Сколько получают бойцы мма

«Хлеба и зрелищ», — гласит древняя римская пословица о гладиаторских боях. «И денег!», — смело можем добавить мы в современном мире, поскольку бойцы без правил на рингах получают приличные деньги. И если учесть, что организаторы боев постоянно ищут новых Федоров Емельяненко, то в честном бою можно заработать не только первый небольшой гонорар, но и крупный контракт с промоутерами на миллион рублей.

Подать заявки и выступить на чемпионатах по боям без правил, может любой желающий. Подобные соревнования проходят довольно часто. На Урал, например, две недели назад приезжал крупный организатор боев, чтобы лично найти таланты и заключить с ними контракт.

За победу в любительских боях спортсмены могут получить до 10 тысяч рублейФото: Алексей БУЛАТОВ

— На ринге сошлись более 40-ка бойцов из разных городов и стран и провели по три боя каждый. Победители получили возможность завоевать титул чемпиона и заключить с нами многомиллионный контракт, то есть, начать зарабатывать боями приличные деньги, — рассказали организаторы из Ambitions Management.

Наш корреспондент отправился на турнир любителей, чтобы лично проверить, можно ли заработать, воюя на ринге против действующих спортсменов ММА (самый популярный вид единоборств, где спортсмены применяют смешанную технику ведения боя).

Чтобы поучаствовать в поединках, достаточно просто найти в интернете телефон организаторов соревнований и оставить свои данные: рост, вес, и контактный телефон. На тематических сайтах задолго до дня соревнований вывешивают объявления о наборе участников. Нужно просто следить за обновлениями.

Без тренировок, конечно, вряд ли получится завоевать победуФото: Алексей БУЛАТОВ

Конечно, для победы в драке нужно отменное здоровье и тренировки в клубах. Некоторые из них дают возможность тренироваться бесплатно, а часть гонораров от побед будут забирать себе уже позже. Да и с поиском площадок для выступления здесь тоже помогут. На любительских турнирах же никто не спрашивает опыта тренировок. Все предельно просто и честно – вот соперник и боевые перчатки, вот деньги за победу. Главное – справиться с волнением и собраться с силами.

— Тяжелее всего преодолеть психологическую неуверенность, — говорит начинающий воин ММА Артур Гулиев. – Всегда в «клетке» (вид ринга, огороженный забором-сеткой) кажется, что твой соперник больше и сильнее. Сможешь ли ты победить, зависит от того, убедишь ли ты себя в том, что ты уже победил?

Против меня, как начинающего бойца-любителя, должны были выпустить такого же новичка, но все спортсмены оказались заняты подготовкой. Поэтому драться на ринг со мной вышел профессиональный боец ММА Егор Голубцов. «Вот спасибо, нашли послабее, — подумал я, с тоской поглядывая на выход. – Страшно подумать, кто тогда посильнее, если этот слабый». Время на ринге течет совершенно иначе, чем в обычной жизни. Кажется, что прошла целая вечность, а поединок на самом деле длится еще меньше минуты. Голубцов щедро угощает меня зуботычинами. Как позже пошутят друзья, мой репортаж можно было легко назвать «В Екатеринбурге жестоко избили журналиста «Комсомолки».

В среднем, по словам профессионалов, требуется от трех месяцев упорных тренировок, чтобы выйти на первый чемпионатФото: Алексей БУЛАТОВ

Я пропускаю удар за ударом. Как я не стараюсь, кулаки противника пробивают мои блоки, как ураган – карточный домик. Но я не отключаюсь. И даже пытаюсь врезать своему обидчику. Но вместо этого я пропускаю еще серию ударов. В середине раунда мне внезапно улыбается удача: неожиданно ноги соперника оказываются в зоне досягаемости. Я цепляюсь за колени партнера, роняю его на ринг и оказываюсь сверху. Я ликую, но лишь пару секунд. Противник тут же скидывает меня и «награждает» очередным силовым приемом. Спустя две минуты боя звучит долгожданный гонг, и я выползаю с ринга.

— Не вешай нос! – успокаивает меня Голубцов. – Не все так плохо. Пару месяцев тренировок, и ты первого бойца ты бы уже одолел.

По словам бойца ММА, обычно спортсмены заявляются на соревнования спустя три месяца. Как, например, ученик Голубцова – Гулиев Артур. Провел на тренировках всего ничего, а уже победил первых двух соперников в «клетке».

Тайных бойцовских клубов на Урале до сих пор существуют сотни, а вот подпольных соревнований почти не осталось, — отпала нужда.

— Сейчас нет смысла подпольно драться за деньги. Ставки делают все равно, да и боев стало столько, что просто официально заявляешься, и участвуешь. А сколько можешь заработать – зависит лишь от тебя, — говорит Голубцов.

А уж если вам суждено стать профессиональным бойцом ММА, то вас ждут баснословные гонорары и популярностьФото: Алексей БУЛАТОВ

В среднем за победный поединок можно получить до 10 тысяч рублей. Часть финансов можно потратить на дальнейшие тренировки, чтобы выходить на более сложные состязания, а также закупить униформу. На первый бой, коллеги по цеху могут и поделиться хотя бы боевыми перчатками.

Ну, а дальше, если первые синяки и ссадины вас не сломят, можно подавать заявки на полупрофессиональные бои, вести переговоры с промоутерами и, наконец, стать новым королем ринга, как Федор Емельяненко.

Система проведения подпольных боев в столице очень простая. Из всех желающих, а их обычно бывает очень много, выбираются пять — десять человек. Все желающие заработать таким образом деньги съезжаются в один из арендованных организаторами спортивных залов, где проходят отборочные схватки. Как правило, залы снимают в небольших ПТУ или школах, подальше от центра. Бои проходят по олимпийской системе — на выбывание. При этом програвшие частенько покидают арену на носилках, а не на своих двоих. Правил никаких нет. Бей куда хочешь и чем хочешь. Главное, нельзя использовать никаких подручных предметов. Допинг-контроля нет. Вес не имеет значения. В общем, все как на улице. Именно на такой своеобразный «кастинг» я и прибыл.

Зал находился в здании одного из ПТУ неподалеку от метро «Савеловская». Около входа чадили несколько машин «скорой помощи» и четыре иномарки с коренастыми молодчиками внутри. У дверей меня встретил шустрый парнишка и очень вежливо спросил, куда я иду Услышав объяснения, он улыбнулся и пригласил пройти в зал, не забыв поинтересоваться, согласен ли я со всеми правилами участия:

— Правил в принципе нет никаких, — уточнил он при этом. — Побеждает сильнейший. Сегодня будет не больше шестидесяти человек. Так что право биться на публике получат только пятеро. Если тебя покалечат, претензий никаких нет. «Скорая», конечно, отвезет в больницу, но в протоколе напишут, что подобрали тебя, избитого, на улице. Начнешь болтать — хорошим для тебя не закончится.

Я со всем согласился.

К моему приезду вдоль стеночек разминались уже около тридцати человек. Зал разделен на три равных квадрата. Ни матов, ни боксерских канатов натянуто не было. Народ собрался абсолютно разный: от перекачанных «монстров» до подростков. Я переоделся и вошел в зал. Форма одежды никем не оговаривалась. Каждый был в том, в чем ему удобно. Я надел свое старое кимоно.

На мое счастье, регистрация носила чисто формальный характер. Имя, фамилия и отчество здесь мало кого интересуют. Паспорт никто не спрашивал, поэтому назваться можно было как угодно. Необходимой в анкете была боевая кличка, под которой ты должен выступать в дальнейшем.

— Буду Вихрем, а зовут меня Алексей, — бухнул я не задумываясь.

Меня аккуратненько вписали в чистую графу под кодовым именем «Вихрь». «Алексей» приписали маленькими буквами сбоку. Ради интереса я заглянул в список. Да, неисчерпаема фантазия русского человека. Кого там только не было: Пропеллер, Мясорубка, Маленький Гном, который внешне больше походил на здоровенного гоблина из нашумевшего «Гарри Поттера». Один оригинал даже назвал себя Чикатилой.

Приближалось время начала схваток, и в списках значились уже 57 человек. Я решил не тратить время даром и пообщаться со своими будущими соперниками.

Саня по кличке Чингисхан попал на эти бои по рекомендации друга. Он недавно отслужил в ВДВ. До армии занимался боксом.

— Мне мой братан сказал, что здесь такие бабки заработать можно, — разговорился он. — Главное — отбор пройти. Ну ничего, больше чем дембеля в армии по мордам никто не сунет.

— А сейчас чем занимаешься?

— Охранником работаю, переход охраняю. Денег ни шиша. А у меня мать безработная. А ты?

Я прикинулся бывшим спецназовцем, отслужившим недавно во внутренних войсках.

— Тоже вот недавно дембельнулся, работы нет, сюда друг привел.

Наш разговор прервали организаторы турнира.

— Все, хорош впустую потеть. Сейчас жеребьевку проведем и к бою.

Сам турнир по подпольным боям без правил проходит в нескольких казино и ресторанах столицы. Особенно часто его проводят в кинотеатре «Гавана». Там есть свой ночной клуб. На время проведения турнира клуб закрывается на спецобслуживание, и попасть туда с улицы невозможно. В эти дни на Шереметьевскую улицу (именно там находится «Гавана») съезжаются десятки дорогих авто. Попасть на подпольную бойню могут только так называемые «члены клуба» — очень богатые люди. Вход стоит не меньше 1200 долларов. Посетители должны быть одеты соответственно. Мужчины в костюмах, дамы в вечерних платьях. Внутри все бесплатно. Обходительные официанты потчуют посетителей за счет заведения. Ставки на этих ристалищах тоже соответствующие. На неизвестного выступающего могут ставить порядка 500—1500 долларов. На бойца с более-менее известным именем цена может подняться до 3000, а на знаменитых многократных чемпионов посетители клуба денег не жалеют. На его победу они готовы поставить до 10 000 зеленых.

Бойцы живут своими тарифами. За победу на отборочных соревнованиях, при условии согласия продолжать бои уже на деньги в казино, им выплачивается аванс — 1000 долларов. Дальше соревнования развиваются по следующему сценарию. Каждый боец имеет свой рейтинг. При первом выступлении он равен нулю. Дальше все зависит от него самого. Чем больше у выступающего побед, тем быстрее растет кривая его рейтинга. Соответственно, чем она выше, тем больше денег на него ставят. Сам боец получает две суммы. Первая — за выступление. «Гладиаторы» среднего класса получают за победу по 500 долларов и по 250 за проигрыш. Бойцы высокого уровня, любимцы публики, имеют в два раза больше. Победителю платят тысячу, а проигравшему -500. Кроме этого, все участники турнира получают проценты от сделанных на них ставок. Так, за победу в бою среди мастеров при учете, что у тебя высокий рейтинг, можно получить до пяти тысяч долларов. Обычный же доход победителя за вечер не превышает двух тысяч.

Тем временем у нас на отборочных боях началась жеребьевка. Проходила она просто и незатейливо. Маленькие бумажки с именами участников были брошены в бейсболку. Менеджер боев вытаскивал их попарно и объявлял, кто с кем должен драться. Мой бой был назначен четвертым. Соперником оказался невысокий паренек по кличке Кларус. Что это значит, я выяснять не стал. Меня успокоило лишь то, что это был не «Маленький Гном».

Начались схватки. Участники попались абсолютно разные. Преобладали в основном кикбоксеры и просто боксеры. Эти ребята с кулаками, похожими на кувалды, сильно выделялись в толпе. Кроме того, было очень много людей, не принадлежавших ни к какому виду единоборств. В большинстве своем это были недавно или относительно недавно уволившиеся из армейских спецвойск парни. Они отличались от общей массы ростом и какой-то потерянностью во взгляде. Представителей восточных видов единоборств было явно меньше всех. Попадались и обычные любители помутузиться, никогда и ничем не занимавшиеся, но выросшие на улице и научившиеся драться там.

На моем ринге в первом бою выступали Пропеллер и восточного типа боец по кличке Татар. Если судить по внешним факторам, то Татар должен бьи убить Пропеллера с одного удара. Но вышло все наоборот. У Пропеллера оказались не руки, а настоящие лопасти вентилятора, через тридцать секунд поединка над представителем Востока уже склонились врачи. Хорошо, что дело не зашло дальше этого. Через три минуты его все-таки удалось откачать с помощью нашатырного спирта.

«Во попал, — почему-то подумалось мне. — А если он и меня также? Бежать и не оглядываться!».

В это время на соседнем ринге мой новый знакомый Чингисхан разделывался с юношей, больше похожим на фотомодель, чем на профессионального бойца. Настроение у меня упало окончательно: «Что я здесь делаю?»

— Вихрь и Кларус, — объявил рефери.

«Ну вот и все», — мелькнуло в голове.

Я вышел на ринг как во сне:

«Зачем я в это ввязался!»

Бой начался безрадостно. Кларус оказался дзюдоистом, и на первых же секундах подловил меня на ударе рукой в голову. Дальше перед глазами все замелькало, как в плохом мультике. Я долбанулся головой о пол. Вслед за этим кулак Кларуса попал мне в глаз. Видеть я стал ровно на пятьдесят процентов, зато не на шутку разозлился. А главное, понял — близко подпускать его нельзя. По моим подсчетам, нам оставалось драться еще минут восемь. Всего обычный отборочный бой длится десять. Надо отметить, что последние годы разгульной жизни сильно подкосили мою физическую форму. В правом боку кололо.

«Если ничего не предпринять еще минуту, то я выдохнусь, и он сделает из меня бифштекс, — подумал я. — Продержаться бы еще чуть-чуть, и все — домой».

Кларуса я подловил на прямой удар ногой. Он как-то неестественно сложился и рухнул на пол. У меня в голове все кипело. Но при этом я чувствовал себя как во сне. Ничего не понимая, я двинулся с ринга. В голове крутилось только одно: «Не может быть, выиграл! Я его сделал. Нет, сейчас он встанет и отделает меня так…»

Но Кларус не встал. Через пять минут появились люди в белых халатах и вынесли его из зала. Было немного не по себе. Но жалости к нему я не испытывал. Наоборот, ощутил какой-то не свойственный мне звериный инстинкт: «Если не я его, то он меня».

Травмы на подпольных боях без правил — это не редкость. Чтобы бой обошелся без увечий, практически не бывает. Но одно дело — синяки, а совсем другое, когда бойца выносят с ринга на носилках. О том, что бывают летальные исходы, организаторы умалчивают, но, как мне удалось выяснить, за историю этих боев случалось и такое. Только за то время, когда я выступал в отборочных подпольных боях без правил, врачи «скорой помощи» вынесли из зала на носилках трех бойцов. Никакой страховки у выступающих, естественно, нет. Все выходят на ринг, рискуя покинуть его «ногами вперед». Единственное, что гарантируют организаторы, так это первую медицинскую помощь. Около каждого подпольного зала во время прохождения турнира дежурят несколько машин «скорой помощи». При получении бойцом травмы ему оказывается помощь. Если пострадавший нуждается в госпитализации, то его везут в ближайшую больницу, где оформляют, как подобранную на улице жертву хулиганов-грабителей. При этом лица бойцов зачастую напоминают отбивную. За такую работу врачам исправно платят. Одно подобное дежурство приносит доктору 300—500 долларов.

И это только отборочные бои. В казино же дела обстоят куда хуже. Те, кто умудрился продержаться там на ринге хотя бы несколько вечеров, может считать, что Джекки Чан ему не страшен. Основные травмы на подпольных боях без правил — это сломанные носы, вывихи, синяки, переломы, сотрясения мозга и выбитые зубы. В общем, не самый приятный набор.

Провести бой и выйти из него абсолютно целым практически невозможно.

Пока я приходил в себя после неожиданной победы, страсти на рингах накалялись. Первый этап отборочных боев прошел, и в зале осталось уже не больше тридцати претендентов. Надо сказать, что оптимизма их внешний вид не внушал. В большинстве своем двухметровые амбалы с синяками под глазами, окровавленными губами и свернутыми вбок носами злобно косились друг на друга. Перед вторым этапом боев объявили пятнадцатиминутный перерыв. Каждый занялся своим делом. Кто-то пошел курить, кто-то продолжил разминаться, а кто-то решил обратиться к медикам за помощью. Я нашел взглядом своего нового знакомого Чингисхана. Оказалось, что он тоже прошел во второй тур. При этом лицо у него выглядело совсем свежим. Я подошел к нему.

-Ну, как у тебя?

— Да ничего! Но во втором туре, чувствую, придется попотеть. А у тебя, смотрю, без повреждений не обошлось?

Я лишь кивнул в ответ. Начинался второй этап отборочных боев. О том, что я собирался сбежать домой, как-то забылось. Проснулся азарт.

О своем решении я пожалел сразу же после жеребьевки. Соперник попался не подарок. Двухметровый спецназовец Свирепый смотрел на меня с ожесточением.

— Да, не повезло тебе, — услышал я за спиной голос Чингисхана. — Но мне не лучше досталось. Мастер спорта по кикбоксингу Думаю, не справлюсь.

Тут объявили первые схватки. Уровень бойцов действительно оказался на порядок выше, чем на первом этапе. За 30 секунд никого уже не нокаутировали. Бои шли с переменным успехом. Количество травм при этом нисколько не уменьшалось, а только увеличивалось. Мальчики с тряпками не успевали вытирать ринг. Чингисхан получал удар за ударом от своего кикбоксера, и положение его было незавидное. Правда, на последних минутах боя он умудрился как-то извернуться и услать своего противника в долгий нокдаун. Когда тот пришел в себя, бой был уже проигран.

Объявили мой бой. Выходить не хотелось, но отказаться не позволяло самолюбие. Пришлось драться. В первую же минуту я получил от Свирепого ногой по уху. Было больно, но это взбодрило. Правда, ненадолго. Следующим ударом я чуть не сломал руку о его пресс. Дело принимало неприятный поворот. Бьешься, как рыба об асфальт, а толку.. На пятой минуте я начал сдавать. Бегать по рингу от все более расходившегося Свирепого было тяжело, а сдерживать его удары — невозможно. Решение пришло само собой. Оно заключалось в названии состязаний. Если бои проходят без правил, то и понятия морали в них тоже не существует. Подгадав момент, я со всей силы заехал Свирепому между ног. Он сложился пополам. Бой был выигран. Меня объявили победителем, и я ушел с ринга.

Остальные схватки второго этапа прошли довольно быстро. В третий раунд вышли такие здоровяки, что никакие блага цивилизации не заставили бы меня продолжать участвовать в этой бойне. Надо было как-то отсюда выбираться. Уйти незамеченным не представлялось возможным, а просто отказаться было опасно. Могли заподозрить что-то неладное. Пришлось притворяться. Проходя мимо регистрационного стола, я сделал вид, что споткнулся.

— Ой, …, ногу подвернул! Не могу больше участвовать, нога болит.

— Сходи к врачу, — огрызнулся один из охранников.

— Да какой, к черту, врач, я на нее встать не могу!

— Да пускай валит на все четыре стороны, — бросил через плечо какой-то мужчина, одетый в стильный черный костюм. — У нас в финале все равно один лишний получается.

Долго упрашивать меня не пришлось. Я несся к выходу, не забывая прихрамывать на «больную» ногу. Переоделся я действительно как вихрь. Выскочил из ПТУ и запрыгнул в машину за углом, где меня ждали друзья.

— Ну как? — был первый вопрос.

— Во как, — огрызнулся я и повернулся к ним синяком. — Репортаж налицо.

Комиссия по ведомостям из Невады которая занимается подсчётами и выплатами гонораров и бонусов бойцам смешанных единоборств. В частности UFC 229 который проходил 6 октября в Лас-Вегасе. Комиссия опубликовала общие ганорары и бонусы бойцам UFC 229

Самым высокооплачиваемым бойцом UFC без учетов бонусов за трансляции и других премиальных стал Конор МакГрегор. Гонорар Конора МакГрегора составил $3 000 000. Напомним Конор является бывшим чемпионом UFC в двух весовых категориях.
Что сказать о действующем чемпионе UFC в лёгком весе Хабибе Нурмагомедове, его гонорар в UFC 229 оказался на треть меньше чем у Конора. А это не больше не меньше $2 000 000. Эти гонорары скажем так окладные части выплат UFC 229 данным бойцам и в целом всем бойцам которые были в октагоне 6 октября. В третьей строчке самых высоких выплат оказался Тони Фергюсон. Его гонорар за выступление оказался в несколько раз ниже чем у бойцов титульного боя. Но всё же гонорар Тони составил $150 000. За победу Тони против Энтони Петтис обещали добавить всего лишь $5000, хотя другим бойцам в случае победы гонорар увеличивали как минимум в 2-е.
Но не нужно расстраиваться на и так не бедных бойцов UFC каждый из топовых бойцов получит % от продаж прямых трансляций. А это гораздо большие суммы по сравнение с гарантированными гонорарами от UFC.

А теперь мы напишем полный список выплат за прошедшие бои в UFC 229 с именами бойцов которые выступили 6 октября в Лас Вегасе.

Аспен Лэдд: $12 000 за бой ($12 000 за победу)
Тоня Эвинджер: $30 000 за бой ($30 000 за победу)

Висенте Луке: $38 000 за бой ($38 000 за победу)
Джэлин Тернер: $10 000 за бой ($10 000 за победу)

Лина Лансберг: $20 000 за бой ($20 000 за победу)
Яна Куницкая: $25 000 за бой ($25 000 за победу)

Райан ЛаФлэр: $33 000 за бой ($33 000 за победу)
Тони Мартин: $28 000 за бой ($28 000 за победу)

Скотт Холцмен: $30 000 за бой ($30 000 за победу)
Алан Патрик: $30 000 за бой ($30 000 за победу)

Серджио Петтис: $46 000 за бой ($46 000 за победу)
Жуссьер Формига: $43 000 за бой ($43 000 за победу)

Мишель Уотерсон: $50 000 за бой ($50 000 за победу)
Фелис Херриг: $40 000 за бой ($40 000 за победу)

Грэй Мэйнард: $54 000 за бой ($54 000 за победу)
Ник Ленц: $50 000 за бой ($50 000 за победу)

Овинс Сент-Пру: $86 000 за бой ($86 000 за победу)
Доминик Рейес: $45 000 за бой ($45 000 за победу)

Деррик Льюис: $135 000 за бой ($135 000 за победу)
Александр Волков: $75 000 за бой ($75 000 за победу)

Тони Фергюсон: $150 000 за бой ($5 000 за победу)
Энтони Петтис: $145 000 за бой ($145 000 за победу)

Хабиб Нурмагомедов: $2 000 000 (без бонуса за победу)
Конор МакГрегор: $3 000 000 (без бонуса за победу)


Не нужно завидовать данным гонорарам бойцов. Они вкладывают очень много усилий чтобы заработать такие суммы. Но на самом деле это всё только вершина айсберга их заработка. Большая часть выплат бойцам UFC будет осуществлена за прямые трансляции боёв, от рекламных компаний, а также бонусов компании Reebok которая является официальным спонсором UFC.

Надеюсь теперь вы узнали какие выплаты, зарплаты были и есть у бойцов UFC

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *