Тони уильямс барабанщик

Величайший джазовый барабанщик

Тони Уильямс (Tony Williams, полное имя — Anthony Tillmon Williams) — американский джазовый барабанщик, ставший легендой джаз-музыки и одним из основателей таких стилей, как джаз-фьюжн и кул-джаз.

фотография Тони Уильямс

Тони Уильямс родился 12 декабря 1945-го года в Чикаго, штат Иллинойс (Chicago, Illinois), но большую часть детства провел в Бостоне, штат Массачусетс (Boston, Massachusetts). Несмотря на то, что сам Тони родился в Америке, в нем течет африканская, португальская и китайская кровь. С раннего детства родители начали учить мальчика играть на барабанах, а вскоре нашли учителя, легендарного Алана Доусона (Alan Dawson), воспитавшего целое поколение бостонских барабанщиков. Уже в 13 лет Тони начал играть с Сэмом Риверсом (Sam Rivers), а в 16 вошел в группу Джеки МакЛина (Jackie McLean). Едва Тони исполнилось 17, как на одном из выступлений его заметил Майлс Дэвис, который тут же пригласил молодого музыканта в один из самых успешных своих проектов — ‘Davis’s Second Great Quintet’. За чрезвычайно короткое время Уильямс стал, по словам Майлса, ‘центром, вокруг которого вращалась вся группа’. Именно работая с Дэвисом, барабанщик начал усложнять свои партии, в конечном итоге выводя их на уровень других инструментов; так, роль барабанщика в джазовом коллективе была пересмотрена: теперь от него требовалось не только умение держать ритм, но импровизировать, а также быстро менять темп и ритм игры.

Реклама:

В начале 1960-х годов Тони стал одним из участников движения авангардного джаза, которое постепенно начало терять популярность к середине десятилетия. Вместе с другими музыкантами Тони переигрывал классические композиции на свой лад, заметно делая акцент на ударных партиях. Его первый альбом ‘Life Time’ был также вдохновлен американским авангардным джазом, однако сам музыкант склонялся к тому, чтобы называть это ‘прогрессивным звучанием’.

фотография Тони Уильямс

В 1969-м году был сформирована его вторая группа ‘The Tony Williams Lifetime’, в которую, кроме самого Тони, вошел его хороший друг Джон МакЛафлин (John McLaughlin) и Ларри Янг (Larry Young). Втроем они начали искать новое звучание и пытаться расширить арсенал джаз-музыки. Их первый альбом ‘Emergency!’ вызвал негодование и фанатов, и критиков, однако на сегодняшний день пластинка пользуется невероятной популярностью у коллекционеров и считается одной из первых записей в стиле джаз-фьюжн. Второй альбом ‘Turn It Over’, в котором на некоторых песнях добавилась бас-партия, был более популярным и стал классикой нового стиля, открытие которого отчасти приписывается Тони Уильямсу.

Одним из самых известных проектов, который, впрочем, просуществовал крайне недолго, является ‘Trio of Doom’, в который вошли известный бас-гитарист Жако Пасториус (Jaco Pastorius) и Джон МакЛафлин. Трио образовалось для участия в Джазовом фестивале в Гаване (Havana Jazz Festival), а после возвращения записало в Нью-Йорке дополнительные песни. На пластинке можно также услышать оригинальное соло на барабанной установке, которое было записано во время самого концерта. Впрочем, несмотря на популярность пластинки и ‘звездный’ состав, группа распалась.

фотография Тони Уильямс

В 1980-х годах Тони продолжил играть джаз и, в отличие от многих коллег, не боялся экспериментировать. Пожалуй, самой необычной его записью является альбом ‘album/cassette/compact disc’, выпущенный группой ‘Public Image Limited’, фронтменом которой был Джон Лайдон (John Lydon), бывший участник панк-рок группы ‘Sex Pistols’.

Последние годы Тони Уильямс жил и преподавал в Сан-Франциско, Калифорния (San Francisco, California).

фотография Тони Уильямс

Он умер от инфаркта 23 февраля 1997-го года, в возрасте 51 года. Его последней работой стал альбом ‘The Last Wave’, записанный джаз-фьюжн группой ‘Arcana’ в 1996-м году. На похороны музыканта съехались джаз-легенды со всех уголков Америки и по традиции написали прощальные записки. ‘Да, Тони, вероятно, здесь тебе просто нечего делать. Теперь ты играешь где-то там наверху’, — написал Джинджер Бейкер (Ginger Baker).

фотография Тони Уильямс

Евгений Танцурин

Люблю исследовать биографии интересных людей

Лучшие недели

Мечты сбываются
Посетило:304
Гасан Гасанов
Посетило:371
Секс-символ ХХ века
Посетило:476

Tony Williams — время жизни

Ритм-компьютер — изобретение замечательное. Электронный ударник безукоризненно держит желаемый темп, безупречно рисует заданные ему ритмические фигуры. Он никогда не собьется, не допустит ни малейшей ошибки, он молчаливо корректен по отношению к другим компьютерам или живым музыкантам. Он никогда не опоздает на репетицию, не сделает бестактного замечания, не хлопнет дверью и не уйдет из ансамбля. Но при этом он также никогда не выйдет за пределы заложенной в него программы. Право на фантазию, на поиск и, разумеется, на ошибку всегда будет принадлежать только живому барабанщику. Палочки — это своеобразный проводник энергии барабанщика, передающий ее всем многочисленным барабанам и тарелкам его установки. Импульсы души, нервов, сердца мастера, пульс его крови, становятся понятны его слушателям. И если мастер настоящий — кленовые палочки рождают настоящую музыку. Увы, иногда она обрывается слишком рано…
В феврале прошлого года сердечный приступ оборвал жизнь одного из крупнейших барабанщиков современного джаза Тони Уильямса. Ему был всего лишь 51 год. В данном списке выдающихся музыкантов, работавших с Майлсом Дэвисом, можно выделить имена трех наиболее известных ударников: Джек Де Джонетт, Билли Кобэм и Тони Уильямс. Последний был самым молодым из них, однако судьба распорядилась так, что он ушел из жизни первым. Первым из трех он попал и в орбиту притяжения дэвисовских идей. Впрочем, начиналось все гораздо раньше.
12 декабря 1945 года в Чикаго, в семье музыкантов, певицы и саксофониста, родился сын. Отсчет времени жизни (life time) Энтони Уильямса начался. Через три года семья перебралась в Бостон. Именно там малыш Тони впервые приобщился к профессиональной деятельности своих родителе. Он с детства рос в мире гамм и импровизаций, кроме того, очевидно, сказались и наследственные факторы. Так или иначе, Тони Уильямса вполне можно считать джазовым вундеркиндом. Со сферой реализации своих наследственных талантов он также определился очень рано. В возрасте восьми(!) лет он уже начал играть на барабанах и выступать на сцене с ансамблем своего отца. В 1954 году юный музыкант получил свою первую ударную установку. Думаю, что тогда появление на сцене рядом со взрослыми людьми паренька, едва выглядывавшего из-за барабанов, в значительной степени служило целям привлечения публики. Тем не менее, незаурядные способности Тони были очевидны многим его видевшим и, конечно же, в первую очередь его родителям. Мать Тони очень ответственно отнеслась к перспективам музыкального образования сына. Талант нуждается в огранке и шлифовке. Благодаря активным поискам матери был найден опытный «ювелир» в лице Алана Доусона (Alan Dawson), музыканта и преподавателя знаменитой Berklee School Of Music. В 1958—1959 годах он много работал с Тони индивидуально, помогал ему в овладении секретами музыкальной теории в целом и техники игры на ударных инструментах в частности. Теория совмещалась с практикой — по уикендам, когда Тони играл в составе трио Доусона в джазовых клубах. Вполне логично, что, имея такого педагога, Тони Уильямс с самого начала равнялся на барабанщиков-интеллектуалов, людей, стремившихся превратить ударные в инструмент, способный решать не только ритмические, но и мелодические задачи, заметно усложнивших и разнообразивших метрические схемы, вводивших в джаз ритмические фигуры, характерные для национальных школ — кубинской, бразильской и т.д. Макс Роуч (Max Roach), бывший наряду с Доусоном образцом для подражания у Тони, говорил: «С ритмом необходимо делать то, что когда-то Бах делал с мелодией». Уильямс сохранял именно такой подход к игре на ударных на протяжении почти 40 лет своей карьеры.
В начале 60-х он уже очень активно играет в самых разных джазовых клубах Бостона: «Connolly’s», «Louie’s Lounge», «The High Hat» и многих других. Его известность в джазовых кругах растет. Это уже на карапуз-вундеркинд, а талантливый и очень нестандартно, современно мыслящий ударник. В 1962 году последователь Паркера альт-саксофонист Джекки Маклин (Jackie McLean) приглашает Тони в Нью-Йорк в качестве ударника своего квинтета. Этот ангажемент стал переломным для 16-летнего музыканта. С появлением в «Jackie McLean Quintet» он как бы перешел из полулюбительской лиги в настоящую команду лиги профессиональной, хотя это был, продолжая использовать спортивную терминологию, еще не суперклуб. Во всяком случае, с квинтетом Маклина Тони впервые участвовал в записи альбома на фирме «Blue Note» — «Оne Step Beyond» (1963 г.).
Нью-Йорк — громадный город с массой соблазнов. Не избежал их и юный Уильямс, у которого завязался неожиданный флирт с музой театра. В 1962 году он дебютирует как актер в пьесе «The Connection» Джека Гелбера, поставленной небродвейской театральной труппой «The Living Theatre». Впрочем, флирт не перерос в продолжительную связь. Звучный голос трубы властно призвал Тони к возвращению в лоно джаза. Да еще какой трубы! Майлс Дэвис (Miles Davis), переживший тогда расцвет необоповского периода в своем творчестве, собрал в 1963 году новый квинтет, чей состав вызовет обильное слюноотделение у любого поклонника джаза. В него вошли 30- летний тенор-саксофонист Уэйн Шортер (Wayne Shorter), 26-летний басист Рон Картер (Ron Carter), 23-летний пианист Херби Хэнкок (Herbie Hancock) и 17-летний Тони Уильямс. Сказать, что общение с Майлсом и такими коллегами много дало Уильямсу, — значит не сказать ничего. Талант молодого ударника расцвел здесь пышным цветом. Тони отнюдь не потерялся на столь блестящем фоне. Стоит процитировать Дэвиса: «Первые же фразы этого сопляка приводили меня буквально в дрожь. Он зажигал огнем всю группу. Тони всегда был центром, вокруг которого вращался весь саунд ансамбля». И еще одно, не менее восторженное высказывание лидера: «Такие ударники, как Уильямс, появляются раз в тридцать лет». В том же 1963 году квинтет записал альбом «Seven Steps To Heaven». Работая с Дэвисом на протяжении шести лет, Тони Уильямс будет участвовать в записи еще двенадцати его дисков.
Дэвис был не одинок в высокой оценке мастерства Уильямса. Уже в 1964 году «Down Beat» признал его лучшим барабанщиком среди «подающих надежды». Впоследствии он стал завсегдатаем категории «ударные» в анкетах этого самого престижного джазового журнала. Альянс с Дэвисом не только не мешал, но даже послужил катализатором для других, в том числе индивидуальных проектов. В 1964 году Уильямс совершает неожиданный экскурс в сферу фри-джаза, приняв участие в записи альбома (как оказалось, последнего) «Out To Lunch» корифея этого стиля Эрика Дольфи (Eric Dolphy). Через год выходит первый сольный диск Уильямса под знаменательным названием «Lifetime», ставшим позже фирменной маркой его ансамблей разного времени.
Но главной сферой приложения сил для Тони Уильямса оставалась работа с Майлсом. Дэвис менял саксофонистов, но долгое время его ритм-группа Хэнкок-Картер-Уильямс оставалась неизменной. В 60-х годах, особенно после смерти Колтрейна, у которого была также мощнейшая ритм-группа Тайнер-Харрисон-Джонс, дэвисовская команда была лучшей в мировом джазе. Но сам Дэвис уже стоял на пороге нового этапа в своем творчестве. Приближалась эра джаз-рока. Уже в начале 1969 года состав его ансамбля резко изменился. Место Картера занял англичанин Дэйв Холланд (Dave Holland), появился гитарист — еще один гость с Британских островов — Джон Маклафлин (John McLaughlin) и, наконец, Дэвис выстроил фантастическую «штурмовую группу» из электрифицированных клавишных: рядом с Хэнкоком сели за инструменты Чик Кориа (Chick Corea) и Джо Завинул (Joe Zawinul). В составе этой команды Тони Уильямс участвовал в записи альбома-вестника новой эры «In A Silent Way». Через год появится и манифест джаз-рока — знаменитый «Bitches Brew» (1970 г.). Но к тому времени Уильямса в команде Дэвиса уже не будет.
Рок и блюз-рок произвели сильнейшее впечатление на Тони Уильямса. Он был очарован новой гитарной техникой Джимми Хендрикса (Jimi Hendrix), ставшего одним из его самых любимых музыкантов («Electric Ladyland» Тони называл среди трех дисков, которые он захватил бы с собой на необитаемый остров). Не меньшее восхищение вызывало у него трио «Cream», хотя объективно в технике Джинджера Бейкера (Ginger Baker) барабанщик Уильямс вряд ли мог обнаружить какие-то откровения. Дэвис указал путь, на котором можно соединить импровизационные достоинства джаза с напором и энергией рок-музыки, дал в руки ключик — «электрификацию» ансамблевого звучания. И Уильямс не стал медлить. Он стартовал первым. Уже позже возникнут знаменитые джаз-роковые коллективы, созданные наиболее креативными музыкантами дэвисовского круга: «Return To Forever» Кории, «Machavishnu Orchestra» Маклафлина, «Weather Report» Завинула и Шортера. Но первым был «The Tony Williams Lifetime».
Уильямс выбрал формат трио. В состав группы он призвал гитариста Джона Маклафлина и органиста Лэрри Янга (Larry Young). Маклафлин обязан своим появлением в дэвисовской команде во многом именно Уильямсу. Тони довольно тесно общался с Холландом, и тот как-то дал ему послушать записи земляка-гитариста. На Тони они произвели весьма приятное впечатление, он списался с Маклафлином и пригласил его в Нью-Йорк. Уже на третий день после прибытия в Штаты Маклафлин работал в студии вместе с музыкантами Дэвиса над «In A Silent Way». Органист Лэрри Янг, впоследствии принявший имя Халед Ясин (Khaled Yasin), вышел из ритм-энд-блюза и позже также работал с Дэвисом на «Bitches Brew». Первый альбом новой группы «Emergency» был выпущен фирмой «Polydor» все в том же 1963 году. «На «Emergency» я стремился быть новатором, — объяснял сам Уильямс происхождение названия диска, — быть новатором стало основной идеей. Мы прекрасно сотрудничали в группе. Запись была сгустком энергии, это был прорыв в нечто новое. Именно поэтому альбом назывался «Emergency». Это был прорыв, и я осуществил его». За первым диском последовали новые: «Turn It Over» (1970 г.), «Ego» (1971). В составе группы появился бывший бас-гитарист «Cream» Джек Брюс (Jack Bruce). Его приход акцентировал роковое начало в саунде группы. Сложные импровизационные узоры Уильямса и Янга оттеняли жесткое звучание одного из самых известных блюзменов Великобритании. Многократно усиленный и преображенный электричеством звук гитар, органные импровизации и полиритмика ударных Уильямса сделали саунд «Lifetime» одним из образцов джаз-рока, или музыки фьюжн, как ее вскоре стали называть. Мастерство Тони послужило примером для многих других барабанщиков, как в роке, так и в джазе. Уильямс говорил о возможностях своего инструмента так: «Барабаны могут играть громко. Они способны играть нежно, они в состоянии играть со средней интенсивностью. Объем и динамика — это часть словаря ударных».
Однако, когда говоришь о таланте Уильямса и его творческом пути, нельзя обойти и еще одну тему. «Lifetime» действительно появился раньше других джаз-роковых ансамблей, но уже к середине 70-х успехи Корна, Маклафлина, Хэнкока и других музыкантов отодвинули Уильямса если не в тень, то, по крайней мере, на обочину джаз-рокового движения. Почему? Тут нет однозначных отзывов. Талантом он, бесспорно, не уступал своим коллегам, возможно лишь, что как инструменталист он на тот момент был сильнее, чем композитор. Причина скорее кроется вне музыкальной сферы. Тони не удалось обнаружить ту таинственную субстанцию, которая делает нескольких отличных музыкантов настоящим коллективом. Лидером Божьей милостью, похоже, он не был…
В 1975 году Уильямс формирует «The New Tony Williams Lifetime». В новом «Lifetime» все новое: новые коллеги — гитарист Алан Холдсуорт (Alan Holdsworth), клавишник Ален Паскуа (Allen Pasqua) и басист Тони Ньютон (Tony Newton), новая фирма грамзаписи — «Columbia», новые диски. Сам Уильямс особо ценил альбом «Million Dollar Legs» (1976). «Это было время, когда на меня навалилось множество проблем эмоционального характера. Работа над записью помогла мне найти себя. Она помогла моей личной жизни».
Вскоре Уильямс покидает Нью-Йорк, перебирается в Калифорнию, в Сан-Франциско. Похоже, у него открывается второе дыхание. В 1979 году очередной альбом Уильямса удостаивается номинации на премию «Грэмми». Чувствуя определенные проблемы в области композиции, в начале 80-х Тони серьезно и глубоко изучает академические приемы сочинения музыки в Калифорнийском университете. Его совершенно не смущает возвращение к истокам на четвертом десятке. Позже он откровенно говорил: «Я чувствую себя вечным студентом. Я всегда стараюсь узнать нечто новое, и это прекрасное чувство». Новые проекты Уильямса уже не носили марку «Lifetime», но, кажется, именно в 80-е и 90-е годы время его творческой жизни подошло к зениту. В 1983 года журнал «Modern Drummer» ввел Уильямса в свой символический «Зал славы». Тони записывается с оркестром Гила Эванса, диск «There Comes A Time» назван именно по его композиции. В 1988 году Уильямс уже сам учит студентов музыке, ведет мастер-класс в прославленной Консерватории им. Моцарта в Зальцбурге. Через два года в Сан-Франциско проходит премьера его большого сочинения «Rituals: Music For String Quartet, Piano, Drums And Cymbals», где с Уильямсом играют Хэнкок и струнный квартет. Тони назовет этот вечер «величайшим событием в моей жизни». Но впереди новые яркие события. Смерть джазового гиганта объединила старых коллег по квинтету Дэвиса — Хэнкока Картера, Шортера и Уильямса. В 1992 году они проводят серию концертов «The Tribute To Miles Davis». В 1994 году одноименный диск получает «Грэмми» как лучшая джазовая запись года. Уильямс, уже на новом этапе осмысления, возвращается к хард-бопу. Он записывает диски, гастролирует, задумывает новые проекты…
Все кончилось 23 февраля 1997 года. Время жизни барабанщика, композитора, джазового педагога Тони Уильямса истекло. Как долго будет длиться время памяти — зависит от нас с вами.
Леонид АУСКЕРН
«Джаз-Квадрат» № 4/98

Tony Williams

Тони Уильямс родился 12 декабря 1945 года в Чикаго. Надо отметить, что год окончания Второй Мировой был урожайным на знаменитых барабанщиков. В 1945 родились, также, Стив Гэдд (Steve Gadd) и Билли Кобэм (Billy Cobham). Отец Тони был почтовым работником, который в свободное время играл на саксофоне. Мать с детства прививала мальчику любовь к классической музыке. В 1948 году семья переехала в Бостон. В возрасте 8 лет Тони начал играть на ударных, и родители купили ему первую в жизни ударную установку. Уже в девять лет он просит отца разрешить ему сыграть с его ансамблем на курорте Сape Code.
«Дети они такие… Они не боятся. У них просто нет опыта чего-то бояться. Так что я однажды попросил отца поиграть, и он мне разрешил. Это было мое первое публичное выступление».
В 1958-59 годах мать организует для Тони частные уроки со знаменитым Аланом Доусоном (Alan Dawson), преподававшим в то время в колледже «Berklee».
«Алан — единственный педагог у которого я брал уроки. В основном для того, чтобы научиться читать ноты. Он преподавал в Беркли, но я был слишком мал для колледжа».
Алан Доусон постепенно начал давать своему талантливому ученику сыграть пару пьес в своих выступлениях. Это закончилось приглашением на работу в ансамбль пианиста Лероя Фалланы (Leroy Fallana). В этом ансамбле Тони встретился с выдающимся саксофонистом Сэмом Риверсом (Sam Rivers). Уильямс начинает самостоятельную музыкальную жизнь. Он становится членом постоянной ритм секции клуба «Connelly’s». Клуб регулярно приглашает известных музыкантов, которым Тони в составе ритм секции должен аккомпанировать. Так он познакомился с альт саксофонистом Джеки МакЛином (Jackie McLean).
«Мы играли вместе целую неделю. Ему начала нравиться моя игра, и он пригласил меня поехать с ним в Нью-Йорк. Я ответил, что очень хочу, но надо спросить маму. Джеки пообещал ей, что будет присматривать за мной и она согласилась».
Это было в 1962 году. А в 1963 Тони Вильямс стал членом легендарного квинтета Майлса Дэйвиса.
«Майлс и Филли Джо («Philly» Joe Jones) пришли к нам на концерт где-то в Манхэттене. Там он впервые меня услышал. Через месяц мне позвонил знакомый тромбонист, чья подруга была секретарем адвоката Майлса, и сказал, что Дэйвис ищет меня. Я решил, что меня разыгрывают. Но вскоре мне позвонил сам Майлс и сказал, что хочет встретиться со мной. Через пару недель мы встретились, и я был приглашен. Надо заметить, что до этого мы уже встречались с Майлсом в 1960 году в Бостоне. Он был на гастролях с квинтетом. Я быстро подружился с барабанщиком Джимми Коббом (Jimmy Cobb) и спросил, могу ли я сыграть пару вещей с ансамблем. Он отослал меня к Дэйвису. Я был еще вообщем-то ребенком и совершенно бесстрашно поймал его в перерыве за рукав и сказал: «Майлс…Ой,простите, мистер Дэйвис, могу я сыграть с вашим ансамблем?» Майлс обернулся и ответил: «Иди в зал, сядь и слушай».
Едва став членом одного из самых лучших джазовых ансамблей мира, Уильямс начал активно выживать из него саксофониста George Coleman. Он постоянно твердил Майлсу, что Колман играет слишком правильно а, поэтому, скучно. В конце концов Дэйвис убрал Колмана и взял на его место саксофониста из JAZZ MESSENGERS Уэйна Шортера (Wayne Shorter), испортив отношения с лидером MESSENGERS Артом Блэйки (Art Blakey).
Уже тогда начали проявляться черты характера Уильямса. Эгоцентризм, высокомерие, категоричность, неумение находить компромиссные решения — все эти качества сыграли впоследствии крайне негативную роль в жизни и карьере музыканта.
Херби Хэнкок, Уэйн Шортер и басист Рон Картер (Ron Carter) стали партнерами Уильямса не только на период игры с Дэйвисом, но и на многие годы после ухода.
Результатом шестилетнего сотрудничества с квинтетом Дэйвиса стали 13 пластинок, ставших классическими. Ансамбль сделал огромный вклад в развитие джаза. Звучание его и сейчас поражает невероятной свободой. Пожалуй, главной движущей силой квинтета был Тони Вильямс. Несмотря на молодость он уже тогда считался новатором. Хэрби Хэнкок признается, что, хотя Тони был гораздо моложе, он знал о музыке значительно больше. Тони был знаком с музыкой Хиндемита, Бартока, Кейджа. Именно Уильямс был инициатором головоломных диалогов барабанов и рояля, ставших одной из отличительных черт звучания группы. Непреодолимое стремление к совершенству полностью захватило Тони. Он находится в постоянном поиске, пишет музыку, занимается на барабанах. В то время он, несмотря на плотный гастрольный график, берет уроки гармонии и теории музыки. Тони становится типичным трудоголиком и остается таковым до конца своих дней. Ему не понятно, как Майлс не прикасается к трубе от концерта до концерта. Результатом непрерывной работы становится его первая пластинка для фирмы Blue Note. На ней Уильямс со своим партнером Сэмом Риверсом играют авангард. Альбом записан под влиянием музыки Орнетта Колмана (Ornette Coleman). Майлс говорит, что такие барабанщики, как Тони, рождаются раз в 30 лет. Наверное поэтому Уильямс пользуется неограниченным доверием в квинтете. Они никогда не разговаривают о музыке. Они ее играют. И каждый раз ансамбль взвивается как ракета.
«Он никогда ничего не говорил. Он меня пригласил потому, что ему нравилась моя игра. О чем еще говорить? Я помню свой первый концерт с Майлсом. Это было в мае 1963 в Bodden College в штате Нью-Йорк. Мы не репетировали. Первая вещь была, по-моему, Walkin’. После первого сета Майлс сошел со сцены и обнял меня. Он ничего не сказал. Но я никогда это не забуду».
Молодой Уильямс многому научился в ансамбле Майлса Дэйвиса. И не только в плане музыки.
«То, как человек реагирует на чувство страха, во многом определяет его характер. Вы можете отступить, убежать, проигнорировать, вступить в борьбу. Я всегда иду в бой. Это то, что меня восхищало в Майлсе».
Но, к сожалению, ничто не вечно. Постепенно Тони начинает тяготить слишком мощная аура Дэйвиса. Он хочет вырваться за пределы «чужого» мира. Его собственные амбиции, желание быть лидером, создавать новую музыку берут верх. В 22 года он покидает квинтет.
Как ни парадоксально, играя модальный джаз, Уильямс становится горячим поклонником рок музыки. В его квартире в Нью-Йорке висит огромный плакат THE BEATLES, он внимательно следит за творчеством многих известных групп.
«Я был настоящим фанатом BEATLES. Где-то в 1965 году я сказал Майлсу: «Майлс, нам надо бы сделать тур с Битлами. Мы могли бы быть разогревающей командой для них». Он ответил: «Что???». В то время мы играли в костюмах и галстуках, а я говорил ему о Битлах!»
Любовь к року и неукротимое желание совершенствоваться привели Тони к созданию группы «ТНЕ ТОNY WILLIAMS LIFETIME» в 1969 году. Его кумирами того времени были CREAM и Jimi Hendrix. Недаром впоследствии Джек Брюс (Jack Bruce) стал его партнером по LIFETIME. Именно Тони Уильямс открыл миру никому неизвестного тогда английского блюзового гитариста Джона МакЛафлина (John McLaughlin). Тони услышал его в Англии и сразу пригласил записаться с LIFETIME. Эту запись прослушал Дэйвис и, в свою очередь, привлек Джона к работе над своими пластинками. Лучшее начало карьеры трудно себе представить.
«Я хотел создать какую-то другую атмосферу. Что могло быть лучше, чем удариться в электронику!»
Вместе с МакЛафлином и органистом Ларри Янгом (Larry Young) Тони создал гремучую смесь из классического гитарно-органного трио Jimmy Smith и рока Джими Хендрикса. Это было то, что впоследствии стимулировало создание культовых групп музыки фьюжн: RETURN TO FOREVER, MAHAVISHNU ORCHESTRA, WEATHER REPORT. Музыкальный язык трио базировался на роковых ритмах в сочетании с модальными свободными импровизациями с широким использованием тогдашних достижений электроники. Ансамбль дважды выступил в «Tonight Show» и был удостоен премии Нидерландского джазового общества за пластинку «Ego» (уже с гитаристом Тэдом Данбаром (Ted Dunbar), выпущенную на фирме Polydor. После этого первый вариант группы был распущен в 1972 году.
Начало 70-х годов ознаменовано, также, сотрудничеством Тони с величайшим саксофонистом Стэном Гетцом (Stan Getz). Квартет дополнили еще два выдающихся музыканта современности: Чик Кориа (Chick Corea) и Стэнли Кларк (Stanley Clarke). Именно в этом ансамбле впервые прозвучали многие пьесы из классического репертуара Чика (напр. «La Fiesta»).
В 1975 году Тони Уильямс подписывает контракт с фирмой Colambia и формирует новый состав THE NEW TONY WILLIAMS LIFETIME с участием Алана Холдсворта (Alan Holdsworth). Этот ансамбль записал два альбома. «Believe It» и «Million Dollar Legs», которые являли собой еще более жесткий, роковый вариант звучания. Обе пластинки стали объектами жесточайшей критики. Это был серьезный удар. После трехлетнего перерыва попытка реанимировать LIFETIME закончилась полным коммерческим провалом. Несмотря на интересные музыкальные идеи, представленные группой, пластинки продавались из рук вон плохо. Эти неудачи были обусловлены целым рядом причин. Ни слушатели, ни критики не ожидали таких больших изменений в стилистике ансамбля. Отсутствие серьезного менеджмента тоже отрицательно сказалось на реализации проекта. Сам Уильямс добавил следующее:
«За что критики критикуют артиста, пытающегося создать нечто новое, свежее, живое? …они критикуют меня за нежелание остаться в музыкальных рамках, созданных для меня ИМИ же!»
Тем не менее, все это стало причиной глубочайшего жизненного кризиса артиста. Ансамбль был снова расформирован в 1976 году. Тони был в полной растерянности. Только наедине с барабанами он мог ощущать себя уверенно. Трудный характер сказывался на бизнесе, взаимоотношениях с людьми. Это принесло много боли и слез. В конце концов Тони отказывается от концертной деятельности.
«В 1976 году моя подруга предложила мне посетить психотерапевта. Я сделал это. Я посещал сеансы групповой терапии. Это очень помогло мне. Проблемы перестали значить для меня так много, и все аспекты жизни улучшились».
После кризиса Тони возвращается в строй. Вторая половина семидесятых становится периодом большой активности. Он гастролирует с различными ансамблями, включая квинтет V.S.O.P — джазовая сборная мира, являвшая собой ансамбль Майлса Дэйвиса 60-х годов, в котором место трубача занял Фрэдди Хаббард (Freddie Hubbard). С оркестром Гила Эванса (Gil Evans) Уильямс записывает свою композицию «There Comes a Time», ставшую заглавной пьесой альбома. Несомненным успехом стал двойной альбом Тайнера «Supertrios», на первой части которого Тони со своим коронным партнером Роном Картером составил компанию по одному из «супертрио» лидеру пластинки.
На записи этого альбома неугомонный Тони с присущим ему широким взглядом на музыку пытался склонить МакКой Тайнера к игре на электронных клавишных, прекрасно зная ортодоксальные привязанности того: «Эй, МакКой, когда и ты, наконец, возьмешься за эту штуковину?»
К этому времени окончательно формируется творческое лицо музыканта, включая его знаменитую желтую установку Gretch (в последние годы Уильямс перешел на DW), взгляды на музыку и на проблемы исполнительства. Тони увеличивает количество барабанов и тарелок, а также их размеры. Количество том-томов возросло с двух до пяти, которые включают в себя три напольных — редкая комплектация. Появляется знаменитая тарелка 15 дюймов на большом барабане, ударами по которой он периодически отпугивает назойливых репортеров, пытающихся сфотографировать Тони с позиции между двух том-томов (прямо под ней). Размеры барабанов и громкость игры постепенно переходят с рока и на джазовую музыку. Несмотря на стопроцентную узнаваемость, благодаря ярким приемам игры и характерному звучанию, мистер Уильямс отрицает концепцию создания собственного стиля.
«Я всегда пытаюсь играть то, что подходит к данной конкретной ситуации… Конечно, ты можешь выбрать один стиль и играть таким способом всегда, если тебе так нравится, но я думаю, что drumming важнее, чем стиль».
Тони принимает участие в записи альбома Джони Митчелл (Joni Mitchell) «Mingus», но Джони без предупреждения стирает трэки, записанные им. Две пьесы с участием Уильямса на пластинке WEATHER REPORT «Mr. Gone» впечатляют своей непредсказуемостью. Здесь Тони демонстрирует свое умение «играть с пространством». Он «откалывает» такие штуковины, от которых любой просто подскочет на месте. В то же время Уильямс записывается и гастролирует с трио Хэнка Джонса (Hank Jones), Чиком Кориа и Джо Хендерсоном (Joe Henderson).
В 1979 году Тони Уильямс принимает участие в первом «джазовом десанте» на социалистическую Кубу. Он играет в CBS Jazz All Stars, а также в TRIO OF DOOM вместе с Джоном МакЛафлином и Жако Пасториусом (Jaco Pastorius). Выступления трио ждали все. За кулисами столпились все музыканты, участвовавшие в концерте. Но пагубные пристрастия Пасториуса превратили многообещающий концерт в настоящую катастрофу. Смесь кокаина с кубинским ромом сделали свое дело. Жако вытворял нечто невообразимое, а после концерта радостно обнял Джона со словами: «По-моему это было круто!». МакЛафлин ответил: «Я бы хотел не видеть тебя хотя бы недели две». Тони был очень зол, но смолчал. Через месяц Джон предпринял попытку записать трио. Но Жако был все еще в «вираже». На студии все кончилось очень быстро: после пары выходок Пасториуса Тони просто расшвырял в ярости барабаны и ушел. Так бесславно закончилась история TRIO OF DOOM, имевшего реальные шансы занять свое место в истории мирового джаза.
В 1977 году Уильямс вместе со своей подругой переезжает в Калифорнию. Жизнь в Marin County недалеко от Сан-Франциско положительно повлияла на процесс реабилитации. Суперзвезда с детства, он восполняет то, чего все эти годы был лишен: играет в теннис, плавает, учит немецкий, гоняет на своем Феррари. Три раза в неделю он берет уроки композиции у Роберта Гринберга (Robert Greenberg), работает в студии.
В 1979 году Уильямс возвращается к сольной карьере. Альбом «The Joy Of Flying» номинируется на премию Grammy. На этой уникальной своей эклектичностью пластинке Тони собрал большое количество совершенно разных музыкантов. Пьесы в стилистическом диапазоне от авангардного джаза до тяжелого рока записали Cecil Taylor, Стэнли Кларк, Ронни Монтроуз (Ronnie Montrose), Том Скотт (Tom Scott), George Benson и многие другие.
«Идея была собрать музыкантов, которые в других условиях никогда бы не встретились. Я показал, что способен сделать с ансамблями разных стилей. Я хочу, чтобы меня знали не как лучшего джазового барабанщика, а как просто лучшего барабанщика».
Весьма амбициозно! Но, поверьте, у этой амбициозности были самые серьезные основания! Тони Уильямс вступает в 80-е годы зрелым мастером. Его взгляды по-прежнему широки. В нем беспрепятственно сосуществуют любовь к John Coltrane и POLICE, Киту Муну (Keith Moon) и Элвину Джонсу (Elvin Jones). Он не перестает говорить о важности самосовершенствования. Его советы молодым барабанщикам предельно просты: надо много заниматься, играть рудименты.
«Перед тем, как покинуть родной дом, я старался играть точно как Арт Блэйки, точно как Филли Джо Джонс, точно как Рой Хэйнс (Roy Haynes). Так я изучал свой инструмент. Многие не утруждают себя этим. Я встречал ребят, которые играли на барабанах года два и уже говорили о собственном стиле!»
В основе его игры лежит потрясающая ясность изложения. Все сложнейшие элементы исполняются филигранно точно. Это качество было приобретено во время занятий с Аланом Доусоном.
«Многие барабанщики, слушая свои записи, с удивлением обнаруживают,
что какие-то вещи, сыгранные ими, звучат совсем не так, как они себе представляли. Идея состоит в том, чтобы все звучало так, как вы этого хотите, а не «может быть».
И звук его барабанов ясен и чист. Он настраивает нижний и верхний пластики том-томов (Remo CS) почти в унисон. Большой барабан, также как и том-томы ничем не заглушенный, звучит полно в любом динамическом диапазоне: от рр, когда Тони тихонько играет на нем каждую долю в джазовом аккомпанементе, словно отдавая дань манере старых свинговых барабанщиков, до громоподобного ff, когда он сокрушает музыку в LIFETIME. Передний пластик бочки натянут несколько слабее, чем рабочая сторона.
В 1983 году Тони Уильямс попадает в виртуальный Зал Славы (Hall of Fame) журнала Modern Drummer. Он становится живой легендой. Продолжаются гастроли с V.S.O.P.-2. Место трубача прочно занимает Уинтон Марсалис (Wynton Marsalis). В 1985 году Уильямс участвует в съемках фильма Round Midnight вместе со своими коллегами по квинтету Майлса Дэйвиса, а также с Декстером Гордоном (Dexter Gordon). Вслед за этим Херби Хэнкок приглашает Тони в свой новый проект ROUND MIDNIGHT BAND. Ансамбль совершает тур по Европе. Периодически Тони показывает свой характер. Он уже находится на положении вседозволенности, что создает проблемы в ансамблевом музицировании. На фестивале в Праге во время исполнения баллады обнаруживается, что его темп немного отличается от темпа в котором играет басист Бастер Уильямс (Buster Williams). Через 8 тактов поняв, что никто не готов уступать, Тони просто уходит со сцены и наблюдает за игрой коллег, мрачно жуя яблоко.
В 1982 году он сочиняет одну из самых знаменитых своих композиций «Sister Cheryl», которую тут же записывает на своем дебютном альбоме Уинтон Марсалис. Эта пьеса становится впоследствии визитной карточкой квинтета Тони Вильямса. Однако, это довольно редкий случай: большинство композиций Тони исполняется только им самим. Он же считает себя начинающим композитором.
«Я только начинаю. Битлы и Роллинги старше меня!»
Похоже, что игра на бирже занимает Уильямса середины восьмидесятых больше всего на свете. Однако, продюсеру Энн Мари Уилкинс (Ann Marie Wilkins) в 1986 году удается убедить его создать собственный квинтет, исполняющий прямой джаз (straight ahead). Главным аргументом были молодые талантливые музыканты, порекомендованные Энн. Это были: трубач Уоллас Ронии (Wallace Roney), саксофонист Билл Пирс (Bill Pearce) и пианист Малгрю Миллер (Mulgrew Miller). Тони подошел к созданию нового коллектива очень серьезно. Весь репертуар ансамбля составили его композиции. За семь лет существования записал 5 альбомов, среди которых такие шедевры, как «Civilization», «Native Heart». В эти годы наиболее полно раскрылся композиторский талант Уильямса. Яркие пьесы и зажигательная игра музыкантов создали уникальное звучание квинтета, активно гастролировавшего по всему миру с 1986 по 1993 год. Будучи безраздельным хозяином этой творческой единицы, Тони порой злоупотреблял своей властью. По свидетельству Билла Пирса, он играл так громко, что никто бы не стал с ним сотрудничать, если бы он не был Тони Уильямсом. Он мог неожиданно ворваться в импровизацию пианиста со своими оглушительными барабанными пассажами, и пианист вынужден был делать паузу, чтобы дать высказаться лидеру. Тони давно развивал идею «грубого вмешательства» и, наконец, получил стопроцентный шанс для ее воплощения.
«Люди не понимают, что барабаны — они для того, чтобы играть громко.
И для того, чтобы играть тихо; и для того, чтобы играть не очень громко. Это диапазон, в котором я играю… Играть громко — это то, что f….. барабан должен делать. Поэтому джазовые люди и владельцы клубов могут поцеловать меня в … Я играю на барабанах почти 40 лет и играю все лучше; и играю все громче».
И, тем не менее, Малгрю Миллер считает Уильямса уникальным музыкантом, с самого начала имевшим свои собственные взгляды на музыку, отличающиеся от общепринятых.
В начале 90-х годов Тони Уильямс принимает участие в проекте, посвященном творчеству Майлса Дэйвиса. Это все тот же квинтет Майлса 60-х годов, но с Уолласом Ронни на трубе. Ансамбль активно гастролирует в 1992 году и записывает альбом «Tribute To Miles Davis». Тони даже не удосужился послушать его. Отношение Уильямса к этой записи резко негативное. Он вообще не считает, что надо было это делать. Положение вещей усугубляется тем, что звукозаписывающая компания задержала выход альбома до смерти Дэйвиса. Так что пластинка увидела свет лишь в 1995 году и была удостоена премии Grammy, как лучший джазовый альбом года.
«В результате все обернулось деланием денег. Это не стало посвящением Майлсу. Может, мне не стоило об этом говорить, но я не могу… давайте оставим это».
В эти годы Уильямс много записывается. Его барабаны звучат на пластинках самых различных музыкантов. Это и джазовый пианист Мишель Петруччани (Michel Petrucciani), и Йоко Оно (Yoko Ono), и бывший клавишник DOORS Рэй Манзарек (Ray Manzarek), и Джонни Роттен (Johnny «Rotten» Lydon) из SEX PISTOLS. Помимо музыкальных критериев, одну из главных ролей при заключении контракта на запись играет размер гонорара.
«Попросите Синди Кроуфорд (Cyndy Crawford) позировать вам на съемке! Придется заплатить по меньшей мере $ 60000 за день. И я тоже счастлив, когда меня ценят».
В 1996 году Уильямс реализует один из своих самых глобальных проектов. Выходит его альбом «Wilderness». Это музыка написана для симфонического оркестра, ритм секции и солистов. Идея написания подобного произведения появилась у автора давно. В записи приняли участие Херби Хэнкок, Стэнли Кларк, Пэт Матини (Pat Metheny). В целом музыка «Wilderness», по словам самого Уильямса, выражает ощущения человека, покинувшего что-то знакомое, привычное и начавшего путешествие в мир неизведанного. Произведение поистине символично. Прорыв к неведомым горизонтам — вот девиз всей жизни музыканта. К сожалению альбом «Wilderness» стал последним творением мастера. 22 февраля 1997 года Тони Уильямс ушел из жизни. Непростительная ошибка врачей отняла у мира одного из величайших музыкантов столетия. Безусловно, сердечный приступ, последовавший за несложной операцией на желчном пузыре, не должен был стать причиной смерти.
Смерть беспощадна. Она пришла к нему в лучшие годы жизни. В начале 90-х Тони обрел счастье семейной жизни. Он наконец осознал себя как личность, избавился от проблем сосуществования с внешним миром, преследовавших его на протяжении многих лет. Он почувствовал себя во взаимоотношениях с людьми также комфортно, как в игре на барабанах. Жена, новый дом, сад, Wall Street Journal, который он читал ежедневно, стали источниками вдохновения. Тони Уильямс был полон сил и новых идей. Он планировал новый «электрический» проект. Он много сочинял, гастролировал, записывался. Он собирался записать десять видео кассет с уроками игры на барабанах, чтобы создать стандарты обучения, до сих пор, по его мнению отсутствующие в мировой практике. И все это унесла смерть.
Блестящий, экстраординарный, противоречивый, эгоистичный… Есть много слов, которые определили бы личность Тони Уильямса. Одно бесспорно: он — один из величайших барабанщиков нашего времени.

LiveInternetLiveInternet

Первыми «звёздами» ду-вопа стали участники американского вокального квартета THE PLATTERS (англ. «Грамофонные пластинки»), подарившие миру как минимум две душещипательные баллады, которые помнят, любят и поют уже более полувека.

Хотя история группы началась в 1953 году, её «звёздный час» наступил, когда PLATTERS взял под своё менеджерское крыло композитор Бак Рам. Сначала он совершил важные кадровые перестановки – назначил ведущим тенором Тони Уильямса и разбавил мужской коллектив женским вокалом в лице Золы Тэйлор. Так к 1955 году оформился «золотой» состав PLATTERS: Тони Уильямс (тенор), Зола Тэйлор (альт), Дэвид Линч (тенор), Пол Роби (баритон) и Херб Рид (бас).

Тони Уильямс родился 5 апреля 1928 г. и умер 14 августа 1992 г.

Дело оставалось за хитами. И первый большой хит родился на свет благодаря двум счастливым случайностям.
Однажды деловая партнёрша Рама – Джин Беннет – копаясь в его гараже, взяла в руки коробку – такую ветхую, что та тут же развалилась. На пол посыпались листы. Как оказалось, это были архивы старых песен композитора – написанных, но не реализованных. Взгляд Джин упал на лист с нотами песни под названием «Only You (And You Alone)» («Только Ты (И Ты Одна)», написанной в соавторстве с Энди Рэндом. «Да это же хит!» – сказала она Раму. «Какой там хит…» – отмахнулся композитор и бросил ноты на пианино. Там их обнаружил Тони Уильямс, и окончательно убедил Рама взять песню в репертуар PLATTERS.

Однако вот незадача – певцы никак не могли подыскать для «Only You» удачную аранжировку. В дело вновь вмешался случай.

Херб Рид:
«Мы делали множество попыток, но всё выходило ужасно. Однажды мы репетировали в машине, когда она внезапно тронулась с места. И Тони спел так: «О-оо-нли Ю-у-у». Сначала мы рассмеялись, но потом поняли, что натолкнулись на нечто».

Вступление со срывающимся на фальцет голосом решили оставить на записи, и оно стало той «изюминкой», которая сразу придала песне очарование.

Кстати, некоторые до сих пор считают, что «Only You» — это песня Элвиса Пресли. У Элвиса, действительно, немало любовных баллад в похожей манере, но «Только Ты» к их числу не принадлежит

Первую запись «Only You» PLATTERS сделали в 1954 году для лейбла «Federal Records». Но её посчитали неудачной и перезаписали уже для другого лейбла – «Mercury Records».

Именно под этой маркой сингл «Only You» увидел свет в мае 1955 года, и поднял PLATTERS на самые вершины хит парадов США (№1 в чарте R’n’B и, что более важно, №5 в национальном поп-чарте). Забавно, что при этом песня PLATTERS обошла другую версию той же «Only You» – только в исполнении белой группы THE HILLTOPPERS.

Бак Рам решил успех углубить и закрепить – то есть, написать нечто в той же манере. И ему это удалось. По словам Рама, таинство творчества произошло в… туалете отеля «Фламинго» (возможно, там была хорошая акустика). Так или иначе, через 20 минут композитор вышел из клозета с песней под названием «The Great Pretender» («Великий притворщик»). Её текст представлял собой слезливую исповедь человека, который вынужден притворяться счастливым, хотя на душе его, ох, как тяжело. Интересно также, что слово «gay» используется в этой песне ещё в своём первоначальном значении и обозначает «весёлый, беззаботный, беспечный», а вовсе не «гомосексуалист».

О да, я великий притворщик
Притворяюсь, что я в порядке
У меня такая беда,
Что приходится притворяться сверх меры
Я одинок, но никто об этом не догадывается

О да, я великий притворщик
Брошен в своём выдуманном мире
Я играл в игру
Но к моему ужасному стыду
Ты ушла и оставила меня горевать совсем одного…

Сингл «The Great Pretender» совершил настоящий прорыв, став первой песней в стиле «ду-воп», занявшей 1-е место в национальных чартах США.

Кроме оригинальных композиций PLATTERS прославились и своими каверами. Взять, хотя бы, их версию «Sixteen Tons», более популярную в СССР, чем классический вариант Теннеси Эрни Форда.

Однако на Западе они запомнились, прежде всего, кавером на балладу «Smoke Gets In Your Eyes» («Дым застилает глаза») – №1 в США в 1958 году. Эта песня была написана Д. Керном и О. Харбахом ещё в 1933 г. для бродвейского мюзикла «Роберта». В 1935 г. по этому мюзиклу был снят одноименный фильм. Там песню исполняла Ирен Данн, и именно под неё кружатся в танце актёры Фред Астер и Джинджер Робертс. И хотя песню после этого исполняли множество раз, именно версия PLATTERS стала считаться образцовым стандартом и остаётся таким по сей день.

Д. Сэлинджер «Над пропастью во ржи»:
«Я сел на скамейку, а она подошла к карусели. …Потом выбрала самую большую лошадь – потрепанную такую, старую, грязно-бурую. Тут карусель закружилась, и я увидел, как она поехала. С ней ехало еще несколько ребятишек – штук пять-шесть, а музыка играла «Дым застилает глаза». Весело так играла, забавно. И все ребята старались поймать золотое кольцо, и моя Фиби тоже…».

К сожалению, «золотой» состав PLATTERS просуществовал лишь до 1960 года. Сначала группу покинул Тони Уильямс. Однако сольная карьера у него не задалась. Некоторые считают, что причиной этого был скандал, когда певца застукали в номере в компании девушек, среди которых – о, Боже! – были белые цыпочки. В цитадели демократии подобные межрасовые отношения тогда строго осуждались.

Не сильно везло и PLATTERS, где начались бесконечные перестановки состава. Более того – из-за спорных авторских прав – по миру могли гастролировать до 100 разных версий группы (как тут не вспомнить ЛАСКОВЫЙ МАЙ).

А вот к хитам PLATTERS интерес никогда не увядал.
Так «The Great Pretender» имела большой успех в 1987 г., когда её исполнил Фредди Меркьюри. Вокалист QUEEN считал, что образ «Великого притворщика» очень точно описывает его творческую карьеру (его тут же так и прозвали). Американская группа PRETENDERS тоже обязана своим названием хиту PLATTERS.

Ну а «Only You» не перепевал только ленивый. Она звучала на самых разных языках – чешском («Z davnyh dnu» Карела Готта), итальянском («Solo Tu» Патрицио Буанне), украинском («Тілько Ти» Вики Врадий)… Песня стала символом любовной романтики. Именно под неё герой Чарли Шинна из комедии «Горячие головы» соблазняет свою подругу, одновременно пародируя эротический к-ф «Девять с половиной недель».

Другие исполнения

Сергей Курий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *