Юсуф хос

Биография

Юсуф Баласагуни родился около 1015 года в городе Баласагун. Его отец являлся одним из видных и богатых людей того времени. Юный поэт получил начальное образование в родном городе.

Влияние на творчество поэта оказали учения Авиценны и аль-Фараби, а также книга «Шах-наме» Фирдоуси.

В возрасте 54 лет (в 1069—1070 гг.) Юсуф Баласагуни завершил поэму «Кутадгу Билиг» («Благодатное знание»), а затем подарил её кагану Арслану и был удостоен звания «Хасс Хаджиб». Баласагуни писал, как он сам называл, на тюркском языке караханидской эпохи. «Кутадгу Билиг» — первое произведение, написанное на языке мусульманских тюрков эпохи Мусульманского ренессанса и полностью сохранившееся в трёх поздних копиях, о чем свидетельствуют слова поэта в начале поэмы :

Да, книг у арабов, таджиков немало,
А нашею речью сия – лишь начало.
Кто мудр, эту книгу оценит с почтеньем,
Лишь тот ценит знанья, кто зрел разуменьем..

На то время когда жил Юсуф Баласагуны у Арабов и Таджиков были очень много учёных и очень много книг как сам Юсуф Баласагуни в своих стихах пишет , изучая Таджикских книг он стал известнейшем во всём Мире , как поэт , писатель , мыслитель , философ и т.д. Многие тюркоязычные народы по праву могут считать это произведение истоком или первым шедевром своей письменной литературы мусульманской эпохи.

Юсуф умер в возрасте 55 лет. Он похоронен в южной части города Кашгар (современный Китай) в местности Пайпап.

Ссылки

В Викицитатнике есть страница по теме
Юсуф Баласагуни

  • Юсуф Баласагуни. Фрагменты поэмы «Благодатное знание». Симург. Библиотека классической тюркской поэзии. Дата обращения 4 января 2009. Архивировано 9 февраля 2012 года.
  • Баласагуни, Юсуф Хас Хаджиб // Казахстан. Национальная энциклопедия. — Алматы: Қазақ энциклопедиясы, 2004. — Т. I. — ISBN 9965-9389-9-7.

ИНФОРМАЦИОННЫЕ агентства сообщили сенсационную новость о встрече Эмомали
Рахмонова с председателем Демократической партии Таджикистана Шодмоном
Юсуфом, состоявшейся якобы 20 февраля. Наблюдатели, не знающие подоплеки
этой встречи, уже склонны считать, что в Таджикистане все готово для
политических изменений.
Шодмон Юсуф появился в Москве 27 января, покинув Тегеран, в котором
скрывался от таджикских властей с начала 1993 г., когда Демократическая
партия была официально запрещена в республике, а против ее председателя
возбуждено уголовное дело. В Тегеране Шодмон Юсуф политикой не занимался,
но успел написать книгу, в которой “разоблачил” имперскую политику России и
антинародный режим Душанбе.
Периодически Шодмон Юсуф проявлял свою активность в распространении
изобличающих Москву и Душанбе статей и интервью, заодно заявляя, что
переходит из суннитов в шииты (таджики – сунниты, иранцы в большинстве –
шииты), однако лояльности со стороны иранских властей к Шодмону Юсуфу не
прибавилось. Напротив, в ноябре прошлого года его арестовала тегеранская
полиция, обвинив в нарушении паспортного режима. За месяц до этого Шодмон
Юсуф вдруг вспомнил о политике и неожиданно для всех распространил
несколько заявлений, в которых, во-первых, обвинил руководство оппозиции в
экстремизме, во-вторых, приветствовал президентские выборы как проявление
демократии в Таджикистане. 18 октября на встрече в тегеранской гостинице
“Лола” он присоединился к руководителям других оппозиционных течений,
заявив, что общим лидером является Саид Абдулло Нури. (На той встрече
присутствовали прилетевший из Парижа Давлат Худоназаров, председатель
народного движения “Растохез” Тохир Абдуджаббор, Саид Абдулло Нури и Шодмон
Юсуф.) Но уже через два дня Шодмон Юсуф изменил свое мнение, опять обвинив
оппозицию, что, как считают некоторые участники той встречи, связано,
скорее, с надеждой Шодмона получить какую-нибудь должность.
Но есть и другая, более веская причина происшедшего. На встрече с
российскими журналистами в ноябре прошлого года посол России в Иране Сергей
Третьяков настойчиво предлагал им встретиться с Шодмоном Юсуфом, убеждая,
что тот изменил свои взгляды. Сотрудник посольства позднее передал
журналистам два контактных телефона Шодмона. В конце концов Шодмон Юсуф
заявил, что будет самостоятельно участвовать в четвертом московском раунде
переговоров с правительством, для чего российское посольство выдало ему
загранпаспорт (он и стал причиной ареста, власти Ирана посчитали, что
выезжать из страны можно, но по тому же паспорту, по которому въезжаешь).
Одним из последних сенсационных поступков лидера Демпартии стало заявление,
в котором он поздравил Эмомали Рахмонова с избранием на пост президента и
назвал его “светлым лучом”. В ответ соратники нынешнего политэмигранта
провели в Алма-Ате чрезвычайный съезд и отстранили Шодмона Юсуфа от
руководства партией.
Российские дипломаты, по всей видимости, уже поняли, что зря поставили
на Шодмона, и отказались оплатить его проезд в Москву. В течение трех
недель тот ждал особого приглашения в Душанбе, надеясь на то, что там не
вспомнят его заявление от 20 декабря 1993 года: “Никакие переговоры и
договоренности с режимом Рахмонова неприемлемы… В результате преступных
военных акций нынешних властей мученически убиты около 300 тысяч человек,
тысячи ни в чем не повинных членов и сторонников демократической оппозиции
Таджикистана находятся в застенках режима и специальных концентрационных
лагерях его бандформирований, более миллиона человек стали беженцами,
экономика республики разрушена до основания… Все это лишает кого бы то ни
было права садиться за стол переговоров с этим преступным и предательским
по своей сути режимом”.
О странностях Шодмона Юсуфа хорошо известно и в Душанбе, и в Москве, и в
Тегеране. Юсуф, например, заявлял, что под его командованием на севере
Афганистана находятся две тысячи вооруженных боевиков, что только в Иране у
него есть несколько тысяч членов партии, предлагая уже в Москве своим
сторонникам высокие государственные должности по возвращении в Таджикистан.
Но, видимо, Душанбе сейчас необходим такой человек, “предъявляя” которого
можно говорить о демократизации.
Возвращаясь же к началу статьи, замечу, что, как удалось выяснить
корреспонденту “НГ”, во-первых, если встреча и состоялась, то второй
стороной был не президент Рахмонов, а его представитель, и, во-вторых,
встреча проходила не в стенах посольства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *