Прияткин Николай бойцов Анатолий

Космический контроль


У нас все под контролем.
Фото Леонида ЯКУТИНА

В сентябре 1977 г. было создано уникальное оперативное объединение, и по сей день (в обновленном составе) безупречно выполняющее стратегические задачи в интересах безопасности нашей страны, выдавая высшему военно-политическому руководству крайне важную информацию. Оценивая опыт трех десятилетий, с полным основанием можно утверждать, что формирование отдельной армии ПРН стало закономерным и наиболее оптимальным вариантом, обеспечившим успешное решение актуальных и сложных проблем дальнейшего развития и боевого применения глобальной информационно-разведывательной системы.
Эта система начала зарождаться в начале 60-х гг. прошлого века. В Казахстане и Сибири под руководством академика Минца Александра Львовича и главного конструктора Поляка Юрия Владимировича было начато строительство созданных в Научно-исследовательском радиотехническом институте Академии наук СССР надгоризонтных РЛС «Днестр» (первоначально как узлы обнаружения спутников), а затем — в Заполярье и Латвии (как узлы раннего обнаружения баллистических ракет). Они и стали основой будущей СПРН.
15 февраля 1971 г. 1-я дивизия ПРН (командир — генерал-майор Стрельников Владимир Константинович) в составе командного пункта (г. Солнечногорск), Мурманского и Рижского радиотехнических узлов заступила на боевое дежурство четырьмя боевыми расчетами офицерского состава и младших специалистов. А с 1 июля 1973 г. информацию начала выдавать 2-я дивизия разведки космического пространства (РКП), командиром которой был генерал-майор Вылегжанин Геннадий Александрович. Значение этих событий трудно переоценить. Именно тогда вероятный противник утратил возможность безнаказанного нанесения ракетно-ядерного удара по территории нашей Родины. К тому времени мы опережали США и в создании системы ПРО. Еще 4 марта 1961 г. впервые в мире был осуществлен перехват головной части баллистической ракеты противоракетой с осколочно-фугасной боевой частью. Осуществлялось это под руководством генерального конструктора системы ПРО Кисунько Григория Васильевича противоракетой генерального конструктора Грушина Петра Дмитриевича (Соединенные Штаты повторили это только через 23 года). Также впервые в мире 1 ноября 1968 г. экспериментальный космический аппарат-перехватчик «ИС» осколочной боевой частью поразил искусственный спутник Земли — мишень (генеральные конструкторы — Савин Анатолий Иванович и Ковтуненко Вячеслав Михайлович). Все это обеспечило подписание в мае 1972 г. советско-американских договоров по ПРО и Ограничению стратегических вооружений (ОСВ-1).


Боевые возможности армии СПРН значительно возросли с постановкой на боевое дежурство в 1985 г. Габалинской РЛС.
Фото Леонида ЯКУТИНА

К середине 60-х и особенно в 70-е гг. в военных, научных и промышленных кругах созрело убеждение о необходимости комплексной, многоэшелонированной системы ПРН с максимальной эффективностью, достоверностью и живучестью. В формировании воинских частей для узлов и командных пунктов СПРН большая заслуга принадлежит управлению во главе с Героем Социалистического Труда генерал-лейтенантом Коломийцем Михаилом Марковичем. И вот в сентябре 1977 г. была сформирована отдельная армия ПРН особого назначения. В этой связи хочу отметить ввод в состав армии и постановку на боевое дежурство средств первого эшелона. Его основа — космическая система, разработанная под руководством Савина Анатолия Ивановича и Ковтуненко Вячеслава Михайловича. В 1978 г. в сокращенном составе, а в 1982 г. в полном она была поставлена на боевое дежурство.

Боевые возможности армии значительно возросли с постановкой на боевое дежурство Печорского (20 марта 1984 г.) и Мингечаурского (Габалинского) (20 февраля 1985 г.) узлов, имеющих на вооружении РЛС «Дарьял» (главный конструктор — Иванцов Виктор Михайлович). Сегодня Габалинский узел играет важную политическую роль. Президентом Владимиром Владимировичем Путиным предложено использовать информацию узла вместо строительства локатора в Чехии. Директор Управления противоракетной обороны США Генри Оберинг заявил 17 августа этого года, что считает целесообразным продолжать обсуждение предложений об использования РЛС в Габале в виде дополнения к запланированному размещению элементов ПРО США в Восточной Европе для перехвата ракет Ирана (Почему бы американцам не разместить радар в Турции, где они имеют свои базы, и обеспечить перехват иранских ракет на взлете? Но у них другая задача — контроль европейской части России. Это напоминает размещение «Першингов» в Европе).
Для решения проблемы усовершенствования системы боевого управления коллективом главного конструктора Репина Владислава Георгиевича в содружестве с ленинградским объединением «Радуга» и совместно с военнослужащими армии (генерал-лейтенантом Завалием Н.Г., полковниками Твердохлебом Н.Н., Якимовичем Г.И., Коберником В.С., капитаном Савельевым А.В.) впервые в мире были решены сложнейшие задачи полной автоматизации получения, обработки и объединения данных от разнотипных средств обнаружения баллистических ракет, формирования и выдачи информации предупреждения. Эти разработки опередили американские аналоги на несколько лет.
Становление армии неразрывно связано с именем ее первого командующего — генерал-полковника Стрельникова Владимира Константиновича. В 1967 г. по окончании Военной академии Генерального штаба ВС СССР он был назначен командиром впервые формируемой дивизии предупреждения о ракетном нападении. И вполне закономерно, что именно ему в сентябре 1977 г. было доверено командование армией СПРН. Исключительная компетентность, широкая военная культура, твердость и бескомпромиссность в реализации принятых решений, высокая требовательность к подчиненным в сочетании с опорой на их творчество и инициативу, личный пример во всем, непререкаемый авторитет и доступность — все эти и многие другие качества позволили Владимиру Константиновичу успешно возглавлять в течение 10 лет один из сложнейших и ответственных участков оборонного строительства. Огромный авторитет и уважение снискал генерал-лейтенант Завалий Н.Г. — первый начальник штаба объединения. Фронтовик, человек сложной судьбы, огромного жизненного опыта, широчайшего интеллекта.
Ценой огромных материальных, финансовых, интеллектуальных затрат великого государства создавались войска ракетно-космической обороны. С их существованием и надежным функционированием связано достижение стратегической стабильности и военного паритета. Серьезному испытанию на прочность объединение подверглось после развала Советского Союза. За пределами Российской Федерации оказалась часть средств надгоризонтной локации, радиолокационное поле разрезали национальные границы суверенных государств. Воинствующие националисты Латвии, Азербайджана и Украины развязали настоящую психологическую войну против военнослужащих и членов их семей Рижского, Мингечаурского и Мукачевского узлов. Здесь было все: и откровенная травля, и запугивания, и блокада, и шантаж. Но люди выдержали и победили. Не струсили, не побежали, а продолжали мужественно, с достоинством и честью выполнять поставленную боевую задачу.

Несмотря на все трудности, армию сохранить удалось. И это стало возможно благодаря пониманию и поддержке со стороны руководства Российской Федерации, Министерства обороны РФ. Принципиально важным достижением стала нормализация обстановки вокруг объектов предупреждения о ракетном нападении, дислоцирующихся в ближнем зарубежье, решение правовых аспектов их функционирования. Особо хочу подчеркнуть, что всего этого удалось достичь благодаря не только борьбе за выживание командования армии во главе с генерал-лейтенантом Курушкиным Сергеем Михайловичем, но и инициативной добросовестной службе личного состава боевых расчетов, всего многотысячного коллектива объединения, не давшего даже малейшего повода усомниться в надежности техники и вооружения, в своей способности безусловно выполнить боевую задачу государственной важности. Президент России — Верховный главнокомандующий, министр обороны, Генеральный штаб многократно получали убедительное подтверждение высокой боеготовности армии в решении задач сдерживания от применения ракетно-ядерного оружия странами, им обладающими.
С июня 2001 г. наша армия вступила в новый этап своей истории. В соответствии с указом президента РФ от 24 марта 2001 г. объединение вошло в состав Космических войск. Уже есть все основания утверждать, что эта мера позволила изменить к лучшему крайне непростую ситуацию последних лет по всем видам обеспечения боевой готовности. Армия РКО стала предметом особой заботы и внимания со стороны прежнего командующего Космическими войсками генерал-полковника Перминова Анатолия Николаевича и нынешнего — генерал-полковника Поповкина Владимира Александровича, благодаря чему получила свое дальнейшее развитие и совершенствование.
На дежурство заступили Зеленчукский и Нурекский узлы системы контроля космического пространства. Предприняты реальные шаги по восстановлению состава орбитальной группировки СПРН. Большой объем работ, совместно с представителями промышленности, проделан по наращиванию боевых возможностей наземного эшелона систем ПРН и ККП. Армия гордится своим современным вооружением, вобравшим в себя последние достижения отечественной военной науки, но еще более людьми. Ежедневно на боевое дежурство заступают дежурные смены, костяк которых составляют офицеры-«электронщики», профессионалы. Военнослужащие армии достойно продолжают лучшие традиции старших поколений. Среди них назову генерал-майоров Лобова Сергея Александровича, Протопопова Игоря Ивановича, Байкина Владимира Андреевича, Ковтуна Андрея Леонтьевича, полковников Ануфриева Петра Васильевича, Мамонова Александра Петровича, Ляпорова Владимира Николаевича, Кузьменко Николая Алексеевича, Галковского Владимира Андреевича, Терехова Игоря Александровича, Хромченкова Владимира Михайловича, Солнцева Константина Паловича, Сучкова Сергея Викторовича, Мишина Владимира Егоровича, Пирковского Николая Витальевича, Искоростенского Александра Павловича, Григина Андрея Васильевича, Батарагина Дмитрия Викторовича, Иванова Леонида Александровича…
Особая признательность талантливым ученым-конструкторам, руководителям научно-исследовательских и производственных коллективов, много сделавшим для становления армии ракетно-космической обороны, продолжающим и в нынешних непростых условиях научные изыскания в интересах ракетно-космической обороны страны, Боеву Сергею Федотовичу, Власко-Власову Константину Алексеевичу, Иванцову Виктору Михайловичу, Капенкину Всеволоду Георгиевичу, Савину Анатолию Ивановичу, Сапрыкину Сергею Дмитриевичу, Чеснокову Анатолию Григорьевичу, Миснику Виктору Порфирьевичу, Морозову Владимиру Геннадиевичу, Ордановичу Владимиру Евгеньевичу, Репину Владиславу Георгиевичу и многим другим.

Армия РКО уникальна тем, что и в мирное время выполняет боевую задачу государственной важности, причем с высочайшей степенью надежности.

Визитная карточка

БАЙКИН Владимир Андреевич родился в Пензенской области в 1957 году. В 1978-м с отличием окончил Житомирское высшее училище радиоэлектроники ПВО. Начал офицерскую службу командиром роты в системе предупреждения о ракетном нападении в Серпухове, в 1982-1985 годах командовал ротой на Камчатском полигоне Кура, с 1985 года — начальник штаба отдельного противоракетного комплекса системы ПРО. В 1990 году с отличием окончил Калининскую военную командную академию противовоздушной обороны имени Маршала Советского Союза Г.К. Жукова. С 1990 по 1996 год проходил службу заместителем командира и командиром воинской части, на вооружении которой находился создаваемый оптико-электронный комплекс «Окно» системы контроля космического пространства в Нуреке Таджикской Республики. В 1996 году назначен командиром комплекса противокосмической обороны (ПКО) «ИС-М». В 1997-м — слушатель Военной академии Генерального штаба. В 1999-м году назначен начальником боевой подготовки объединения Ракетно-космической обороны (РКО). В 2000-м — командир дивизии предупреждения о ракетном нападении. В 2004-м — заместитель командующего объединением РКО. В 2011 году уволен в запас и в том же году назначен референтом командующего Войсками ВКО.

Как мечта службе помогала

Владимир Байкин вырос в многодетной семье. После окончания школы, хотя и учился хорошо, выбор у него был отнюдь не широким: либо идти в военное училище, либо на заочное отделение сельскохозяйственного института. Решил пойти в училище, которое и окончил с отличием. Проходя войсковую стажировку на РЛС в Скрунде, Владимир мечтал закончить службу в звании подполковника. Позднее появилась мечта о карьере на ниве военной науки, об адъюнктуре в Калининской академии ПВО. Она могла бы реализоваться в 1991 году, когда ему предложили должность старшего преподавателя этой академии. Но командование объединения РКО посчитало, что его решительный нрав, энергия и целеустремлённость будут больше востребованы на создаваемом оптико-электронном комплексе «Окно» в горах Таджикистана.

В горах с автоматом спокойнее

Когда в 1990 году майор Байкин стал заместителем командира части отдельного оптико-электронного узла в Нуреке, он быстро понял, что здесь, кроме решительности и целеустремлённости, требуется готовность оперативно организовывать охрану и оборону объекта. Времена тогда были, мягко говоря, неспокойные. Воинская часть находилась в зоне интересов противоборствующих сторон в ходе гражданской войны в Таджикистане. Бои разгорались рядом с жилыми домами офицеров. Воюющие с целью провокации российских военнослужащих нападали на военные машины, обстреливали объекты части, брали в заложники и убивали офицеров, предпринимали попытки захвата оружия и боеприпасов… Приходилось думать не только о сохранении «Окна», но и о готовности защитить его с оружием в руках. Так что в перерывах между боевыми дежурствами на комплексе офицеры занимали позиции в окопах, огневые точки на крышах домов. Не раз Владимиру Байкину приходилось отдавать приказ на открытие огня, когда речь шла о захвате российского военного объекта, о жизни офицеров и членов их семей. Не раз он советовал молодым подчинённым: «Ещё неизвестно, что вам здесь больше пригодится, навыки командира мотострелкового взвода или знания специалиста-оптика».
За свою службу в Нуреке он награждён орденом Мужества. В 35 лет ему досрочно присвоили звание полковника.
Нурек вообще стал для него судьбоносным. За три года службы там он стремительно вырос с майора до полковника, обрёл знания для будущей кандидатской диссертации, которая обосновывала новые научные методы для системы контроля космического пространства, получил боевой опыт, который необходим был и в должности командира единственной в Советском Союзе воинской части противокосмической обороны.

Истребители спутников: невыученный урок

Суть этого уникального отечественного проекта заключалась в том, что с космодрома Байконур на орбиту, близкую к параметрам орбиты космического аппарата противника, выводился космический аппарат «Истребитель спутников». Он сближался с первым и с расстояния около километра поражал его боевыми блоками. Поражающие элементы — обычные металлические шарики — пробивали обшивку спутника, что приводило к разгерметизации и нарушению стабилизации. Тем самым аппарат прекращал выполнять задачи по своему предназначению.
Этот комплекс с 1978 года находился на боевом дежурстве. За время его существования было произведено более двадцати испытаний по космическим аппаратам-мишеням. Показатель эффективности комплекса ПКО «ИС-М» был достаточно высок. В зависимости от космической обстановки, складывающейся на определённый момент времени, от степени опасности космического аппарата противника принималось решение на довитковый, одновитковый и двухвитковый перехват.
После принятия моратория на запрет размещения оружия в космосе с 1983 года испытательные полёты по программе не проводилась. В настоящее время система снята с вооружения как морально и технически устаревшая.
— Насколько реально возобновление работы комплекса перехвата спутников в настоящее время? — интересуюсь у Байкина.
— Это будет зависеть от политической ситуации в мире. Руководство нашего государства твёрдо заявляет о запрете размещения оружия в космосе, — отвечает Владимир Андреевич. — Но если Соединённые Штаты продолжат свою нынешнюю политику в области ПРО, то следующий этап обострения российско-американских отношений возможен уже и в области противокосмической обороны. Но это было бы коллаптическим развитием событий.

Цели у нас одни

Владимиру Андреевичу довелось служить и участвовать в управлении РЛС в Габале, Печоре, Иркутске, Балхаше, Барановичах. Сегодня он по поручению командующего Войсками ВКО генерал-лейтенанта Олега Остапенко занимается вопросами контроля проведения, а в случае сложности работ и лично руководит рекогносцировочными комиссиями по выбору мест размещения новых РЛС ВЗГ системы предупреждения о ракетном нападении, новых оптико-электронных и радиотехнических комплексов системы контроля космического пространства. Поэтому на его рабочем столе — географические карты с намеченными районами перспективного размещения радиолокационных станций и комплексов нового поколения. Он участвовал в переговорах с главами регионов о выделении земли под их строительство на территории Алтайского и Красноярского краёв, Мурманской области…
— Можно предположить, что новые РЛС, помимо обнаружения места старта и падения МБР, могут работать и в интересах ПВО? — спрашиваю у Байкина.
— Конечно, это и было одной из предпосылок создания Войск Воздушно-космической обороны. Все существующие сегодня средства СПРН, ККП, соединение противоракетной обороны зарождались и существовали до 1997 года на базе Войск ПВО. Но сегодня появились новые средства нападения противника, новые средства отражения ударов, которые потребовали пересмотра сложившихся структур в противовоздушной и противоракетной сфере. Сложилась и объективно существует единая воздушно-космическая сфера вооружённого противоборства.
Как пояснил генерал Байкин, сегодня одна и та же цель может выйти в воздушное пространство, потом — в космическое пространство, потом снова — в воздушное пространство. Если раньше номера целей в воздушном пространстве в поле зрения боевых расчётов системы ПВО и в космическом пространстве, которое контролировали дежурные силы Космических войск, были разными, то теперь они одни. По его словам, «теперь мы имеем объективную картину по всем воздушным и космическим целям. И номера целей у нас одни».

ВКО: решение через двадцать лет

Первым нормативным документом, содержащим термин «Воздушно-космическая оборона», определившим принципы организации ВКО, стал Указ Президента РФ Бориса Ельцина от 13 июля 1993 года «О создании единой системы ВКО РФ». Причём в указе отмечалось, что ВКО РФ создаётся на базе Войск ПВО. Но 16 июля 1997 года также Указом Президента РФ были упразднены Войска ПВО как вид Вооружённых Сил (они стали частью ВВС), соответственно, исчезла база для создания ВКО.
— Сегодня, спустя почти двадцать лет, Войск ВКО удалось создать, — отмечает Владимир Андреевич. — На первом этапе в конце 2011 года произошло объединение средств ПВО Центрального промышленного района и Космических войск.
Так, с 1 декабря 2011 года в состав Войск ВКО вошли: противовоздушное и противоракетное командование (соединение ПРО, бригады ПВО); космическое командование (Главный центр предупреждения о ракетном нападении, Центр разведки космической обстановки, Главный испытательный центр); 1-й Государственный космодром; воинские части центрального подчинения.
По мнению В.А. Байкина, в перспективе Войска ВКО будут отрабатывать задачи в масштабах всего государства. «Возможно, на новый род войск будет возложена миссия воздушно-космической обороны страны в целом и в его структуру войдут все бригады противоздушной обороны и истребительная авиация», — сказал он.

ПРОкручивая историю

По мнению генерала Байкина, американцы, разрабатывая программу СОИ, планировали бороться с советскими баллистическими ракетами на активном участке, используя лазер и другие средства, размещённые на многих космических аппаратах. Вскоре они поняли, что это дорого. Но сегодня вернулись к этой идее, трансформируя её под Европейскую ПРО. Это, по сути, продолжение космических войн. Только теперь свои средства они размещают на кораблях, на приграничной с Россией территории. Но идея уничтожения российских МБР на активном участке до разведения головных блоков сохранилась. Поэтому у России есть объективные опасения того, что Европейская ПРО потенциально направлена против российских ракет и против российских средств, которые находятся в нашем околоземном пространстве.
— А есть ли у России технические возможности и средства для участия в совместной системе Европейской ПРО? — спрашиваю у генерала.
— Конечно, есть, — рассуждает Владимир Байкин. — И возможность применения их обсуждается по обе стороны океана. Прежде всего у нас есть информационные составляющие: РЛС системы противоракетной обороны «Дон-2Н», Габалинская РЛС в Азербайджане, которые хорошо зарекомендовали себя в период ирано-иракского конфликта, обнаружив места старта и падения всех 150 оперативно-тактических ракет «Скад», применённых в той войне. С вводом в строй новых РЛС высокой заводской готовности объём нашей информационной составляющей многократно увеличится. Так что мы технически готовы обмениваться информацией с другими государствами в рамках Европейской ПРО, если, конечно, она не затрагивает наши национальные интересы.
По словам Владимира Андреевича, возможное участие в совместной системе ПРО — это не единственный пример совместной работы с американской стороной.
— Во-первых, достаточно вспомнить «проблему 2000» — переход из одного тысячелетия в другое. Тогда мы показали блестящий пример совместной работы двух государств. Мы сумели договориться об обмене представителями наших стран на командных пунктах, — вспоминает Байкин. — Во-вторых, совместная эксплуатация Международной космической станцией и доставка экипажей на МКС с помощью наших «Союзов». В-третьих, обмен телеметрической информацией со всех МБР, запускаемых в России и США согласно договору СНВ. В-четвёртых, в 1980-е годы проводились совместные советско-американские учения по противоракетной обороне. Этот опыт можно было бы повторить и сегодня. В-пятых, совместная работа системы НОРАД в США и российской системы ККП по космическому аппарату «Фобос-Грунт».
Практически во всех перечисленных проектах Владимир Андреевич Байкин в том или ином качестве принимал личное участие. Сегодня он признаётся, что, где бы ни служил — в системах ПРН, контроля космического пространства, ПРО, на комплексе ПКО, — никогда не было спокойно. Ни на Земле, ни в космосе. Вся его служба в составе войск ПВО, РВСН, Космических войск и Войск Воздушно-космической обороны — как одно боевое дежурство. Да и сегодня, будучи в запасе, Владимир Андреевич ощущает, что его знания и опыт востребованы при создании современных видов вооружения, отвечающих вызовам времени, при формировании нового рода войск, взявшего на себя ответственность за безопасность в космическом и воздушном пространстве.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *