Музаффар раджабов биография

Бигиев, Загир

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Бигиев.

Загир Бигиев

Мөхәммәд-Заһир Бигиев

Дата рождения

Место рождения

Ростов-на-Дону

Дата смерти

Место смерти

Ростов-на-Дону

Гражданство

Российская империя

Род деятельности

литератор

Жанр

социальная проза

Язык произведений

татарский

Загир Ярулла угылы Бигиев (тат. Мөхәммәд-Заһир Бигиев) (1870, Ростов-на-Дону — 1902, там же) — татарский писатель, общественный и религиозный деятель, считающийся одним из основоположников татарской реалистической прозы.

О его жизни известно не так много; точные даты рождения и смерти неизвестны, равно как и сам год рождения достоверно не установлен. Родился в семье ростовского ахуна Яруллы Бигеева, старший брат М. Бигиева, окончил медресе в Казани в 1891 году, проучившись там пять лет, после чего вернулся в родной город и до конца жизни служил в нём муллой. Семья Бигиевых происходила из села Кикино (ныне Каменский район Пензенской области), и сам Захир Бигиев представлялся: «Я чембарский, из села Кикино». Известен пропагандой и защитой идей ислама. Хорошо знал не только русский язык и литературу, но и многие восточные языки. В последние годы жизни тяжело болел «грудной болезнью», из-за чего подолгу жил в деревне Нижняя Стеблевка, но что это была за болезнь и от неё ли он умер — неизвестно. Причина его смерти доподлинно не установлена, и существуют самые разные версии на этот счёт, в том числе о том, что он был убит собственной женой или черносотенцами или, покончил жизнь самоубийством.

Наиболее известен как автор социально-критического романа «Великие грехи» (1890), в котором показана широкая картина нравов и быта татарского общества в Российской империи конца XIX века. Также известен благодаря крупному очерку «Путешествие по междуречью» (впервые опубликован в 1908 году, уже после смерти автора), в котором были отражены впечатления Бигиева от предпринятого им в 1893 году путешествия по Волге, Каспию и Туркестану. Ныне это произведение признаётся одним из лучших образцов ранней татарской публицистики.

> Сочинения

  • Повестьлар, Казан, 1960.

Ссылки

  • Гайнуллин М. Бигеев // Краткая литературная энциклопедия. — М.: Сов. энцикл. Т. 1: Аарне — Гаврилов. — 1962. — Стб. 612.
  • Муса Бигиев. Иң әүвәлге мөхәррирләребездән Мөхәммәтзаһир Бигиевның тәрҗемәи хале. Габдулла Тукай эшкәртүендә.
  • Биография.

Когда-то этой балетной паре аплодировал весь мир: ими восхищался премьер-министр Ливии Муаммар Каддафи, их в буквальном смысле осыпали золотом в Сенегале, а КГБ использовал таджикских артистов для улучшения связей между СССР и Турцией. О Малике Сабировой и Музаффаре Бурханове знали далеко за пределами родного душанбинского театра. Но в 1982 году Малики не стало, а в 90-е из страны уехал Музафар. Их триумф таджикский балет больше никогда не повторил.
Спустя 20 лет Музаффар Бурханов ненадолго посетил Душанбе и встретился с партнером «Открытой Азии онлайн» — порталом «Азия Плюс», — чтобы вспомнить о былом величии таджикского искусства.
Сын отца
Музаффару Бурханову на днях исполнится 75 лет. Несмотря на солидный возраст, он держится молодцом и рассказывает о своем далеком детстве так, будто было это вчера. Он сын известного таджикского актера, народного артиста СССР, исполнителя роли Ленина Асли Бурханова и балерины Хатичи Махмудовой. Его детство выпало на послевоенные годы, и еще пятилетним мальчиком мама водила его на свои репетиции в театр.
— Помню, как было ужасно холодно за кулисами, где меня оставляла мать, — вспоминает Музаффар Аслиевич. — Какие-то женщины пытались спасти меня от холода и закутывали в шубы и пальто. А сами из грузных, укутанных теток вдруг все превращались в изящных танцовщиц, и я был поражен, когда среди них узнал свою маму, плавно двигающуюся по сцене. Ведь до этого я ее всегда видел в фартуке, стоящей у плиты.
Вспоминает, как впервые увидел и своего отца в гриме: он играл в спектакле «Слуга двух господ», четко вырисовывая движения и исполняя песню Труффальдино на таджикском языке.

Музаффар Бурханов напевает отрывок из этой песни, которую вместе с другими актерскими детьми, жившими по соседству на улице Рабочей, они когда-то пели по вечерам. А еще танцевали, подражая Труффальдино, но лучше всего получалось у маленького Музаффара. Когда в 1952 году из Ленинграда в Душанбе приехала комиссия, чтобы набрать таджикских мальчиков и девочек в балетную школу, Музаффар прошел отбор.
Тогда же на сцене он впервые столкнулся с маленькой и хрупкой девочкой в костюме желтого цыпленка, которая показывала отточенные па перед строгой комиссией. Когда их с Музаффаром поставили в пару, девочка деловито попросила его: «Не толкайся». Девочке было 10 лет, ее звали Малика Сабирова.
Первый успех
Вместе они проучились в Ленинградском хореографическом училище им. Вагановой 9 лет и все это время танцевали в паре.
— Из 26 таджикских ребят в итоге училище окончили 11. Мы с Маликой были там самыми способными, и нас стали выдвигать на участие в концертах и спектаклях Ленинградского (ныне – Мариинского) театра оперы и балета, — рассказывает аксакал.
С Маликой они танцевали в балете Чайковского «Щелкунчик», который шел на этой сцене много лет. Чтобы их взяли в эту постановку, паре пришлось участвовать в конкурсе, который восьмиклассники Сабирова и Бурханов выиграли. Так что большая сцена начиналась для Малики с роли девочки Маши, для Музаффара — с роли Мышонка. За годы работы они дошли до исполнения партий принцессы и принца. После этого на них стали обращать внимание и приглашать на другие сцены.

По окончании училища, в 1961 году, за выпускниками приехал главный балетмейстер Театра оперы и балета им. Айни Гаффор Валамат-заде. Хотя в Ленинградском театре не хотели отпускать ни Малику, ни Музаффара, он настоял на своем.
— В Ленинградском театре мы получали 230 рублей, а в Душанбе – 75, — вспоминает М. Бурханов. — Но и это не самое страшное. Нам предстояло играть в массовках. Это у нас не получалось. Малика всегда выделялась в четверке лебедей, потому что у нее были «академические» ноги и чистота исполнения. А балетмейстер считал, что она портит общий фон. Меня автоматически отстранили, потому что мои приводы и пируэты получались совсем другими.
В конце концов, их таланты были оценены по достоинству, и балетмейстер Наталья Конюс специально для этой пары поставила танец в балете К. Караева «Тропою грома». Свои партии Малика и Музаффар исполнили блестяще.
— Я играл африканца, влюбленного в белую женщину. Когда сцена закончилась тем, что мы слились с Маликой в горячем поцелуе, зал аплодировал нам стоя, — вспоминает Бурханов. — Наша совместная игра подняла нас на такую высоту, после которой нас стали приглашать на конкурсы артистов балета.

На отборочном туре Международного конкурса артистов балета в Варне именно исполнение танца из балета «Тропою грома» стало решающим. Среди участвовавших звезд мирового балета нетитулованная пара Сабирова – Бурханов получила больше всех баллов, но в итоге заняла второе место. Первое досталось именитым артистам – Максимовой и Васильеву…
— Малика сильно расстроилась, а я был счастлив и из-за серебра, — рассказывает Музаффар Аслиевич. — Она была упрямой и в итоге все же получила свое первое место. В то время я уже учился на режиссера-балетмейстера в ГИТИСе.
Быть артистом балета
Даже у тех, кто далек от балетного искусства, есть элементарные представления о работе балерин. Все знают, что их вес не должен превышать 45-47 кг, из-за чего они вынуждены во всем себе отказывать. Какие требования предъявляют к мужчинам-балеронам, мало кто знает, но они едва ли не тяжелее, чем для женщин. Например, в отличие от балерин, им приходится стоять не на пуантах, а на согнутых пальцах ног. При этом, например, Музаффар при росте 1,78 метра и весе 68 кг поднимал балерин весом до 60 кг! За один спектакль сбрасывал по 3-4 кг. Приходилось ему танцевать и с беременными артистками.
— Примой узбекского балета была Флора Кайдани, которая какое-то время танцевала «Лебединое озеро» в нашем театре, — рассказывает он. — Однажды танцую с ней, а она такая неудобная. Переворачиваю ее в танце, хватаю за центр живота, а она просит взять повыше, то есть за грудь. Не понимаю, в чем дело, и в итоге выясняется, что она на пятом месяце беременности, — вспоминает М. Бурханов.
Что касается его постоянной партнерши — Малики, то и тут были свои проблемы. Она была легкая, весила 45 килограммов, но была капризной.
— Репетиции проходили сложно, мы часто ссорились, ругались, и так продолжалось 21 год, пока мы танцевали вместе, — вспоминает он и тяжело вздыхает. – Это продолжалось до самой ее смерти.

Подводные камни
На сборных концертах в Большом и в Мариинском театрах танцем этой пары часто завершали всю программу. Из-за такого особого отношения они нажили себе много недругов.
— Примой Большого в то время считалась Наталья Бессмертнова, супруга главного балетмейстера театра Григоровича, — вспоминает М. Бурханов. — Когда Галина Уланова попросила министра культуры СССР, чтобы ее ученицу Малику взяли в Большой, все артисты были за, потому что она была сильнее Бессмертновой. Только Григорович был против. Малика танцевала весь репертуар Бессмертновой. И когда Васильев поставил свой балет «Эти чарующие звуки» и пригласил меня с Маликой танцевать в нем, то Григорович настоял, чтобы нас там не было. Зато был балет «Легенда о любви».

— Во время этого танца мы практически не отлипали друг от друга, — рассказывает он. — Мы чувствовали восточную мелодию, и движения у нас были восточные. Я все не мог понять, почему зал сходил с ума именно от этого нашего исполнения. Потом понял: мы вложили в номер всю свою душу. Малика была бесподобна в технике: танцевала в полутонах, была пластичной, при этом сохраняя восточную скромность. А я показывал эмоции, восточную страсть. И все это создало прекрасный тандем, гармонию, мы дополняли друг друга…

Муж звезды
Однажды после такого танца Галина Уланова сказала Музаффару: «Никогда не выпускай Малику из своих рук, потому что другие ее испортят». Он так и сделал. Они поженились, став партнерами не только на сцене, но и в жизни и прожив вместе 7 лет.
Он был с ней всегда. Когда Малику пригласили танцевать с Михаилом Барышниковым, она поехала в Москву с мужем. На репетициях у Барышникова не получалось делать пируэты и подъемы, какие требовала Малика, и она просила своего мужа показать, как это нужно делать…

Какой Малика была дома? Музаффар Бурханов признается, что после каждого выступления жена приносила с собой костюмы и пуанты, которые надо было ремонтировать. Все эти обязанности муж балерины взял на себя. По словам артиста, Малика не любила рестораны, брала с собой на гастроли домашнюю еду, которую тоже готовил он. Никто не поймет, что творилось у него в душе, когда ему сообщили о смертельном диагнозе его супруги. Музаффар оставался с ней до конца.
Золото за балет
Много интересных случаев произошло во время многочисленных гастролей этой звездной пары. Например, за каждое выступление в спектакле в Японии им с женой платили по 15 тысяч долларов! В итоге за 2 месяца работы набрался огромный чемодан валюты, который артисты сдали в «Союзконцерт», и выплатили им из этой суммы по 350-400 рублей. Конечно, им предлагали работу за рубежом. Например, на фестивале мирового балета в итальянском Спалето американский балетмейстер Джером Роббинс предложил работу в США, на что Малика ответила: «Да вы что! Я приглашена на съезд комсомола, я ведь депутат».

Нередко артистам приходилось встречаться и с политиками. Так, во время гастролей советского балета в Карфагене после выступления на банкете к Малике и Музаффару подошел премьер-министр Ливии Муаммар Каддафи, который преподнес им поднос с драгоценными приборами и рассказал, как долго его люди искали за кулисами «маленькую девочку в красной пачке с черным мужчиной». Все прима-балерины Большого кусали локти от зависти.
Интересный случай произошел в Африке, куда в срочном порядке отправили танцевать Малику и Музаффара. После концерта в Синегале их осыпали настоящим золотом! Они объездили почти весь мир, были и на Кубе, где их принимала сама Алисия Алонсо. А в 1972 году Сабирова и Бурханов поспособствовали улучшению дипломатических отношений между Турцией и СССР.
— Мы приехали со спектаклем «Жизель»; оказалось, что турки просили восточных артистов, — вспоминает Бурханов. — Генконсулом СССР в Турции был Аркадий Соколов, и во время антракта он подвел меня и Малику к преемнику Ататюрка – Мустафе Исмет-паше — и познакомил. Он сидел на носилках – было видно, что болен. После нашей недолгой беседы с ним Соколов радостно сказал: «То, что мы пытались сделать годами, вы сделали за один свой приезд, вы сблизили наши отношения».
Жизнь после Душанбе
Музаффар Бурханов несколько лет был главным балетмейстером таджикского театра оперы и балета, ставил спектакли, в том числе собственные. Его дипломной работой был балет «Темурмалик». Он мечтал сделать больше. Подготовил триптих – «Нисо», «Туйчи Эрджигитов» и «Нурек». С Талибом Шахиди поставил спектакль «Спитамен». Но руководство сменилось, его вынудили уйти с работы. До начала гражданской войны, чтобы прокормить семью, он работал в других странах. Еще хотел открыть балетную школу имени Малики Сабировой, но чиновники отказали. У него опустились руки. Вместе с супругой Нодирой (в 1984 году он женился во второй раз) и двумя детьми он уехал по контракту в Польшу. Получилось так, что домой больше не вернулись. Бурханов преподавал в хореографическом училище в Лодзе, среди его учеников — танцор с мировым именем Веслав Дудек. 10 лет назад они переехали в Берлин. Музаффар Аслиевич дает частные уроки танцев. Его супруга работает в главном театре Германии – «Дойче Опер». Сын Далер тоже стал танцором, дочь Рухшона пошла по стопам матери – учится на пианиста…

Музаффар Бурханов недавно приехал в Таджикистан повидать своих родных и близких. Говорит, что Душанбе изменился. Побывал также в Варзобе, в Нуреке и Худжанде. Но в некогда родной театр идти не решился.
— Боюсь заходить в театр. Если бы я там был нужен, они бы давно меня позвали; сейчас это уже не то место, где мы когда-то танцевали с Маликой под восторженные аплодисменты…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *