Сергей морозов футболист


Самый известный в городе боец смешанных боевых искусств начал свою карьеру с футбола, где не все сложилось. Зато игровой вид научил его быстро думать. В беседе с корреспондентом «АТ» он рассказал, чего стоит биться в клетке, за что благодарят родители детей и что чувствуешь, когда поднял флаг страны.
Иван КУВАКИН
фото Сергея Морозова
Корреспондент «АТ» решил пообщаться с сильным и амбициозным спортсменом – Сергеем Морозовым. Который недавно одержал 11 победу в ММА. Но ведет себя очень скромно, советуя всем настраиваться на каждый поединок по-новому. И ни в коем случае не зазнаваться. Многие люди называют этот вид спорта банальными боями без правил. Однако правила там все же есть – проведение боев на ринге или арене (клетке), три раунда по 5 минут и 1 минута отдыха в нечемпионских или показательных встречах. Чемпионские и иные особые соревнования могут длиться не более 5 раундов. Правил на самом деле достаточно.
— Прежде всего, Сергей, расскажите, как попали в смешанные боевые единоборства после футбола?
— Я не шел к этому целенаправленно. Не знаю даже. У меня лично такого не было: допустим, закончить с футболом и заняться смешанными боями. Когда смотришь по телевизору бои, там клетка, ринг… Конечно, любому парню там хотелось бы себя попробовать. Честно говоря, не думал, что все это сбудется. В футболе чуть-чуть не сложилось заиграть, по кое-каким моментам. Скажу так: просто пришли с ребятами в спортзал со двора.
— Помните свой первый профессиональный бой?
— Первый мой бой по ММА состоялся в 2012 году. До этого на Чемпионате Казахстана по рукопашному бою я стал призером, не смог выиграть. И, где-то внутри, может быть, была какая-то нереализованная цель. Соревнования проходили в Астане. А на следующий день мне позвонили и спросили: «Подраться хочешь?». Я ответил, что можно, почему нет. Поехал к ним, все обсудили и друг друга поняли. Позже по возвращению в Актобе организаторы мне позвонили и сказали, что моя кандидатура подходит. Вот так, чисто случайно, организовался первый профессиональный бой против сильного парня. В любительском спорте не платят. И взрослые ребята, кто на контракте в клубе сидит, делают уклон на профессиональные бои. Они на любительском уровне выигрывали Чемпионаты Казахстана, Азии, есть и победители мирового первенства. В клубе «Еркин куш» все мастера международного класса, нас четверо: я, Гойти Дазаев, Даурен Ермеков и Махамбет Жалгас. Нам в любительских видах все высоты покорились. Мы сейчас исключительно профессиональными боями занимаемся, бьемся и деньги зарабатываем. Имя, имидж, популярность – это все рядом идет. За этим никто из нас не гоняется. Все ребята скромные и простые. У нас нет и такого промоутера, который бы нас сильно пиарил. Мы трудимся целыми днями в спортзале, утром и вечером. Выходной только в воскресенье, и то стараемся активно отдыхать – поиграть в футбол или поплавать.
— Нет сожаления, что не сложилось в футболе? Вы довольны нынешним положением?
— Конечно. Знаешь, футболу много лет отдал. Где-то обидно было, что какие-то сладкие плоды футбола не пожал. Как мы знаем, футболисты хорошие деньги зарабатывают. Так сильно не напрягаются, как мы. В детстве у меня была мечта стать футболистом. Родителям и бабушке огромное спасибо, они всегда меня в спорте поддерживают: заботой, теплотой, словом. Всегда толкали, а не отговаривали. Все равно, футболу я отдельно благодарен. Много чем помог сейчас в этих боях.

— Трудно оценить. Может футбол менее травмоопасен в сравнении с боевыми искусствами?
— Я бы не сказал. Сколько лет в футбол играл, столько травм было: со спиной, руками и ногами. А здесь я уже лет пять или шесть бьюсь, и ты не поверишь – травм намного меньше в боях! Конечно, если боец не будет себя правильно вести. С соперником разница в уровне будет огромная пропасть, то без травм не обойдется. Если сам тренер и боец себя не переоценивают, а реально смотрят на свой уровень и соперника, тогда повреждений намного меньше будет.
— Не раз приходилось слышать, что порой воспитанники футбола переходят на боевые искусства…
— В основном молодежь, приходит после футбола. Они тренируются и хорошие результаты показывают. Становятся чемпионами города, области, заявляют о себе на республиканских турнирах. Наших ровесников среди них нет.
Есть и чемпионы Казахстана среди бывших футболистов. Футбол дает не только хорошую физподготовку. Это коллективная игра. Во-первых, ты уже думаешь не прямолинейно, обучаешься тактике. Для единоборств это очень хорошо. Там в основном индивидуальные выступления. А когда ты понимаешь, что у тебя еще есть команда – думаешь уже иначе. Голова думает разнообразнее, ищешь варианты. К тому же появляется импровизация. Самое главное, что еще быстро соображаешь. В футболе есть ситуации, где нужно принимать молниеносные решения. По ходу матча – ситуации на ситуации: где-то нужно ответственность на себя брать, рискнуть, а где-то построже сыграть. То же самое в боях. Так что многие ребята приходят в боевые искусства после игровых видов спорта. И находят себя.
— Никогда прежде такого не слышал, что игровые виды могут так соприкасаться с боевыми искусствами…
— Командные виды помогают. Просто об этом кто-то умалчивает или стесняется признаться, что раньше занимался волейболом или баскетболом. Наоборот, многие игровики в боях себя спокойно находят, если с душком все нормально.
— Сколько боев провели в статусе профессионала?
— Если не считать любительские, то 11 боев. Последний поединок в Астане, приуроченный к 550-летию Казахского Ханства, я выиграл у британца Энди Янга в Ледовом Дворце. М1-Челлендж 59 организовал M1-Global, еще проходил турнир по казак куреси – «Казахстан Барысы» на велотреке.
— Вы единственный из казахстанцев участвовали в М1-Челлендж?
— Нет, 5 бойцов из Казахстана выступали. Обычно такого не бывает, чтобы с одной стороны столько. В общем прошло 10 боев – 10 пар. Все наши молодцы, победили соперников. Например, Еркинбек Инжель из Уральска, Рашид Дагаев из Караганды, Шавкат Рахмонов из Кокшетау и Дамир Исмагулов, живущий в России, но выступавший за Уральск.
— Какие ваши дальнейшие планы?
— Свадьба 8 августа – главный бой в жизни (смеется). Все мысли о ней. О боях пока не думаю. В легкую тренируемся сейчас, один раз в день. Идет активный отдых, восстановление после битв. Остальные, кто куда. Гойти Дазаев поедет на турнир по жекпе-жек в Талдыкорган. Наша молодежь отправится в Алматы на соревнование по грепплингу.
— Вас всего четыре профессионала в клубе?

— Да, а в общем бойцов достаточно. Знаешь, чем отличается любитель от профессионала? Практически ничем. Только немного правилами, регламентом соревнований и экипировочкой. А так в некоторых любительских турнирах такие бои закатывают, многие профессионалы позавидуют. Все мастера спорта международного уровня на постсоветском пространстве сначала были любителями. И затем становились профессионалами. Кто решил до конца связать жизнь со спортом, заработать на этом. В первую очередь прославить страну. Когда едешь в чужую страну на битву. Ты и твой тренер, больше никого. Например, в Китае мы с наставником были на М1-Челлендже. Global проводил в ноябре прошлого года, в Пекине. Повезло, бог дал, я выиграл во втором раунде техническим нокаутом. Ты не представляешь, какое это ощущение, когда флаг на спину одеваешь и пробежишься. Уже так приятно! Назвали страну победителя, только гимна не хватает. Они не включают. На ринге одни эмоции, а со стороны посмотришь фотографии и видео. Это дорогого стоит. Когда побеждаешь и флаг страны поднимаешь – непередаваемые ощущения. Уже о Казахстане знают. Для спортсмена это самое главное. Страну прославлять – самое хорошее занятие, а не глупостями заниматься: потренироваться, потом в клубе драться или где-то на улице. Нужно что-то полезное делать. Еще дети на нас смотрят, у них глаза загораются. Когда видят, что на таком уровне выступают такие же парни, как он сам. Дети тоже потом стараются, выезжают на турниры и побеждают.
— Перед каждым профессиональным поединком подписывается контракт?
— В первую очередь – различные договоренности. Есть и разные контракты, которые подписываются на год, например. И указывается количество боев в этот период, условно от трех до пяти. Могут предложить и контракт на 2-3 года. В зависимости от количества боев и побед будут расти дивиденды, рейтинг. Соревнования делятся на два карда: для начинающих и рейтинговых бойцов, звезд ММА (предварительный и основной карды. – И.К.). Естественно, уровень зарплат у первого и второго карда разный. Известные спортсмены получают больше. За индивидуальный контракт с промоутерской организацией участнику полагается большая оплата и бонусы.
— Кстати, представители главного карда тоже встретились в Астане?
— Да, Сергей Харитонов дрался с Кенни Гарнером. Кстати, когда мы проводили бои в Пекине на М1-Челлендже 53, эти звезды уже встречались. Тогда выиграл Харитонов. Прошло примерно полгода, и мы снова дрались параллельно с ними, только в Астане. Матч-реванш снова оказался за Харитоновым.
— По словам вашего тренера, новичок за один бой зарабатывает от 1,5 до 3 тысяч долларов. Это так?
— Да, с учетом победы и всех бонусов. Проигравший тоже получает определенную сумму. Бесплатно сейчас никто рисковать здоровьем не будет. Уже не то время.
— Все равно, с учетом поездки и затрат на спортивное питание, экипировку, медобслуживание, эти гонорары не выглядят внушительными?
— Затраты большие. Чтобы они окупались, желательно зарабатывать от 10 тысяч долларов за поединок. Понимаешь, в ММА ребята возрастом около 25 лет. Кто-то чуть моложе. У всех почти есть семьи, даже по двое или трое детей. Допустим, получил за бой 5 тысяч долларов. Месяц усиленно готовился, сколько затрат было. Потом отдохнул пару недель. Через месяца два или три у тебя следующий бой. Каждый месяц биться нереально. Израсходуешь материал, истощишься, пойдут поражения. Здоровье не то будет. Примерно раз в четыре или пять месяцев участвуешь в поединке. Получаешь 5 тысяч долларов и растягиваешь их на 5 месяцев…Спортивное питание обходится в 100 тысяч тенге на одного бойца. Тренер нам помогает и спонсор – «Актюбрентген». Нам идут навстречу, находят время, средства, а мы стараемся благодарить их победами и отдачей. Рекламой спонсоров и клуба «Атлант». Перед тренером неудобно проигрывать. Он столько сил и энергии в нас вложил.

— Ваш «Moroz Club» занимается тренировкой детей?
— Да, взрослых у меня нет. Учим их грепплингу, рукопашному бою и панкратиону, джиу-джитсу. То, в чем дети могут себя реализовать.
— В чем принципиальная разница смешанных боевых искусств от рукопашного боя, джиу-джитсу, панратиона?
— Например, по экипировке нет разницы между панратионом и любительским ММА. В панкратионе правила более совершенные и этот вид подходит детям. Система очень гибкая: есть борьба в кимано и без него, ударная дисциплина без ударов в голову или более приближенная к ММА. Запрещены многие действия, это все грамотно расписано. Судьями внимательно отслеживается. Самое главное отличие любительского панкратиона и любительского ММА – место боя. В панкратионе бьются на борцовском ковре, а в любительском ММА – на ринге. Рассмотрим психологически. Ринг – замкнутое пространство, что тяжело для детей. Да и для взрослых. На самом деле, бывают критические моменты в бою, где можно убежать, если явно проигрываешь. На ринге такой возможности нет, тебя будут забивать, как скотину. А так в бою по панкратиону ты дерешься в кругу, если наступила критическая ситуация – просто вышел за круг и все. Или упал и тебя бьют – вывалился в бок и бой остановили, стойку подняли. Уже здоровью нет такого ущерба. У детей есть шанс в сложной ситуации сохранить себя. Взрослые хоть осознанно выступают. А рисковать здоровьем детей мы не имеем права.
— Какие ощущения тогда в клетке во время встречи по смешанным боевым единоборствам?
— В клетку заходишь, и ты остаешься один на один с соперником. Щелк – клетка закрылась и все…Кто первый раз переживает клетку, у того психология меняется. Переживает каждый, но один побеждает, а другой проигрывает. И вот уступившему совсем тяжело. Замкнутое пространство, ходов для выхода нет. Еще если побили сильно – немногие после этого восстанавливаются и дальше участвуют в поединках. Многое от судейства зависит. ММА и прочие виды, как их называют, бои без правил, по всему миру только развиваются. За исключением США, где система налажена. Следовательно, квалифицированных судей мало. Одна ошибка рефери и все, человек повредит здоровье. Например, в клетке один другому в стойки хорошо попал, болевой тянул или добивал. Судья вовремя не остановил бой – спортсмен получает серьезную травму. Сам проигрывающий не может не выкатиться, не убежать. Зрителям же нужно шоу: красивое падение, кровь, добивания.
— Нельзя сигнализировать судье, что не можешь продолжать?
— Не успеешь. Ушел в нокдаун, ничего не соображаешь, как там бить рукой по полу или сигнализировать. Ту же добьет до конца, пока не выключишься или судья не остановит бой.
Бывают и курьезные случаи, когда добиваешь соперника и рефери показывает «стоп». А тот встает, шатается, но умудряется спорить с судьей, что в порядке и будет дальше драться.
— Часто курьеры случаются?
— Их немало. Вот приходят иногда неизвестные в спортзал и просят со мной или с кем-то из ребят в парах постоять, в смысле подраться. Мы в шоке, спрашиваем, что значит просто подраться? Отвечают, что боксом или борьбой занимаются, хотели бы себя проверить (смеется). Понятно, что человек вообще о боях понятия не имеет. Чудаков хватает. Меня один раз по телевизору увидели, и на следующий день пришли и предложили спарринг провести. Как просто так драться? Не дай бог его здоровью ущерб нанесешь, сколько проблем будет! Мы живем этим, а люди с улицы приходят и подраться предлагают. Окружающие думают, что все бойцы очень серьезные или заряженные. На самом деле, все нормальные бойцы – это еще те хохмачи. Только если индивидуумы какие-то, особо серьезные. По сути бойцы высокого класса – скромные и веселые люди, очень компанейские.

— Какова перспектива развития? Для начала, переход в известные казахстанские бойцовские клубы и заключение выгодных контрактов на бои?
— Пока переходить в них смысла нет. А вот подписать контракты с мировыми промоушенами – было бы здорово. Для любого спортсмена, города и страны. За рубежом есть тренировочные лагеря в США и Таиланде. Где тренируются многие именитые бойцы. Но мы пока своими силами развиваемся. Нет таких средств, чтобы летать за рубеж. Летом в жару на поле рядом тренировались, бегали, дрались, упражнения делали на выносливость. Так же в спортзале. У нас свой Таиланд тут был, точно не хуже (смеется).
— Возникало хоть раз чувство и обстановка, что проиграете?
— Конечно. Каждый бой можно было проиграть!
— Не бывает уверенности, что точно выиграете?
— Я хочу, чтобы люди поняли. Сколько бы ты не бился, на каждый бой выходишь – все по новой. Каждый раз ты переживаешь, испытываешь стресс. Ведь рискуешь здоровьем, в первую очередь. Только богу известно, чем закончится поединок. Вроде бы ты молодец, все знаешь и умеешь, миллион раз правильно действовал. А в этом поединке ошибся раз и проиграл.
— Ваш тренер отмечал, что объективное судейство редко встречается. Особенно за рубежом…
— Действительно. Даже в любительском спорте, когда я выступал по панкратиону, рукопашному бою, ММА, постоянно занимал второе или третье место. Один раз стал чемпионом Азии. На трех чемпионатах мире третьим становился. Или сам не дорабатывал, или меня засудят. Что хорошо в профессиональном спорте – вышел один на один. И надо выиграть досрочно. Не завершишь бой нокаутом, не стоит полагаться на решение судей. В любительском спорте меня сильно засуживали. Теперь я стараюсь не обращать внимания на судей. Выиграл техническом нокаутом или сдачей соперника – к тебе вопросов нет. Тем более на выезде. Посуди сам. Огромнейшие деньги местные организаторы и спонсоры вкладывают в турнир, бойцов, собрали много зрителей. Как они допустят, что приехал парень из Казахстана в Китай, например. И по очкам выиграл у местного спортсмена. Это нереально! Миллионы долларов вложено! Эти вещи должны бойцы реально понимать и не надеяться на судей. Только досрочно побеждать!
— Среди ваших друзей и знакомых есть те, кто полностью зарабатывает себе на жизнь, выступая профессионально в ММА?
— В Казахстане такой спортсмен только один – Игорь Свирид из Алматы. Он работает с организацией «ONE FC» и пояс чемпиона мира держит. Единственный человек из нашей страны, кто реально зарабатывает боями и вышел на такой высокий уровень. Мы вместе начинали, в Москву ездили. Парень молодец, скромный и трудолюбивый. В Таиланде тренируется, в горах Алматы. Но в него серьезно вкладываются. Спонсоры нашлись только после его побед.
— Вы все стремитесь к тому же?
У нас, бойцов «Еркин куша», выбора нет. Не можем пойти назад. Столько сил и энергии затратили. Надо пожать плоды, иначе зачем мы занимаемся? Приятно и то, когда тренируешь ребенка. Через пару лет он меняется, становится крепче, умнее. Выигрывает соревнования. Его родители приходят и благодарят. Не финансово, а просто словом: «Спасибо за мальчика или девочку». Знаете, как это приятно! Никакие деньги не нужны!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *