Проигрывал ли мухаммед али

Почему Мохаммед Али — «Величайший» Главные достижения самого известного боксера в истории

Фото: Capital Pictures / InSight media / Vida Press

3 июня умер Мохаммед Али — один из величайших спортсменов XX века. По просьбе «Медузы» журналист Андрей Мельников рассказывает о боксерской карьере Али, его главных боях и том, почему он действительно заслуживает титула «Величайший», который спортсмен сам себе и присвоил.

Очень давно Мохаммед Али назвал себя «Величайшим», и среди поклонников бокса всегда было мало людей, готовых с этим утверждением поспорить. В свободное от боев и тренировок время Али пытался менять мир и многого добился. Когда-то в США многие ненавидели Мохаммеда за борьбу с расизмом и отказ воевать во Вьетнаме. Сейчас во всем мире будет непросто найти человека, который не хотел бы признаться ему в любви или хотя бы выразить уважение. Но Али больше нет. 3 июня он умер в больнице Финикса.

Али прожил 74 года, причем почти полжизни боролся с болезнью Паркинсона, которую у него диагностировали еще в середине 1980-х. По большому счету, перед всем миром в последний раз он появился 20 лет назад, когда зажег огонь летней Олимпиады 1996 года в Атланте. Уже тогда смотреть на Али было тяжело: в какой-то момент показалось, что великий в прошлом атлет не справится с тем, чтобы поджечь пропитанный горючей смесью кусок материала, который затем по тросу поднялся к факелу Игр-1996. Али справился.

Muhammad Ali — Lighting the Olympic Torch, Atlanta 1996 Steve Lamb

«Я подсчитал, что пропустил 20 тысяч ударов, но я заработал миллионы и многое сумел сохранить. Может быть, я говорю медленно, но мыслю хорошо», — говорил Али и просил его не жалеть. Пока он был здоров, он успел сделать и сказать столько, сколько мало кто успел бы и за десять жизней.

«Порхай как бабочка, жаль как пчела»

Сейчас эту фразу Али знают даже те, кто никогда не видел ни одного боксерского боя. Он был не просто быстрее своих противников: он двигался, неожиданно меняя направления, бил резко, сильно и из любого положения, чувствовал дистанцию и предугадывал действия соперника.

Чемпионом мира в тяжелом весе он стал в феврале 1964 года, еще под именем Кассиуса Клея. Титул он отобрал у громилы Санни Листона, который, к слову, был не только габаритным и мощным атлетом с убойным ударом, но и боксером с очень приличной техникой. Сейчас это прозвучит странно, но фаворитом боя был именно Листон, а в Али кроме него самого практически никто не верил. Ни победа претендента на Олимпиаде-1960 в Риме, ни 19 выигранных боев на профессиональном ринге для болельщиков и экспертов тогда серьезными аргументами не казались.

Уже к третьему раунду стало ясно, что Листон достать своего быстрого соперника не может. Али же, наоборот, мог, и попадал чем дальше, тем больше. Правда, в четвертом раунде Мохаммеду что-то попало в глаза, и в перерыве он даже хотел сняться с боя. Тренеру удалось убедить его продолжить бой, за пятый раунд к претенденту вернулось зрение, а после шестого Листон просто не вышел на ринг, чтобы продолжать бой.

Cassius Clay vs. Sonny Liston (Hightlights) Muhammad Ali Fan

Переименование Кассиуса Клея в Мохаммеда Али произошло между первым и вторым боями с Листоном. Али связался с националистической организацией американских негров «Нация ислама», из-за чего нажил себе много врагов, а заодно сделал подготовку к реваншу с Листоном очень нервной. Фаворитом у букмекеров снова был Санни, для которого все закончилось быстро и печально. Уже на второй минуте боя Али поймал Листона на удар справа, рефери, пытаясь увести Мохаммеда в его угол, немного запутался, но в итоге зафиксировал нокаут. Удар Али был насколько быстрым и незаметным, что многие до сих подозревают, что Листон просто сдал бой.

Ali vs Liston — Fight 2 — 1st Round Knockout boxingsgreatest

«Ну посадят меня в тюрьму, и что? Я уже 400 лет в тюрьме»

В 1965 года США начали войну во Вьетнаме, и Али сразу обозначил свою позицию по этому вопросу. Смысл его комментариев сводился к тому, что вьетконговцы ему ничего плохого не сделали, «нигером» не называли, поэтому воевать против них в интересах белых он не будет. В начале войны пацифистов в США было меньшинство, поэтому и сторонников в этом вопросе у Али оказалось меньше, чем противников.

Накануне войны во Вьетнаме — в 1964 году — Али признали негодным к службе: проходя тест на IQ, он недобрал 14 баллов и, ничуть не смутившись, сказал: «Я же самый великий, а не самый умный». Когда началась война, армейское начальство понизило «интеллектуальный барьер», после чего препятствий для того, чтобы призвать Али, не осталось.

Призвали его в 1966-м. Вряд ли Мохаммеда послали бы на передовую: во время Второй мировой войны у американского командования был опыт использования другого великого чемпиона-тяжеловеса Джо Луиса, который ездил по воинским частям и выступал перед солдатами, поднимая их моральный дух. Но Али пошел на принцип.

Во время принятия присяги он отказался выходить из строя, не откликнувшись ни на имя Кассиуса Клея, ни на имя Мохаммеда Али. Суд оштрафовал его на десять тысяч долларов и приговорил к пяти годам тюрьмы. Срок Мохаммеду отбывать не пришлось, но американские боксерские комиссии лишили его возможности проводить бои. Затем у Али отобрали и титул чемпиона.

Эта история стоила ему трех с половиной лет боксерской карьеры. Когда в октябре 1970 года Мохаммед вернулся на ринг, он был по-прежнему очень хорош, но годы простоя не могли не сказаться. А впереди маячил бой с Джо Фрейзером, ставшим в отсутствие Али чемпионом мира.

«Джо Фрейзер настолько уродлив, что когда он плачет, слезы разворачиваются и стекают вниз по затылку»

Ни от кого Али не доставалось так много ударов, как от Фрейзера. Фрейзеру за три боя с Мохаммедом перепало не меньше, но ему приходилось терпеть еще и многочисленные оскорбления со стороны великого соперника. Али вообще был мастером говорить своим противникам гадости, причем тут он был куда более безжалостным, чем когда выходил на ринг. Пожалуй, именно он начал на постоянной основе подогревать интерес к своим боям хамскими выходками на пресс-конференциях и других мероприятиях.

Именно первый бой с Фрейзером показал, как дорого Али стоил перерыв, связанный с отказом от военной службы. Чувство дистанции и уникальное чутье по-прежнему были с ним, но скорости, чтобы реализовать эти качества, хватало не всегда. Мохаммед стал пропускать удары, которые раньше не пропускал, и в поединке с боксером мирового уровня это не могло не сказаться. Али проигрывал по очкам, в последнем (15-м) раунде пошел вперед, нарвался на удар и оказался в нокдауне. Он встал и закончил бой на ногах, но о победе речи не шло.

Muhammad Ali vs Joe Frazier I: Round 15 (Knockdown.) TheTartanSoldier

Когда Али и Фрейзер встретились во второй раз, Джо уже не был чемпионом, потеряв титул в поединке с Джорджем Формэном. Али к тому времени несколько скорректировал свою тактику ведения боя. Например, в неприятных для себя ситуациях, он входил в клинч, не позволяя сопернику развивать успех. Все это позволило Мохаммеду взять реванш, хотя Фрейзер после боя жаловался на несправедливое судейство и грязные приемы Али.

Третий бой Али — Фрейзер, прошедший в филиппинской Маниле, часто называют не только лучшим в карьере Мохаммеда, но и одним из величайших в истории бокса. Как сказал бы кто-нибудь из футбольных комментаторов, «волны атак накатывались одна за другой». После 14 яростных раундов у Фрейзера полностью заплыл левый глаз, и его тренер, посмотрев на это, остановил бой. Человек из команды Али утверждал, что Мохаммед был так истощен, что на последний раунд выйти бы не смог. Подтвердить или опровергнуть это невозможно. Сам Али говорил, что он никогда не был ближе к смерти, чем в том бою. Но в его случае это не значит, что он не смог бы провести еще один раунд.

Muhammad Ali vs. Joe Frazier — III — Highlights! *HD* FaceOfBoxing

«Даже если тебе снится, что ты меня побеждаешь, проснись и извинись»

Самым известным боем Али, пожалуй, стоит признать поединок с Джорджем Формэном, известный как «Драка в джунглях» (Rumble in the Jungle). Частично виноват в этом фильм «Али» с Уиллом Смитом, где этот бой — одно из ключевых событий. Промоутер Дон Кинг организовал его в Заире, уговорив раскошелиться местного диктатора Мобуту. Только на призовой фонд было выделено 12 миллионов долларов.

Али опять пришлось готовиться к бою в роли аутсайдера. В 1973 году Формэн наголову разбил Фрейзера, который двумя годами ранее нанес Али первое поражение в карьере. Мохаммед взял реванш у Фрейзера еще до боя с Формэном, но на мнение букмекеров и журналистов это не особенно повлияло. Они считали, что против физической силы и ударной мощи Формэна аргументов у Али нет. Что-то похожее говорили и перед боем Али с Листоном.

Боксировать, как с Листоном, Мохаммед уже не мог. На этот раз он приготовил трюк, которого никто не ждал. Али вставал спиной к канатам, провоцируя Формэна на постоянные атаки. Казалось, что таких ударов и в таком количестве выдержать невозможно, но часть их проходила мимо, часть Али блокировал, а те, что все-таки доходили до цели, Мохаммед смягчал движениями корпусом.

Несмотря на все мастерство Али, эта тактика в бою с таким монстром, как Формэн, была рискованной. Рисковал Мохаммед не зря. К восьмому раунду Али решил, что его соперник потратил достаточно сил, перешел в контратаку и закончил бой четким ударом справа.

Muhammad Ali vs George Foreman (Highlights) Jeff Jackson

«Не считайте меня аутсайдером, пока мне не исполнится 50», — сказал Али после боя с Формэном. До 50 он, конечно, не добоксировал, но успел еще раз потерять и вернуть титул чемпиона мира. В декабре 1981 года Али проиграл Тревору Бербику, после чего окончательно ушел с ринга.

«Каждый день живите так, как будто этот день последний, потому что однажды это окажется правдой», — сказал как-то Али. Это вполне можно считать его главным советом.

2016 снова нанес свой удар: 3 июня скончался Мохаммед Али — легендарный спортсмен, который сам по себе стал синонимом слова «бокс» для нескольких поколений любителей контактных соревнований. Если имя, данное ему при рождении, Кассиус Клей-младший, известно многим, то историю его убеждений можно назвать очень странной и мало освещенной. Отвратительные мужики решили изучить вопрос и разобраться, какую роль в жизни легенды сыграла «Нация Ислама», Малкольм Икс, сегрегация и прочие атрибуты расового и религиозного конфликта людей разного цвета.

«Моя война была духовной. Не той войной, из-за которой умирают… Я потерял титул чемпиона, лишился финансовой безопасности. Но я добился другого, более великого»

— Мохаммед Али

Мохаммед Али был выдающимся боксером, но история его духовных метаний вне ринга может быть интереснее историй его нокаутов и побед. Все же он был не машиной, молотящей кулаками, но человеком со своими убеждениями, идеалами и ценностями. Его связь с очень неоднозначной организацией «Нация ислама» — тема, которой хватило бы не на одну статью.

Почему мы ниже, чем они?

В городе Луисвилл, где в 1942 родился Клей, к черным относились весьма паршиво даже по тем временам: отдельные туалеты, отсутствие обслуживания в ресторанах и прочие признаки расизма в духе пятидесятых. Однажды в жаркий день десятилетний Кассиус и его мать, Одесса Клей, ждали автобус на остановке; пареньку захотелось пить, и женщина постучалась в ближайшее кафе, чтобы попросить стакан воды для сына. Ей ответили резким агрессивным отказом и захлопнули дверь перед носом. Такие ситуации случались все чаще, и это очень сильно воздействовало на маленького Кассиуса, который вечерами плакал и задавал простой вопрос: «почему мы ниже, чем они?».

Кассиусу всего 13 лет.

Всю жизнь Мохаммеда преследовал расизм — от бытового до идеологического. Сколько бы медалей у него ни было на груди, его все равно отказывались обслуживать в ресторанах, сколько бы чемпионских поясов он ни носил, на него всегда смотрели косо и враждебно. Все эти взгляды и унизительные попытки добиться уважения заставили Клея задуматься о том, все ли он в своей жизни делает правильно.

Что, если Иисус был черным?

В 1959 году, когда Кассиус уже одержал более сотни побед на любительском уровне и был готов ехать на Олимпиаду-1960 в Рим, боксер впервые услышал выступление лидера «Нации ислама» Элайджи Мухаммеда. В тот период эта организация проповедовала идеологию «черного национализма», направленную на полную изоляцию от белых, и ратовала за достижение черными независимости в экономической и религиозной сферах. Вместе с тем, учение осуждало употребление алкоголя, участие в азартных играх, физическое насилие над черными женщинами и неспособность защитить семью от нападок белых.

Али и один из руководителей «Нации ислама», Малькольм Икс, у храма в Чикаго.

Строго говоря, эта организация имело мало общего с традиционным исламом и в основном ограничилась заимствованием названия и некоторых идей. «Нация ислама» была именно формой протеста против привилегированного положения белых. Ее истоки были скорее социально-идеологическими, чем религиозными. Хотя со временем, как это часто бывает, она развилась и в полноценный культ.

Спустя год после услышанной речи Элайджи Мухаммеда, в период тренировок в Майами, Кассиус уже лично познакомился с Абдулом Рахманом. Тот был одним из ярых последователей и проповедников «Нации ислама» и пригласил боксера послушать в мечети его лекцию «Об истории наших предков».

Мохаммед Али в рядах «Нации ислама».

Абдул с болью в сердце говорил о лишениях черных, вплоть до «знаний о своей расе», так как черных, по его словам, учили ненавидеть себя и свой род. Чтобы уничтожить напоминание о предках, рабовладельцы нарекали черных рабов в свою честь, клича по своей же фамилии, в прямом смысле считая личной собственностью.

Впоследствии Рахман разъяснил Кассиусу основные положения идеологии «Нации». Они не могли не понравиться горячему, натерпевшемуся от белых и при этом довольно наивному боксеру. Утверждалось, что первым и истинным народом на Земле была черная раса, которой уже более 60 миллиардов лет, а белые люди — создания безумного ученого Якуба, которые появились на свет 6600 лет назад, когда с помощью селекции из африканцев вывели евреев, а затем и остальные светлокожие народы.

Уоллес Фард Мухаммад, основатель «Нации ислама».

Кроме того, одним из главных постулатов была идея о том что основатель «Нации ислама», Фард Мухаммед, является в прямом смысле Богом в человеческом теле и долгожданным Мессией христиан и Махди мусульман. Эта часть учения кажется едва ли не более странной, чем все сказанное до этого. Дело в том, что несмотря на все убеждения о превосходстве черной расы и панафриканизме, сам Фард был, очевидно, белым. Парадоксальным образом это нисколько не смущало его ярых последователей. В 1934 году он бесследно исчез, что только подтвердило в глазах верующих его сверхъестественное происхождение.

Рассказ Абдула Рахмана произвел на Клея неизгладимое впечатление и запал Кассиусу в душу. Но по-настоящему он проникся идеей после случившегося с ним конфуза по возвращении с победной Олимпиады. В аэропорту родного Луисвилла чемпиона встретили мэр города и сотни фанатов — но он практически сразу получил очередной жестокий урок: золотая медаль на шее, с которой Кассиус первое время не расставался даже во время сна, не сделала его в глазах белых полноценным человеком.

В четвертьфинале Али встречался с советским боксером Геннадием Шатковым, потом победил австралийца Тони Мэдигана, а в финале поколотил Збигнева Петишковского из Польши.

С медалью на груди чемпион зашел в закусочную с характерной для США того времени вывеской перед входом: «Только для белых».

«Я думал, что поставлю их на место, — вспоминает он. — Все-таки я победил на Олимпиаде». Но Клей услышал лишь возмутительное «Неграм не подаем!». «Все в порядке, — отреагировал 18-летний чемпион. — Я не нищий». Однако его просто выдворили на улицу. Встретив такое отношение, Кассиус направился к реке Огайо, куда и отправил покоиться свою золотую медаль, завоеванную им для государства. В 1996 году эту медаль ему вручили заново.

Затем молодой Кассиус привлек внимание Иеремии Шабазза, лидера мусульман Юга США, специально приехавшего в Атланту для встречи с талантливым боксером. Иеремия сразу зашел с козырей и задал вопрос, перевернувший все представления Кассиуса о мире и религии: «Если европейцы и белые американцы поклоняются белому Христу, то почему черные американцы не поклоняются черному?».

Кассиус оказался поражен пониманием того, что на всех картинах в общественных местах всегда были изображены только белые люди; о черных никогда не было ни слова — как будто их не существует. Кроме того, маленькие чернокожие мальчишки и девчонки выпрямляли волосы так, чтобы выглядеть, как белые. Вслед за этим Али узнал, что согласно исламу, Бог и его пророки не могут быть представлены человеческим воображением. Белые в глазах Кассиуса Клея окончательно потеряли монополию на истину.

С 1961 года Рахман начал работать на боксера в качестве полноценного члена команды, а Шабазз стал обеспечивать его халяльной пищей. Спустя год Кассиус лично познакомился с авторитетнейшими лицами и признанными лидерами «Нации ислама» — Элайджей Мухаммедом и Малкольмом Иксом. Их влияние на спортсмена трудно переоценить: он увидел в них свой идеал и был рад примкнуть к рядам организации. Забегая вперед, можно сказать, что роль Малкольма в жизни боксера оказалась настолько грандиозной, что когда тот покинул «Нацию ислама» и перешел в обычный ислам суннитского толка, Кассиус незамедлительно последовал за ним.

Мохаммед Али (слева) и Малкольм Икс.

В феврале 1964 года, перед началом первого боя за звание чемпиона мира в тяжелом весе со знаменитым Сонни Листоном, Кассиус публично помолился о победе Аллаху. А после победы в той знаковой встрече боксер официально объявил о принятии новой веры и вступлении в ряды «Нации ислама». В роли неофита Клей должен был отказаться от прежних имени и фамилии, которые считались рабскими, данными белыми угнетателями.

Ему было необходимо принять в качестве фамилии букву «X», что символизировало потерю знаний о собственном происхождении и истории предков. Но Кассиус с фамилией Икс, как вы понимаете, истории не известен — все произошло несколько иначе. Радостно встретившие Клея лидеры «Нации ислама» удостоили его «полным» мусульманским именем, которые, как правило, «резервировались» для постоянных членов организации. Так миру был явлен великий боксер Мохаммед Али.

Не все одобрили вступление Клея в «Нацию»; многие боксеры заявляли, что он подает плохой пример детям, якшаясь с сомнительной нехристианской организацией. Да и остальная общественность не очень хотела терять провокатора и болтуна Клея, получив взамен проповедника Али. Однако боксер даже после решения уйти в религию остался все таким же заводным и неуемным задирой на ринге, что и раньше.

Дальше его ждали только слава, титулы и место в истории. Со временем Мохаммед ушел из маргинальной по своей сути «Нации ислама» и обратился к более традиционному и общепринятому на востоке суннизму, которому и следовал до конца жизни.

Но это уже совершенно иная история.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *