фото во всех журналах и любой может наложить на меня порчу. — Ты суеверна? — В Бразилии много примет (типа, нельзя открывать в доме зонт), и я верю во все. Моя комната заполонена индейскими амулетами на удачу: четками, перьями, камнями. (Спохватившись, мы дарим Жулии матрешку.) Она тоже приносит счастье? — сияет актриса. (На всякий случай, отвечаем утвердительно, постепенно переходя к нашему главному вопросу). — Ты не знаешь, почему все сериалы твоего отца начинаются с автомобильной аварии? — Это суеверие. Папа считает, что так теленовелле гарантирован успех. — В журнале мы видели твоего брата на костылях. Он хромает? — Господь с вами! У него постоянно что-то забинтовано. Сейчас вот сломана рука. Он бешеный тип. Вечно носится где попало, не разбирая дороги, ломая руки, ноги.

Для моих дорогих русских фанатов, крепко целую, с любовью

— Ты извини за следующий вопрос… Читатели интересуются… Но, если тебе неприятно…

— Стоп (Алмейда начинает трястись от смеха). Речь пойдет о шрамах, да? Я уже привыкла: как начинаются извинения, дело ясное. Я привыкла. (Что-то прикинув в уме, девушка хохочет в голос.) Так вот какую историю вы нагородили! Брат хромой, я в шрамах, а папа пишет про аварии. Класс!!! (Отсмеявшись, Жулия объясняет.) Это врожденная патология. Необъяснимые генетические изменения. Кожа подвержена некрозу, как при нейродермите. Мы хотели свести шрамы, да врачи отсоветовали. Кожа и так слезает, а при хирургическом вмешательстве могут образоваться келоидные рубцы. Как видите, в работе мне это не мешает. Жулию позвали на съемки: все еще посмеиваясь, она вышла. В коридоре ее тут же окружила толпа, дивясь на расписную матрешку. — Ха! Это русский амулет на счастье, — хвасталась счастливая актриса.

Рио-де-Жанейро — Москва, февраль 2003 года

В Бразилии раскрыта банда сетевых мошенников

Согласно The Age , федеральная полиция Бразилии арестовала Валдира Пауло де Алмейда (Valdir Paulo de Almeida), который подозревается в том, что он возглавлял преступную группировку, похитившую $37 млн. с онлайновых банковских счетов различных граждан. Предполагается, что для этого банда злоумышленников, в состав которой входило более 18 человек, использовала троянские программы, рассылая их на тысячи компьютеров по электронной почте.

Не так давно компания Sophos уже сообщала о наличии в сети троянов, написанных специально для атаки на пользователей веб-сайтов бразильских банков, и отметила, что в последнее время участились случаи использования фишинга для кражи денег с онлайновых счетов банков. После активации троян начинает отслеживать перемещения пользователя компьютера в интернете и после посещения какого-либо банковского сайта может отсылать конфиденциальную информацию злоумышленникам.

«В Бразилии это последний арест мошенников, специализирующихся в области фишинга, о котором нам известно. В прошлом году полиция арестовала около 50 человек, а в феврале этого года была арестована банда из четырех человек. Мы очень рады, что власти Бразилии решили всерьез заняться интернет-мошенниками,»- заявил Грэм Клули ( Graham Cluley , старший консультант Sophos по технологиям. «Большинство компьютерных пользователей знает о фишинг-письмах, которые направляют получателей на поддельный банковский сайт, но есть и те, кто не подозревает, что существуют трояны, которые могут в одно мгновение и без предупреждения лишить пользователя с трудом заработанных денег. Защищая свои компьютеры при помощи регулярно обновляемых антивирусных программ и надежного межсетевого экрана (firewall), а также проявляя элементарную осторожность, пользователи могут продолжать пользоваться преимуществами онлайновых банковских услуг».

Глава отдела полиции по борьбе с интернет-мошенничеством бразильского штата Санта Катарина полагает, что Пауло де Алмейда возглавлял одну из крупнейших в Бразилии группировок интернет-мошенников: «За последние два года они похитили с банковских счетов пользователей от 50 до 100 миллионов бразильских реалов ($18–37 млн.)… а также ежедневно рассылали пользователям более трех миллионов электронных писем, содержащих программы-трояны.»

«Беседа обо всём»


Маркос Палмейра происходит из знатной актёрской семьи и чтобы перечислить всех его именитых родственников, понадобится отдельная тема. Но не могу не отметить его родителей Зелито Виану и Веру Марию Палмейру де Паула. Полное имя актёра — Маркос Палмейра де Паула.
Через два месяца у актёра будет юбилей — 50 лет. За это время он снялся в бессчисленном количестве телесериалов, принимал участие в кино, играл в театральных постановках, карьера у него развивалась в интенсивном режиме. Начало его трудовой деятельности ознаменовалось в фильме «Copacabana me engana» (1968), на момент съёмок которого ему было всего 5 лет. В качестве актёра он продолжил работать в 1980 году, последующее десятилетие он снимался почти всё время в кино, добавив в свою копилку 18 киноролей.
На «Глобо» он засветился впервые в 1986 году в сериале «Roda de foga» Лауро Сезара Муниза, но это было спецучастие, а первая настоящая роль его ждала в новелле «Mandala» Диаса Гомеса, которую снимали годом позже. Ещё через год он прошёл отбор на роль журналиста Марио Сержио в «Vale tudo» и в 1990-м году Глория Перез приглашает его в мини-сериал «Желание».
В этом же году его приметила телекомпания «Manchete» и Барбоза сразу же позвал его к себе в «Пантанал», за которым следует «Амазония». В 1992 году он возвращается на «Глобо» и на протяжении последних двадцати лет никуда оттуда не уходит. Барбоза, уже работая на «Глобо», приглашает его в «Renascer», снимавшейся на юге Баии и ставший одним из самых успешных проектов канала. Затем был мини-сериал «Memorial de Maria Moura», где он составил пару героине Глории Пирес, и теленовелла «Irmaos Coragem», где ему досталась Жоао (в первой версии этого сериала данную роль исполнил Тарсизио Мейра).
Были ещё несколько небольших ролей, после чего он приступил к съёмкам в «Вавилонской башне», в которой мы и познакомились с ним. Он играл адвоката Александра, а затем журналиста Шико Мотту в «Воздушных замках», которые принесли ему феноменальный успех в России. Причём их «химия» с Деборой Блок ураганом пронеслась по всему сериалу, благодаря чему они вышли на первый план среди зрительских симпатий.
В начале 2000-х годов он сыграл известного бразильского композитора Вилла Лобоса в одноимённом фильме, а затем сериалы пошли один за другим: Гума в «Порту чудес», Зекинья в «Надежде», Фернандо в «Славе» и Жилберто в «Белиссиме», которые у нас были показаны.
После них пошла череда мини-сериалов, фильмов, Маркос снялся в «Трёх сёстрах» и «Колыбели кота», в прошлом году отыграл в одной серии «As brasileiras» и сыграл Сандро в «Cheias de charme».
Этот год начался с микросериала «O canto da Sereia», для съёмок в нём актёр поправился на 6 кг. А этим летом должна состояться премьера фильма «Vendo ou alugo», который сняла родная сестра Маркоса Бетси де Паула. В 2001 году он уже снимался в её фильме «Casamento de Louise», это их вторая совместная работа.
Для меня он один из любимейших бразильских актёров и я слежу за каждой его новой ролью. Трудно выбрать самого лучшего героя, он мне нравится везде!
Что касается личной жизни, то он был женат на Ванессе Барум в течение 5 лет, потом около двух лет жил с Аной Паулой Арозио. Затем он женился на Аморе Маутнер, которая родила ему прелестную дочку Жулию в 2007 году. Это единственный ребёнок Маркоса, с Аморой они разошлись и сейчас его наморадой является Мария Паула, с которой он часто появляется на различных мероприятиях.



С бывшей женой Аморой Маутнер

И главная девушка в его жизни — дочка Жулия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *