Вячеслав лемешев бокс, видео

Говорят, что гений – это десять процентов таланта, а все остальное – труд. Неважно, что ты делаешь: пишешь картины, лепишь горшки или бьешь противника в ринге. Великим мастером можно стать, только лишь выкладываясь полностью, до последней капли, без остатка. Но как же тяжело работать, тратить свое время, если и так все получается лучше, чем у других. Не все талантливые люди имеют силу воли, чтобы противостоять разным соблазнам, искушающим их на каждом шагу. В истории бокса много горьких примеров, когда одаренные бойцы полностью не реализовывали свой потенциал, выбрав путь наименьшего сопротивления. Этот материал о феноменальном боксере, который добился многого в спорте, но так и не показал в ринге все, на что был способен. А жизнь этого человека — поучительная история для многих молодых людей, только начинающих свой спортивный путь.

Родители будущего чемпиона были родом из деревни Егорьевского района Московской области. Они жили там до 1934 года, а затем перебрались в Москву. Во время войны Иван Лемешев ушел на фронт и встретил победу в Берлине. Затем семья обосновалась в Германии, поскольку там Лемешев продолжил военную службу.

К тому времени, когда Лемешевы вернулась в Москву, у них уже было 2 сына, 3 апреля 1952 года на свет появился третий сын — Вячеслав. Как это нередко бывает, передавая увлечение от одного к другому, все братья в семье занимались боксом. Евгений и Юрий выступали за команду ЦСКА и стали мастерами спорта СССР. А вот их младший брат Вячеслав добился гораздо больших высот. В четырнадцать лет он попал под опеку Льва Марковича Сегаловича, многократного чемпиона Союза, прививавшего своим подопечным жесткую манеру ведения боя. Благодаря усилиям своего тренера, Лемешев изначально сформировался как зрелищный боксер контратакующего плана. За год до своего совершеннолетия он выиграл первенство страны по юношам. Позже пошли победы на юниорских чемпионатах Европы. Москвичу дважды вручали Кубок Эмиля Гремо, посвященный первому руководителю АИБА. Уже тогда на тестах, которые проводили со сборниками, Вячеслав демонстрировал блестящие рефлексы. Никто другой не мог сравниться с ним в таких компонентах, как реакция и скорость. Однако куда более удивительным у Лемешева было чувство нужного момента для нанесения удара. Многие соперники советского боксера изучали его, смотрели записи боев, знали, что он будет бить правый кросс навстречу и все равно пропускали убийственный удар, после которого мало кто мог устоять на своих ногах. Прославленные боксеры и тренеры видели в Вячеславе будущего чемпиона и пророчили ему великое будущее. Дифирамбы и похвалы в адрес молодого дарования сыграли с ним злую шутку. Полагаясь лишь на природные данные, он спустя рукава относился к тренировочному процессу, часто подходя к соревнованиям не в лучшей форме. Зачастую ему не хватало выносливости, чтобы вести весь бой в нужном темпе, и только нокаутирующий кросс спасал его от неприятностей. Такое разгильдяйство стало первым ручейком, который позже превратится в мутную реку сомнений, вредных привычек и поражений в ринге.

А пока Лемешева ждали главные свершения в его спортивной жизни. Перед Олимпиадой в Мюнхене нашему герою посчастливилось тренироваться у главного тренера ЦСКА, олимпийца и известного боксера Юрия Радоняка. Первенство страны Вячеслав стандартно провалил, не заработав даже бронзовой медали. А вот на сборах Лемешев показал довольно высокий уровень боксерского мастерства, так что путевка на Олимпиаду в Германию оказалось у него в кармане.

На этой мюнхенской Олимпиаде советские боксеры выступили очень блекло. Только Вячеслав Лемешев и Борис Кузнецов сумели пробиться в полуфиналы.

Двадцатилетний Вячеслав и представить не мог, что в свои годы он окажется на турнире лучших из лучших. Он был заряжен на победу, казалось, никто и ничто не сможет его остановить. Перед своим первым олимпийским поединком Лемешев заболел, у него поднялась температура. И все же он вышел в ринг и за один раунд «вынес» индонезийского боксера. Затем была победа над неуступчивым немцем Хансом-Йоахимом Браске, которому по ходу боя дважды отсчитывали нокдаун после попаданий советского боксера. Назиф Куран из Турции продержался всего два неполных раунда, технический нокаут остановил его мучения.

Так сложилось, что судьба золотой медали решилась в полуфинальной встрече Вячеслава с будущим чемпионом мира среди профессионалов Марвином Джонсоном. Ранее американец уже побеждал Лемешева, и на Олимпиаде ему пророчили еще одну победу над боксером из СССР. С первых секунд боя Марвин ринулся в атаку. Ничуть не стушевавшийся Вячеслав без раздумий принял бой. Первый раунд прошел в обоюдном остроатакующем ключе с множеством обменов ударами. А во второй трехминутке Лемешев дважды нанизывал Джонсона на свой коронный правый кросс, после чего американец оказывался в нокдаунах. Вскоре после второго отсчета рефери вынужден был остановить бой в виду того, что Джонсон уже не мог оказывать советскому бойцу какое-либо сопротивление. Все понимали, что именно этот поединок был ключевым в плане определения победителя в весовой категории до 75 кг. Вышедший в финальном бою на ринг против Вячеслава финн Рейма Виртанен не смог продержаться и одного раунда. Вследствие жесточайших ударов Лемешева бедный финн не только оказался в тяжелом нокауте, но и вынужден был после этого закончить карьеру боксера, оставшись на всю жизнь инвалидом.

Вячеслав вернулся на родину триумфатором, в свои совсем молодые годы на его груди уже красовалась высшая спортивная награда. К медали Лемешев мог бы присоединить и Кубок Вэла Баркера. Советский боксер входил в число претендентов на этот почетный трофей, но приз отдали кубинцу Теофило Стивенсону. Многие тогда посчитали, что Вячеслав способен покорить не одну боксерскую вершину, поэтому свое он еще возьмет.

Казалось, безоблачное будущее боксеру обеспечено. Сразу после Мюнхена Лемешев выиграл чемпионат Европы в Белграде. В первом же поединке он сильно травмировал правую руку, дрался практически одной левой, сидел на уколах. В финале побывал в нокдауне, но сумел собрать силу воли в кулак и нокаутировал опасного румына Алекса Нестака.

Спустя короткий промежуток времени Вячеславу наконец-то удалось стать первым в Союзе. Пожалуй, на этом боксерская сказка Лемешева закончилась. Вячеслав стал часто пропускать удары от довольно заурядных бойцов. Бывали случаи, когда после спаррингов его вытаскивали с ринга за руки и ноги. Последним ударом по большим амбициям Лемешева стало его невключение в состав олимпийской команды на Игры 1976 года в Монреале. Тогда во втором среднем весе в СССР было три лидера. Руфат Рискиев побеждал Лемешева, но проигрывал Анатолию Климанову, которого, в свою очередь, одолевал Вячеслав. В итоге тренерским штабом сборной было принято крайне обидное для Лемешева решение: во втором среднем весе в состав олимпийской команды был включен Рискиев, Климанова выставили в категории полутяжелого веса, а чемпион предыдущей Олимпиады остался дома.

Карьера и вся жизнь олимпийского чемпиона стремительно летела вниз, словно брошенный камень. На ринге он не выдерживал конкуренции с противниками среднего уровня. Сказывались пропущенные удары и тяжелые нокауты, в которых приходилось бывать Лемешеву. Все чаще и чаще знакомые говорили о том, что он злоупотребляет алкоголем, и последствия были ужасны.

Вячеслава отправили в ГДР тренировать советских военных, поддерживающих братский народ Восточной Германии. Кровь все еще играла в жилах, поэтому иногда Лемешев пробовал боксировать. В большинстве случаев это заканчивалось очень печально — его роняли на пол перворазрядники. Былой кураж пропал, рефлексы исчезли, в ринге находился больной человек, который был тенью некогда грозного олимпийского нокаутера. Медики обнаружили целый букет болезней у бывшего чемпиона. В 1983 году он вернулся домой уже стареющим человеком, а ведь ему едва перевалило за тридцать.

После возвращения из Германии на родине Вячеслав не нашел применения своему спортивному опыту. Он работал машинистом насосной станции, вахтером в кооперативе, рабочим-озеленителем и даже пару месяцев могильщиком на Востряковском кладбище. Через несколько лет он был переведен на инвалидность. Друзья помогали ему, чем могли. Жена Зинаида постоянно была рядом, стараясь облегчить его участь. Искры жизни медленно и мучительно покидали Вячеслава. В 95-м ему сделали операцию по трепанации черепа. Несколько дней Лемешев пролежал в коме. Когда он пришел в себя, близкие подарили ему перчатки. Вячеслав стукнул ими, вспомнив славные былые времена. Спустя несколько недель мучения чемпиона закончились… Самый молодой олимпийский чемпион СССР по боксу скончался 27 января 1996 года на 44-м году жизни. Похоронен Вячеслав Лемешев на Ваганьковском кладбище.

Лемешев, стиснув зубы, на нервах, умел побеждать в квадрате ринга. Но в обыденной жизни он часто оказывался в нокауте, проигрывая своим слабостям. Именно поэтому потомкам нужно помнить Вячеслава таким, каким он был – настоящим, без прикрас. Ведь другого такого уже не будет, и в этом вся прелесть и горечь этой легендарной боксерской личности.

Роман Петров

Вячеслав Лемешев. Большая биография легендарного боксёра.

Вячеслав Иванович Лемешев. Представляю вам большую подробную биографию легендарного советского боксёра, самого молодого Олимпийского чемпиона в истории СССР.
Детство и юность
Вячеслав Иванович Лемешев родился 3 апреля 1952 года в небольшом городке Егорьевск (Московская область). Его родители родом из деревни. Отец — Иван Лемешев, офицер Советской армии, прошёл Вторую мировую войну от Москвы до Берлина. Два старших брата — Юрий и Евгений занимались боксом. Слава уступал братьям в физических параметрах. Юноша был высоким и худощавым. Евгений Лемешев, будучи Мастером спорта по боксу, привёл младшего брата в секцию. Каждую субботу и воскресенье Женя держал Славу «на лапах», проверяя, что мальчик усвоил за неделю. Так начался путь самого молодого Олимпийского чемпиона в истории СССР.
Лемешев был спокойным и тихим ребёнком. Он не воспринимал бокс как дело жизни и не был похож на атлета. В 1966 году Слава победил на юношеском первенстве Москвы в первом полусреднем весе. Всех своих соперников он отправил в нокаут встречным ударом правой. На юного панчера обратил внимание известный советский специалист — Лев Маркович Сегалович. Именитый боксёр и тренер разглядел в Лемешеве редкий талант.
Сегалович ставил своим ученикам «довоенную» школу советского бокса. Лев Маркович тренировался вместе с легендарным Николаем Королёвым. Он преподавал силовой вариант бокса. Жёсткий, акцентированный удар — основа основ его стиля. Самый сильный удар — встречный. Юный Лемешев отлично чувствовал встречное движение. Он делал много обманных действий передней левой рукой, вызывая соперника на атаку, и ловил его точным, «сухим», правым прямым. Лев Маркович и Слава каждую тренировку работали над постановкой встречного удара правой. Результаты не заставили ждать: за 4 года сотрудничества с Сегаловичем юный панчер выиграл первенство Советского Союза в первом полусреднем весе и победил на чемпионате Европы среди юниоров (1970 год) в полусреднем. Вторым наставником Славы стал прославленный боксёр, серебряный призёр римской Олимпиады 1960 года — Юрий Радоняк.
В 1972 году Слава повторил достижение двухлетней давности: блистательная победа на чемпионате Европы (на этот раз в среднем весе — до 75 килограммов) и звание лучшего боксёра турнира. Благодаря этому успеху Лемешев вошёл в состав взрослой сборной СССР и получил право представлять страну на Олимпиаде в Мюнхене.
Триумф на Олимпиаде 1972 года
20-летний советский боксёр не входил в число фаворитов главного первенства четырёхлетия. Основным кандидатом на победу в турнире был американец Марвин Джонсон. За три месяца до игр Марвин одолел Вячеслава в матчевой встрече СССР и США.
Лемешев нокаутировал боксёров из Индонезии и Турции и лишь немец — Ханс-Йоахим Брауске продержался против советского бойца все 5 раундов, при этом, трижды побывав в нокдауне. В полуфинале Славу поджидал главный фаворит соревнований, леворукий американец, будущий трёхкратный чемпион мира среди профессионалов в полутяжёлом весе — Марвин Джонсон. После разведки в первом раунде Слава обрушил на соперника свою правую во втором. Американец был потрясён и оказался на настиле. Рефери дважды отсчитывал ему нокдаун и остановил избиение.
Легендарная победа дорого стоила советскому боксёру. Он сломал пястную кость на ударной правой руке. На финальный бой против финского спортсмена — Рейма Виртанена Лемешев вышел на обезболивающих препаратах, с замороженной рукой. Травма не помешала Славе одержать историческую победу. Виртанен трижды оказывался на настиле в первом раунде. После третьего падения рефери остановил встречу. Финн покинул ринг на носилках, а 20-летний паренёк из Егорьевска стал самым молодым олимпийским чемпионом в истории советского союза.
Федерация AIBA вручила кубок Вела Баркера (самому техничному боксёру турнира) великому . Хотя многие американские журналисты отдали свой голос в пользу Лемешева, который нокаутировал главную звезду сборной США — Марвина Джонсона.

«Я сидел в баре со своим другом и смотрел Олимпийские игры в Мюнхене. Я был просто бывший заключённый. Уже тогда я знал, что бокс — это золотая жила. Это бизнес, где нокаут — залог успеха. Худой советский парень вырубил Джонсона. Я спросил у друга: «Кто этот мальчик?». Он назвал имя. Я пытался отыскать его после Олимпиады. Все ниточки вели в СССР. Этот чёртов коммунистический мир. Я ненавидел всё что связано с Советским Союзом, но там создавали монстров ринга. Я никогда не забуду нокауты этого парня.» — Дон Кинг о Вячеславе Лемешеве, в интервью журналу The Ring. 2003 год.

Победы на чемпионатах Европы и спад
Победа на Олимпиаде в Мюнхене дорого стоила Вячеславу. Он стал национальным героем СССР, но его правая рука, главное оружие, была разбита. Операции не могли полностью восстановить кисть. В 70-х годах 20 века в Советском Союзе не было должного оборудования, а везти травмированного спортсмена в Европу или Америку слишком дорогое удовольствие для Госкомспорта. Всё оставили как есть. Лемешев был не из тех, кто жалуется на боль. В 1973 году, на медицинской комиссии перед чемпионатом Европы в Белграде, он скрыл от врачей тот факт, что не мог уснуть по ночам из-за сильных болей в правой руке.
«На старых харчах» Слава победил на чемпионате Европы в Белграде, одолев в финале сильного румына — Алекса Нэстака. Весь путь до финала Лемешев боксировал одной левой рукой. Он берёг свою правую для финального боя. Нэстак отправил советского бойца в нокдаун уже в первом раунде. Слава поднялся, выдержал напор румына и «выстрелил» правой во втором. Алекс Нэстак, как подкошенный, рухнул на настил. Лемешев наращивал обороты. За несколько секунд до конца боя он нокаутировал румына, но прозвучал гонг об окончании поединка. Славе присудили победу единогласным судейским решением.
Популярность Лемешева на просторах советского не знала предела. Мальчишки бегали за ним толпами, а взрослые просили автограф и искали возможность сфотографироваться. Тут-то и проявился мягкий характер Вячеслава. Олимпийский чемпион никому не отказывал в помощи. Он не делал денежные сбережения, пристрастился к алкоголю и сигаретам и перестал соблюдать спортивный режим. Усугубились проблемы с рабочей правой рукой. Слава больше не мог наносить свои коронные встречные удары…

«На Славкиной свадьбе я впервые увидел, как он пьет водку. Рюмку за рюмкой. Он вышел из зала. Я последовал за ним. Сейчас, думаю, отругаю его по полной программе. Отчитывать его за столом, при всех, было неудобно. Смотрю, а он еще и закурил! Я подбежал, вырвал из рук сигарету, отругал его как следует. Но, видимо, было уже поздно… Это был уже не тот мальчик, с которым мы начинали заниматься боксом. Это был олимпийский чемпион. Он лишь посмотрел на меня мутными глазами и отвернулся.» — Лев Маркович Сегалович.

Нарушения режима и травма руки не прошли бесследно. Слава победил на чемпионате СССР в 1974 года, а в 1975 повторил свой успех двухлетней давности на чемпионате Европы в Польше. Но это был уже совсем не тот Лемешев. который блистал на Олимпиаде в Мюнхене. Соперники из Румынии и Франции оказались в нокауте от его удара левой. Поляк — Яцек Кухарчик не смог выйти на полуфинальный бой из-за травмы, а в финале Слава, с огромным трудом, сломил сопротивление грозного немца — Бернда Виттенбурга.

В 1976 году, в матчевой встрече СССР и США, Слава, в блестящем стиле, одолел будущего олимпийского чемпиона и абсолютного чемпиона мира в профессионалах — Майкла Спинкса. Этот международный успех стал последним в карьере Лемешева.
За право участия на Олимпиаде в Монреале (1976 год) боролись три советских средневеса: Руфат Рискиев, Анатолий Климанов и Вячеслав Лемешев. Слава дважды победил Анатолия, но уступил Руфату. На спарринге, перед Олимпиадой, Рискиев нокаутировал Лемешева. Олимпийский чемпиона потерял фокус. У него ухудшилась реакция. Этот момент оказался фатальным для его стиля. По решению Госкомспорта на Олимпиаду поехал Рискиев. Руфат завоевал серебряную награду, уступив в финале бойцу, которого побил Лемешев — Майклу Спинксу.
Завершение карьеры
Слава тяжело переживал выбор Госкомспорта в пользу Рискиева. Он находил утешения в алкоголе и шумных компаниях. В 1977 году он официально завершил карьеру. Лемешев, вместе с армейским клубом, отправился в командировку в ГДР, в составе группы советских войск, в качестве тренера бойцов. Он не хотел быть наставником. Его тянуло в ринг, а физические кондиции уже не позволяли выступать на прежнем уровне.
Олимпийский чемпион полностью растерял прежнюю форму. Он продолжал выходить в ринг, на показательные бои, где несколько раз проиграл жестокими нокаутами. Славу нокаутировали боксёры-разрядники, для которых он был кумиром…
Командировка оказалась роковой для здоровья боксёра. Лемешев вернулся в Россию. У него ухудшилось зрение, отказывали печень и почки. Со временем к «букету» заболеваний добавились проблемы с сосудами мозга, псориаз и эпилепсия.
Последние годы жизни
Лемешева поддерживали бывшие партнёры по сборной СССР и жена Зинаида. Олимпийский чемпион не был бизнесменом. Он не смог скопить деньги и пережить тяжёлые времена. Слава рос в сложное время, которое повлияло на его характер. Советская идеология отвергала капитализм и предпринимательство. Бизнесмен воспринимался как барыга-коммерсант. За предпринимательскую деятельность простых людей сажали в тюрьму. Была глобальная пропаганда равенства и братства в СМИ. Но на практике этого не было. Верхушки и элиты СССР всегда стремились к лучшей жизни. Они и разрушили великую державу — Советский Союз. Правительство забыло своих героев. Олимпийский чемпион, герой страны, ставший инвалидом уже 40-летнем возрасте, вынужден был работать могильщиком на Ваганьковском московском кладбище, где и был похоронен 27 января 1996 года. Ему было всего 43 года.
Финн — Рейма Виртанен, которого Лемешев нокаутировал в финале мюнхенской Олимпиады, завершил карьеру с серьёзной травмой головного мозга. Правительство Финляндии обеспечило своего героя пожизненной пенсией и подарило большой дом в его родном городе Кеми. В 2008 году Рейма был включён в Финский зал славы бокса, а его дети получают ежемесячные денежные пособия за победы своего отца.
Вячеслав Иванович Лемешев навсегда вошёл в историю мирового и советского бокса. Его карьера была подобна яркой вспышке. Великий талант. Он был воспитан советской пропагандой и не смог совладать со своим характером: слишком сильный для соперников в ринге и слишком слабый для реалий обычной жизни.

Помним. Самый талантливый и самый несчастный… Жизнь вне ринга нокаутировала олимпийского чемпиона по боксу Вячеслава Лемешева

НЕ ЧОКАЯСЬ

27 января 1996 года на 44-м году жизни прогрессирующая атрофия головного мозга убила олимпийского чемпиона, двукратного чемпиона Европы по боксу Вячеслава Лемешева. Он умер в обычной московской больнице. Букета смертельных болезней, который был обнаружен у него, вполне хватило бы еще на пять человеческих жизней.

…АУТ

«Восемь! Девять! Аут…» Только однажды прозвучал такой возглас судьи на ринге в «Шпортхалле» во время финальных боев олимпийского турнира. Через 2 минуты 17 секунд после начала поединка 20-летний Вячеслав Лемешев нокаутировал своего 25-летнего соперника финна Райму Виртанена. Этим нокаутом двукратный чемпион Европы среди юниоров завершил серию своих досрочных побед в этих состязаниях». Это строки из репортажа специального корреспондента «Советского спорта» Бориса Чернышева из Мюнхена об олимпийском турнире 1972 года.

Эх, увидеть бы Вячеслава Лемешева тогда! В самом расцвете сил, когда статный олимпионик вернулся из Мюнхена завоевывать Москву в новом качестве. Но я в то время был школьником и жил совсем в другом городе. А Славе, как сейчас понимаю, не надо было даже использовать свой знаменитый удар, чтобы распахнуть перед собой все двери…

Жизнь столкнула меня с ним лишь однажды. В 1993 году. Небезызвестный, ныне покойный Отари Квантаришвили, тогдашний глава «Ассоциации XXI век», пользуясь благосклонностью руководства газеты, устроил в стенах редакции некую благотворительную акцию. Отари Витальевич никогда не помогал просто так, о его помощи обязательно должны были знать все.

Благодаря Квантаришвили в редакцию привезли Лемешева. А на следующий день на первой полосе газеты появился снимок Вячеслава с большой пачкой денег и с соответствующей подписью. Мол, ассоциация не забывает о своих чемпионах.

Самое печальное, что это было действительно так. Госкомспорт и Олимпийский комитет о Лемешеве давно забыли…

В другой раз я надеялся увидеть Лемешева в декабре 1995 года в спорткомплексе «Олимпийский», где праздновалось 100-летие отечественного бокса. Его имя значилось в списке приглашенных. Даже был выделен какой-то подарок. Но, увы, Вячеслав Иванович, как потом выяснилось, не мог приехать, потому что… умирал. Юрий Радоняк, личный тренер Лемешева, который сейчас тоже очень серьезно болен, говорил мне тогда: «Мы теряем самого талантливого и самого несчастного боксера в мире. И ничего не можем с этим поделать…».

СЛАВА ПРОТИВ СЛАВЫ

Рассказывает Валериан Соколов, олимпийский чемпион 1968 года:
– Слава на шесть лет моложе меня. Когда он еще в юниорском возрасте появился в сборной, моя боксерская карьера заканчивалась. Тем не менее в 1971 году на сборах мы вместе готовились к Олимпиаде в Мюнхене. Но в отличие от меня он туда попал. Хотя тренеры долго не могли решить, кого выбрать во втором среднем весе: Лемешева или его основного конкурента Руфата Рискиева. Отдали в итоге предпочтение Вячеславу, и это при том что в 72-м году Рискиев стал чемпионом СССР, а Лемешев вообще в этих соревнованиях не участвовал.
Но, как видите, не ошиблись. В Мюнхене Слава выиграл досрочно четыре из пяти боев, включая финальный. Мне до сих пор непонятно, почему не ему достался Кубок Вэла Баркера. Он, на мой взгляд, однозначно был лучшим боксером той Олимпиады. Говорят, что когда руководителей АИБА (Международной ассоциации любительского бокса. – Прим. ред.) спросили, почему Кубок вручили кубинцу Теофило Стивенсону, а не Лемешеву, те ответили, что свои технические возможности Вячеслав раскрыл еще не полностью, у него все в будущем и он еще свое получит…
Не получил. Не сложилось, поскольку испытания славой после победы в Мюнхене Слава не выдержал. Не знаю, может быть, потому, что очень рано к нему пришел такой успех. Но следующей Олимпиады в его жизни не было, и виной тому исключительно он сам. Есть такая горькая шутка: в борьбе с зеленым змием, как правило, побеждает змий. С Лемешевым именно это и произошло….

Рассказывает Юрий Радоняк, старший тренер сборной СССР (1973–1976), тренер Лемешева:
– В Мюнхене вечером после финала решил зайти в номер к Славе и Борису Кузнецову, который тоже стал чемпионом, и еще раз поздравить их с красивой победой. Слышу: за дверью уже вовсю отмечают успех. На стук никто не ответил, более того, погасили свет. Не стал настаивать – дело понятное: победу грех не обмыть…
А через два месяца после Олимпиады Славка пригласил меня на свою свадьбу. Гуляли в ресторане «Пекин». Меня поразило, что практически через полтора часа после того, как все сели за стол, жених уже был очень пьян.

Из воспоминаний первого тренера Лемешева Льва Сегаловича:
– На этой свадьбе я впервые увидел, как Слава пьет водку. Рюмку за рюмкой. Когда он сделал паузу и вышел из зала, я последовал за ним. Сейчас, думаю, отчитаю по полной программе, поскольку за столом при всех было неудобно. Смотрю, а он еще и закурил… Подбежал, вырвал из рук сигарету, отругал как следует. Но, видимо, недостаточно. Это уже был не тот мальчик, с которым мы начинали заниматься боксом. Это был олимпийский чемпион…

УДАР СПРАВА

– Естественно, я знал о том, что нарушать режим Слава продолжал и после свадьбы. Более того, стал пропускать тренировки. Но слишком талантливым он был боксером, – продолжает Радоняк. – Настолько, что я заставлял себя закрывать глаза на эти эпизоды и спустя год взял его на чемпионат Европы в Белград. И он там выиграл.

Из репортажа специального корреспондента «Советского спорта» Льва Николова с чемпионата Европы-73:
«Лемешев выигрывает чемпионат одной левой рукой», – написала одна из местных газет. Автор этих строк и не подозревал, насколько он был близок к истине. Теперь можно раскрыть секрет: в первом бою Лемешев повредил правую руку и практически был лишен возможности бить в полную силу. Он берег свой знаменитый удар до финала, где (это было ясно из жеребьевки) его ждал стойкий румынский боксер Алек Нэстак.
В начале боя преимущество было у румына. Он даже послал нашего боксера в нокдаун. На первой минуте второго раунда Лемешев ударил справа – Нэстак в нокдауне… А за несколько секунд до конца боя Вячеслав, не щадя больной руки, еще раз ударил справа. Это был фактически нокаут, хотя гонг не дал рефери довести счет до конца, и победа была присуждена по очкам».

БЕШЕНОЕ ЧУТЬЕ

Рассказывает Виктор Рыбаков, трехкратный чемпион Европы, обладатель двух бронзовых олимпийских медалей:
– Мы познакомились с Лемешевым в начале 1973 года. Меня тогда впервые включили в состав национальной команды, пригласили на сбор. А Слава приехал туда олимпийским чемпионом. Для меня в те времена он был иконой, памятником, если хотите. Я боготворил его, хотя разница в возрасте между нами составляла всего четыре года. Но он оказался удивительно простым и доступным в общении. Прекрасный рассказчик, знаток огромного количества анекдотов. Словом, незримая стена между нами, которую я сам выстроил, отправляясь на сбор, рухнула очень быстро…
Он был безумно одаренным. Не только в боксе. Взять хотя бы футбол, в который мы частенько играли на сборах. Ладно бы баскетбол или волейбол, где у него с его ростом неплохо получалось, а в футбол он вообще играть не умел. Во-о-обще! Но ткнет мяч, как мы говорим, пыром, и тот неизменно летел в ворота, как будто понимал, кто его туда отправил…
Физически Слава был не очень сильным, как ни странно это звучит с его-то репутацией нокаутера. Мы с ним частенько боролись, и у него ничего не получалось, хотя он представлял весовую категорию 75 кг, а я – 54. Но на ринге сила как таковая ему была не нужна. Бешеное чутье – вот что было козырем Лемешева. Он бил именно в тот момент, когда надо было ударить, когда соперник меньше всего этого ждал.
Уже после смерти Славы я где-то прочитал, что еще в 1970 году, после того как он выиграл первенство мира среди юниоров, наши физиологи обнаружили у него феноменальную реакцию. Оказывается, в то время ни один советский боксер не умел так быстро, как Лемешев, реагировать на различные раздражители. Охотно в это верю, поскольку на ринге такая реакция выражалась в мгновенном контратакующем ударе. Или проще – ударом навстречу, которым Слава положил на пол немало соперников.
Вспоминаю чемпионат Европы 1975 года в польском городе Катовице. Там в первом бою ударом в печень я нокаутировал очень сильного соперника, победителя предыдущего европейского первенства француза Косентино. «Да, красиво положил, – сказал мне в раздевалке Лемешев. – Но увидишь, завтра я сделаю это еще лучше». Ничего себе заказ, подумал я тогда. Но ведь он выполнил его…
Не помню уже, с кем боксировал. Кажется, с западным немцем. Чуть подвигался в ринге, а потом вдруг правой рукой ткнул в голову соперника, и тот рухнул, как подкошенный. Как Слава делал это, я до сих пор не понимаю, хотя он потом не раз применял этот прием. Представляете, правой ударной рукой убирал заднюю руку соперника, ту, что прикрывала подбородок, и мгновенно коротко бил той же правой. Так больше не умел никто…
А тогда в Катовице, стоя в нейтральном углу, когда судья в ринге отсчитывал немцу нокаут, Слава, я это видел, искал глазами в зале меня. Даже крикнул кому-то: «Найдите Рыбакова…». Ему очень хотелось наглядно показать, что он сделал то, что обещал…

ЗАТО КАК СТОЯЛ!

– В 1973 году мы очень быстро с ним сдружились, во многом благодаря тяжеловесу Игорю Высоцкому, к которому Лемешев относился с большим почтением, – продолжает Рыбаков. – Я, как и Высоцкий, родом из Магадана, и, наверное, этот факт тоже сыграл свою роль.
Когда мы с Игорем приезжали в Москву, первым делом искали Лемешева. Очень хорошо помню, как впервые набрали номер его домашнего телефона.
– Славы нет дома, вышел купить сигареты, – ответила его жена.
– Когда можно перезвонить?
– Не знаю, он вышел неделю назад…
Это был 1974 год. Но практически то же самое было и потом. Слава пил по-черному. Когда приезжал со сборов, дома практически не тренировался. Помнится, когда я уже перебрался в Москву и выступал за ЦСКА, Юрий Михайлович Радоняк постоянно возмущался: где Лемешев, почему не появляется в зале? Слава появлялся. На два-три дня. И снова исчезал. Но при этом, что самое интересное, выигрывал медали чемпионата страны. В 74-м стал победителем в весовой категории 81 кг. В 75-м – серебряным призером во втором среднем весе (75 кг), в 76-м – бронзовым там же.
До сих пор перед глазами собрание команды после первого дня чемпионата СССР 1976 года, по результатам которого формировалась сборная для выступления на Олимпийских играх в Монреале. Радоняк отчитывает Лемешева за безобразно проведенный бой: «Слава, ну разве можно олимпийскому чемпиону так боксировать? Что с тобой?». А Слава выдерживает паузу и говорит: «Да, отбоксировал плохо, но зато как стоял!». Мы со смеху чуть со стульев не упали. С хорошим чувством юмора был парень. Даже в невыгодных для себя ситуациях…
Почему он пил? Трудно сказать. После победы в Мюнхене Слава был настолько популярен, что с ним по улице нельзя было спокойно пройти. Останавливали на каждом шагу. Просили автографы, бесконечно фотографировались. Заслуженно делил славу с хоккеистами, которые в то время были, если помните, национальными героями. Но при этом почему-то не отказывал никому, кто приглашал по русской традиции отметить победу. Даже спустя несколько лет этот тост оставался актуальным, тем более что добавились две золотые медали, завоеванные на чемпионатах Европы. Он мог выпить с кем угодно: с дворником, который подметал во дворе его дома близ станции метро «Медведково», с сапожником, который вдруг узнал его, когда он сдавал ботинки в ремонт… Никому не отказывал. А со временем сложилась тесная компания «друзей», которая поджидала его у выхода из зала тяжелой атлетики ЦСКА, где проходили тренировки боксеров.
К тому же Слава с его внешностью и славой был стопроцентным женским угодником, что очень мешало ему сосредоточиться на тренировках. Вспоминаю, как на сборах в армянском Цахкадзоре, где мы на месяц оказались вместе с одной из женских сборных СССР (не буду называть вид спорта), дело дошло до того, что он начал прятаться от чрезмерно активных поклонниц…

ПРОСПАЛ…

Рассказывает Валериан Соколов:
– Жизнь снова столкнула нас с Лемешевым, когда его боксерская карьера пошла на закат. Я к тому времени стал главным тренером команды Вооруженных Сил по боксу. Естественно, мне была небезразлична дальнейшая судьба олимпийского чемпиона, который к тому же изъявил желание поступать после ухода из бокса в Академию Советской Армии. Ну кто ж такому спортсмену откажет? Более того, за честь сочтут иметь такого слушателя. Начальник отдела кадров академии, которому я позвонил и договорился, что Лемешев придет к нему на собеседование, согласился моментально. Мы условились со Славой, что встретимся у метро «Беговая» и вместе пойдем в академию. Я почти час прождал его там, но он так и не появился. Потом объяснил, что его якобы подвел будильник и он проспал. Но по голосу было понятно, что с академией он давно передумал.
Потом был вариант стать начальником отдела физической подготовки Московского округа ПВО, но опять последовал отказ. А тут как раз спортивный клуб Группы советских войск в Германии (ГСВГ) проявил к нему интерес. Туда мы его и отправили.

РЕКВИЕМ В ГЕРМАНИИ

«Я однажды в Германии, на чемпионате ГСВГ, секундировал одного парня, солдата, в бою с Лемешевым. Вижу огромные глаза, наполненные страхом. Но говорю ему: не бойся особенно, ничего страшного не будет. Боксируй, как умеешь, а будет плохо, все-таки олимпийский чемпион, я сразу полотенце выброшу, и все. Так что не переживай, давай вперед. Ну он и побежал. И что вы думаете? Взял да жахнул Славе так, что тот под канаты упал. На этом бой и закончился…»

Этот рассказ чемпиона СССР-69 в полутяжелом весе Александра Васюшкина звучит как реквием великому боксеру Вячеславу Лемешеву. Именно тогда, я считаю, он первый раз умер. Как боксер. Никто, даже самый великий атлет, не застрахован от подобных казусов, если время, отведенное для тренировок, занимает чем-то другим. Сколько уже было таких историй! А Виктор Рыбаков, бывший в те годы старшим тренером команды ГСВГ по боксу, честно признает, что все прощал кумиру своей боксерской юности. Тем более для этого ничего особенного не требовалось. Всем было понятно, почему Лемешев попал в Германию. В то время это было поощрение за исключительные заслуги в спорте, поскольку в такой командировке можно было заработать намного больше, чем платили инженерам в СССР.

Но для Лемешева, успевшего в то время развестись, снова жениться и опять расстаться, деньги играли четко определенную роль в жизни. Мне рассказывали очевидцы, пожелавшие остаться неизвестными, что красавец-гусар Вячеслав Лемешев шокировал немцев, доводя себя до такого состояния, что качался в ресторанах на люстрах…

Тогда у него случился обморок, которому он не придал значения. Но это был первый тревожный звоночек.

БОЛЬНИЦА – ВТОРОЙ ДОМ

Серьезные проблемы со здоровьем начались после возвращения в СССР, уже после того, как Вячеслав успел поработать в каком-то кооперативе в подмосковном Наро-Фоминске. Потом там же – машинистом насосных станций, вахтером и, наконец, рабочим-озеленителем на Востряковском кладбище. До 1988 года, пока болезнь позволяла работать.

Все началось в начале 1987 года, когда Вячеслав начал страдать провалами в памяти и псориазом. Со временем к ним добавились прогрессирующая атрофия головного мозга, эпилепсия, сильная потеря зрения, болезнь печени. Кризис наступил в январе 1995 года, когда пришлось делать трепанацию черепа. Он находился в коме восемь дней, но тогда все-таки выкарабкался.

А в марте снова оказался в больнице, ставшей для него вторым домом. «Если замучивший Вячеслава псориаз в принципе поддается лечению, то против прогрессирующей атрофии мозга медицина пока бессильна», – сказала тогда одна из лечащих его врачей.

Она, к сожалению, оказалась права. В декабре 95-го Лемешев снова оказался в больнице, откуда уже не вышел…

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Вячеслав Иванович ЛЕМЕШЕВ. Один из сильнейших боксеров второго среднего веса начала 70-х годов. Родился 3 апреля 1952 года в Москве. Заслуженный мастер спорта. ЦСКА. Олимпийский чемпион-1972. Чемпион Европы-1973 и 1975. Чемпион СССР-1974. Награжден орденом «Знак Почета». Умер 27 января 1996 года в Москве. Похоронен на Ваганьковском кладбище.

Дебют Вячеслава Лемешева

В ноябре 1972 года в венгерском городе Мишкольце проходил чемпионат Европы по боксу среди юниоров. Он проводился впервые взамен командных соревнований, на которых ранее разыгрывался Кубок Эмиля Гремо — покойного президента Международной федерации бокса.

В чемпионате участвовали 144 боксера из 21 страны. Золотые медали поделили между собой хозяева ринга — венгры и советские боксеры. Они завоевали по пять медалей высшего достоинства, одиннадцатая досталась полутяжеловесу из ГДР Оттмару Саксе. Боксерам из капиталистических стран пришлось довольствоваться лишь одной серебряной (Жан Ензи — Франция) и десятью (из двадцати двух) бронзовыми медалями.

В предыдущих соревнованиях Кубок Эмиля Гремо трижды завоевывали советские юниоры. Теперь он должен присваиваться лучшему юниору континента, которого тайным голосованием определят представители прессы и судьи. Забегая вперед, скажу, что и в четвертый раз Кубок отправился в Москву. 143 судьи и журналиста, аккредитованных на первом чемпионате Европы по боксу среди юниоров, единогласно признали лучшим боксером континента Вячеслава Лемешева. Победив в полуфинале сильного средневеса из ГДР Неймана, Вячеслав вышел на финальный поединок с опытным болгарским боксером Методи Методиевым (71 кг).

До финала Лемешев провел три боя и все их закончил досрочно. Кроме того, всезнающие болельщики успели весьма точно установить, что чемпионат в Мишкольце является для нашего парня первым крупным международным турниром, что у него два брата и оба мастера спорта по боксу: один — офицер, другой — студент Московского института инженеров транспорта. Всех братьев вывел в большой бокс заслуженный тренер РСФСР, заслуженный мастер спорта, в прошлом прославленный армейский боксер, семикратный чемпион страны Лев Маркович Сегалович.

…Вячеслав Лемешев старательно растирает подошвами боксерок канифоль, сосредоточенно слушает последние наставления секунданта — заслуженного мастера спорта, серебряного призера Токио и Мехико Алексея Киселева.

— Не отрывайся: Методиев любит бить с дальней дистанции, но и в ближний бой не влезай. Работай на средней и больше двигайся!
Гонг. Бокс! Рефери из ФРГ, судья международной категории Грабарц поднял вверх большой палец — первый раунд.

Это был изумительный по красоте бой. Ни одной сумбурной атаки, ни одного лишнего движения, каждый финт, удар, защита имели четкий рисунок и глубоко продуманный замысел. Сошлись равные, достойные один другого бойцы.

Да! То была настоящая богатырская симфония. Девять минут боя шли в полнейшей тишине — так был захвачен зритель этим прекрасным поединком, и только минутные перерывы между раундами были до отказа заполнены овацией. Бой был признан лучшим на турнире, и оба его исполнителя получили приз за лучшую технику.

С ударом гонга начинается бой, удар гонга возвещает его конец. И пока рефери не спеша собирал и просматривал судейские записки, пока жюри внимательно сопоставляло мнения боковых судей, зал дружно скандировал: «Ле-ме-шев, Ле-ме-шев!» И по-русски: «Мо-ло-дец, мо-ло-дец!»

Голос диктора на венгерском и английском языках известил: «Победил Вячеслав Лемешев. Советский Союз!» И рефери взметнул вверх руку нашего парня. На табло одна за другой вспыхивали цифры. Все пять судей были единогласны: 60:54 в пользу советского боксера.

Стоя на верхней ступеньке пьедестала почета, счастливыми глазами смотрел Вячеслав, как под звуки Советского гимна медленно поднимался по флагштоку флаг Страны Советов. Струйки пота стекали с разгоряченного боем лица, а на груди горела медаль чемпиона Европы. Первая медаль. Таким был удачный дебют Вячеслава Лемешева на международном ринге.

Вячеслав Лемешев. Как уходили кумиры

Вячеслав Лемешев. Пиррова победа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *