Мэнни пакьяо лучшие

Просматривая кадры филиппинского кино о супергерое, которого сыграл Мэнни Пакьяо, понимаешь, что это именно его образ. А на родине Мэнни воспринимают не иначе, как суперменом или божеством. Суперменом Пакьяо ворвался и в мировой бокс, совершив в нем то, что не удавалось еще никому, — стал чемпионом в семи весовых категориях. Пакьяо готовится к бою с Антонио Маргарито за титул WBC в первом среднем весе, который состоится 13 ноября.

Просматривая кадры филиппинского кино о супергерое, которого сыграл Мэнни Пакьяо, понимаешь, что это именно его образ. А на родине Мэнни воспринимают не иначе, как суперменом или божеством. Суперменом Пакьяо ворвался и в мировой бокс, совершив в нем то, что не удавалось еще никому, — стал чемпионом в семи весовых категориях. Пакьяо готовится к бою с Антонио Маргарито за титул WBC в первом среднем весе, который состоится 13 ноября.

Сделать интервью с Пакьяо — мечта многих журналистов. Но время Мэнни, который активно занимается общественно-политической деятельностью на Филиппинах, крайне ограничено. Наша последняя встреча с Супер-Мэнни состоялась 31 августа в Лос-Анджелесе, на пресс-конференции, которая анонсировала его предстоящий бой с Антонио Маргарито. Ажиотаж на ней был просто сумасшедший, но для российского журнала Fight Magazine Паккьяо нашел время что бы ответить на все наши вопросы.

От 2 долларов до 40 миллионов

— Мэнни, наш главный редактор Костя Цзю как-то сказал, что если будет возвращаться в ринг, то хотел бы встретиться с вами. Что вы думаете по этому поводу?

— Ваш главный редактор уже староват для встречи со мной. Ему не стоит выходить против меня на ринг. Тем более, я не хочу делать Косте больно.

— Как вы вообще относитесь к российским боксерам?

— Сейчас мой наставник Фредди Роач находится в Донецке, где готовит к бою чемпиона мира WBА в полусреднем весе Вячеслава Сенченко. Многие ваши ребята тренировались в нашем зале. Я заметил, что у них хорошая школа, а также эти парни сильны духом и голодны до побед. Я знаю, что в России у меня много поклонников. Я этому очень рад. Смотрите мой предстоящий поединок против Антонии Маргарито — уверяю вас, это будет мегафайт.

— Давайте пока что поговорим не о будущем, а о прошлом. Большинство интервью начинаются с рассказов о детстве героя, а в вашем случае это, наверное, не самые приятные воспоминания…

— Мое детство было очень бедным, думаю, вы в курсе. Филиппины — небогатая страна, у нас возникали трудности даже с едой, порой за целый день на всю семью был только кусочек рыбы. Иногда мы ели лишь рис. Мы смешивали его с водой, и получался своеобразный суп, на Филиппинах он называется «нгау». В общем-то, это просто рисовый бульон.

В нашей семье было шестеро детей, было очень трудно. Мне приходилось работать с ранних лет, ведь надо было помогать матери, братьям и сестрам, чтобы они тоже могли пойти в школу. Я вырос в однокомнатной хижине, сделанной из бамбука и картона, с земляным полом, у нас не было воды. В то время нам пришлось нелегко. Мои родители были фермерами, и отец оставил семью, когда я был еще ребенком, после этого нам стало еще труднее. Но сейчас это все в прошлом: ныне я построил для своей матери современный дом рядом с моим собственным.

— Какой работой вы занимались в детские годы?

— Если честно, что только я не делал… Брался за любую работу, которая могла принести деньги, а значит, и еду для меня и моих близких. Занимался шитьем, продавал цветы на улице, помогал на стройке. Но в этом не было ничего уникального, к сожалению, этим занимаются многие подростки в наших краях.

Мне часто приходилось пропускать школу, чтобы подрабатывать, хотя мне нравилось учиться. Я никогда не списывал на контрольных. Но хорошее образование стоит денег, а их у нас не было.

Школу я закончил совсем недавно (выпускной экзамен боксер сдал в феврале 2007 года. — Прим. Ред.), у меня получился такой вот перерыв. Если честно, на экзамене пришлось туго, не знаю даже, с чем это сравнить. Я как-то сказал, что это было хуже 15-часового боксирования. Ощущение такое, как будто тебя бьют несколько часов подряд. Нелегко давались математика и естественные науки. Но я очень хотел восполнить пробелы в своем образовании, когда у меня появилась такая возможность.

— Вы покинули дом в 14 лет. Известно, что вы сделали это для того, чтобы облегчить жизнь своей семье…

— Да, в Манилу мне пришлось уехать, потому что мать не могла прокормить нас шестерых. Я некоторое время планировал свой побег, держал все в тайне, ведь мама бы сильно переживала, если б узнала о моих планах. Когда я переехал в столицу, мне было ужасно страшно, но выбирать не приходилось. Некоторое время, как вы знаете, я жил просто на улице. Но в моей жизни появился бокс, он стал для меня способом вырваться из нищеты, помогать родным. Впрочем, сначала он просто дал мне возможность жить. Когда я попал в любительскую сборную, я хотя бы получил еду и жилье.

— Говорят, что за первый бой на профессиональном ринге вы получили гонорар в размере двух долларов…

— Да, где-то так.

— Зато за прошлый год заработали 40 миллионов долларов. Что вы чувствуете, когда сравниваете вашу нынешнюю жизнь с прошлой?

— Что касается прошлой жизни, то я очень благодарен Богу за все, что он дал мне. Конечно, это удивительно, но для спорта моя история не является уникальной. Имея именно спортивный талант, многие поднимались наверх с самого низа. Я стараюсь помогать людям, моим соотечественникам, и вижу в этом одну из своих задач. Ведь я такой же, как они. Я даю им еду, деньги, стараюсь сделать их жизнь хоть немного лучше.

Мейвезеры не умеют уважать других

— Тема вашего боя с Флойдом Мейвезером не теряет актуальности. Об этом говорят уже давно как о главной интриге в мировом боксе, как о самом крутом мегафайте. Что же мешает вам провести поединок, который порадует миллионы болельщиков и принесет еще больше денег боксерам?

— Мне грустно, что эту встречу никак не удается организовать. Флойд и его команда постоянно придумывают новые отговорки и причины, по которым наш бой не может состояться. При этом, естественно, они хотят вывернуть ситуацию таким образом, будто бы это я против, будто я не хочу драться честно. Но на самом деле они просто не хотят этого боя. Все, что им остается, — это вести информационную войну. Они говорят обо мне множество неприятных вещей. Но мне все равно, я не буду опускаться до их уровня.

Я чемпион, пояса у меня, это не я должен вызывать Мейвезера на бой, а наоборот. Также могу сказать, что не я должен заниматься тем, чтобы это противостояние состоялось. Поединок Пакьяо — Мейвезер хотят увидеть все любители бокса, поэтому я начал вызывать его, в том числе делал заявления через прессу. Обычно я не опускаюсь до того, чтобы ругаться со своими соперниками или рассуждать вместо того, чтобы доказать все на ринге. Но в данной ситуации у меня не было другого выхода.

— В последнее время Флойд Мейвезер проводит переговоры с Доном Кингом, а сам промоутер заявляет о своем явном желании провести такой глобальный поединок. Похоже, у Дона Кинга по этому поводу большие планы…

— Я со своей стороны говорю, что готов к мегафайту. Давайте организуем этот бой. Настоящие мужчины должны действовать, а не рассуждать. Чем раньше наш поединок состоится, тем лучше. Повторюсь, мне кажется, для Флойда это единственный способ сохранить лицо. Он постоянно говорит о том, что он лучший, но пусть докажет, что это так. С моей стороны нет никаких препятствий, я выйду против него в любое время. Тянуть тут совершенно незачем.

— Флойд заявляет, что он лучший, и это не только его оценка. Вы отдаете себе отчет в том, что никогда не боксировали с соперниками подобного уровня?

— Да, Флойд Мейвезер — хороший боец, о чем говорить. Наш бой представляет такой интерес в боксерском мире, потому что мы являемся лучшими, а всем интересно увидеть бой двух самых лучших бойцов. Его стиль отличается от тех, с которыми мне приходилось иметь дело. Он уникален: все время бегает, бегает и бегает, так что главной проблемой для меня будет догнать его. Но, думаю, мастер Фредди придумает, как это сделать.

— Флойд Мейвезер-старший назвал вас филиппинским карликом, обидно высказывались в ваш адрес и другие представители клана Мейвезеров. У вас не было желания ответить им в том же стиле?

— Нет, на таких людей лучше не обращать внимания. Повторюсь, если я начну обмениваться с ними оскорблениями, я опущусь до их уровня. Возможно, с ними что-то не так или они не понимают, что говорят. Может быть, просто не контролируют себя. Такое впечатление, что они просто не умеют относиться к другим людям с уважением. Я не такой и не хочу подавать плохой пример подрастающему поколению моей страны. У нас на Филиппинах подобное не принято.

Я дерусь, как мексиканец

— Мейвезер, будем надеяться, у вас впереди, а позади все остальные великие. Какой бой был для вас самым сложным?

— Самым трудным, наверное, был поединок с Мигелем Котто, с ним вообще всем было нелегко. Мне потребовалось время, чтобы привыкнуть к его стилю. Хотя я выиграл у Котто (а ведь в моей карьере были и поражения), но самый трудный бой все же был именно с ним. Конечно, очень непростыми были мои поединки с Хуаном Мануэлем Маркесом и Эриком Моралесом.

— А с Марко Антонио Баррерой?

— Да, это были хорошие бои. Баррера — отличный боец, очень хитрый и умный, поединки с ним не похожи на другие. Думаю, что и зрителям те схватки тоже должны были понравиться. Я всегда стараюсь показать зрелищный бокс, который нравится публике. Как, впрочем, и большинство моих мексиканских противников. Думаю, с Баррерой мы тогда хорошо постарались.

— Ваши бои против мексиканцев имели особенное значение? Ведь вы носите прозвище Mexicutioner (Палач мексиканцев)…

— Да нет, просто так получалось. Как-то я провел практически подряд боев десять против мексиканских бойцов, после этого так стали говорить. Конечно, в легких весах мексиканская школа значит очень много, а я всегда хотел драться с лучшими. Я уважаю представителей всех стран и народов, мне импонируют манера ведения боя, стиль, самоотверженность мексиканских боксеров. Я думаю, что и мексиканцам нравится то, как я боксирую. Если не брать в расчет, конечно, тех парней, против которых я выхожу на ринг.

— Событием стал ваш скачок вверх по весовым категориям для боя с Оскаром Де Ла Хойей. Насколько чувствовались на ринге эти дополнительные пять с половиной килограмм?

— Пожалуй, лучший бокс в своей карьере я показал именно в этом поединке. Все новые ощущения от весовой категории мне удалось компенсировать скоростью, как мы и планировали с тренером. Оскар по мне просто не попадал, в то время как я мог атаковать его сколько угодно, проходили все мои удары. Мой тренер Фредди Роач разрабатывает конкретную тактику на каждый поединок, тогда он точно сказал, в каком раунде (в восьмом. — Прим. Ред.) бой закончится.

Допинг-обвинения абсурдны

— Расскажите, сколько тренируется лучший боксер мира?

— Давайте тогда возьмем отрезок времени, когда я готовлюсь к боям. Я встаю в 6 утра, затем бегаю около 45 минут, потом еще занимаюсь спринтом. Возвращаюсь домой, завтракаю и сплю. Когда просыпаюсь, снова тренируюсь, провожу около трех часов в спортзале. Потом возвращаюсь домой, ем и снова отдыхаю. Ничего необычного.

— А как вы развиваете вашу феноменальную скорость?

— Большей частью это талант, данный мне Господом. Но, конечно, в наших тренировках с Фредди Роучем мы концентрируемся на моих сильных сторонах и достоинствах, стараемся еще больше развивать их, чтобы затем использовать против соперников. Скорость — это, без сомнения, один из наших приоритетов.

— Большое ли влияние на вашу карьеру оказала работа с Роучем?

— Думаю, мне повезло с этим тренером. Я считаю, что наша работа очень плодотворная, тем более что мы уже очень хорошо знаем друг друга, нам не нужно чему-то учиться заново, когда мы начинаем подготовку к тому или иному бою. Наш рабочий процесс можно назвать накатанным, отработанным. К тому же, когда мы впервые встречаемся в тренировочном лагере, у нас уже есть определенная база для тренировок. Фредди — лучший. Никто не мог бы готовить меня лучше, ну и, конечно, никто лучше него не знает, как вывести меня на пик моих возможностей.

— Вы знаете, что многие подозревают вас в применении допинга. В особенности когда, став королем первого легкого веса, вы начали менять дивизион за дивизионом и при этом прекрасно себя чувствовали, даже дойдя до полусреднего веса, то есть поднявшись на три весовые категории.

— Мне довольно часто приходится слышать подобные обвинения да и отвечать на эти вопросы. Хотя и глупо говорить о том, чего нет. Обвинять меня в этом грехе — абсурд. Я никогда в жизни не применял запрещенные препараты и говорил, что даже не знаю, как выглядят эти стероиды, какого они цвета и что с ними делать. Мои успехи — это результат упорного труда и Божьей помощи, потом я и кровью добивался того, что у меня есть, но при этом никогда не делал ничего противозаконного. Я понимаю, что моим потенциальным противникам хочется оговорить меня или вывести из равновесия.

— Известно, что вы серьезно выкладываетесь во время своих спаррингов, иногда даже посылаете своих партнеров в нокдаун или нокаут.

— Обычно у меня четыре спарринг-партнера для разных типов тренировок. Есть ребята, с которыми я отрабатываю скорость. Есть парни, с которыми тренирую силу удара. Есть бойцы, которые любят клинчевать или нарушать правила, в общем, любят грязный бокс. Все они нужны мне, ведь на ринге нужно быть готовым ко всему. Но это общие рассуждения, а так, конечно, мы выбираем спарринг-партнеров в зависимости от моего противника, если надо, я буду тренироваться с парнями, которые любят бить ниже пояса или пихаться локтями. Потому что это может произойти на ринге.

Потренировался — и в конгресс

— Для вашей родной страны вы почти божество. Давит ли это на вас во время подготовки к бою, на ринге, ведь за вас болеют все Филиппины?

— Это совсем не груз ответственности. Наоборот, для меня это большая честь. Выиграю я или проиграю — не имеет решающего значения для моих соотечественников, они будут поддерживать меня всегда, главное, чтобы я показывал хороший бокс и сражался, как настоящий филиппинец.

— В политике вы руководствуетесь тем же принципом: главное — сражаться?

— Я пошел в политику, чтобы помочь людям, чтобы что-то изменить. Жизнь простого филиппинца я знаю изнутри, мне не надо об этом рассказывать. Я сам испытал то, через что проходят простые люди. Если у меня есть такая возможность, я должен сделать все, чтобы мои земляки стали жить лучше. Политика у нас на Филиппинах — это бои без правил. Поэтому я ею и занимаюсь, что хочу изменить положение вещей.

— Политика не мешает вашим боксерским делам?

— Все возможно совместить, а та известность, которую я приобрел на ринге, может только помочь мне в моей политической деятельности. Например, привлекать инвестиции в филиппинскую экономику. Что касается бокса, то зал находится совсем недалеко от здания конгресса, членом которого я был избран. Я могу ходить на заседания в промежутке между тренировками. Все дело в том, чтобы грамотно планировать свое время. Вообще, политика для меня — не игра, не какое-то сиюминутное увлечение, это не менее важно, чем бокс, который был всем в моей жизни. Но важнее моей жизни — то, как живут и будут жить мои соотечественники.

— Вы говорили, что можете бегать вокруг конгресса, но вам, наверное, не дадут и шагу ступить поклонники, в число которых входят все филиппинцы…

— Да, по улицам я так просто не пройду. Меня везде узнают — это понятно. Все хотят поздороваться со мной, поблагодарить и поздравить, так что это непросто. Но гораздо важнее, чтобы филиппинцы уважали и любили меня как политика так же, как боксера.

— Вы еще поете и снимаетесь в кино. Такое впечатление, что в жизни вы так же быстры, как и на ринге. Времени хватает на все?

— Пение — это хорошая возможность расслабиться. Кстати, мои альбомы хорошо покупают на Филиппинах. Вообще, у нас очень музыкальный народ, вот и я не являюсь исключением. Сниматься в кино мне тоже понравилось, может быть, я сыграю и в голливудском фильме. Времени может хватить на очень много хороших дел.

Текст: Максим Розенко
Материал предоставлен электронным журналом Fight Magazine

На что уходят миллионы филиппинского боксера Мэнни Пакьяо (22 фото)

Несмотря на проигрыш американцу Флойду Мейвезеру филиппинский боксер Мэнни Пакьяо заработал огромные деньги за этот бой века. 36-летний филиппинец входит в число самых высокооплачиваемых боксеров мира и любит ни в чем себе не отказывать. Далее речь пойдет о том, на что Мэнни тратит заработанные им миллионы долларов.
За 2014 год Пакьяо заработал почти сорок два миллиона долларов. Forbes поставил Мэнни на 11 место среди самых высокооплачиваемых спортсменов мира.

Практически все деньги Пакьяо совершенно честно получает на ринге. К этому сезону боксер вышел на ставку 20 миллионов долларов за бой. Неплохо за полчаса боли и литр крови, правда?

За бой с Мэйвезером Мэнни получил целых сто миллионов долларов. На данный момент, эта схватка — пик карьеры Пакьяо, во всех смыслах.

В 2013 году Пакьяо стал одним из самых востребованных медиа-бойцов. Для рекламных кампаний боксера ангажировали сразу несколько брендов, в том числе Nike, Foot Locker, HP и Hennessy.

Правда, уже в следующем, 2014 году, практически все рекламные контракты были расторгнуты. Мэнни получил меньше миллиона долларов дохода с этой «грядки».

Львиную часть дохода Мэнни тратит на себя, любимого. Недавно боец приобрел шикарный особняк в Беверли-Хиллз, обошедшийся в 12 миллионов долларов.

На родине Пакьяо содержит собственную профессиональную баскетбольную команду.

И, конечно же, немало денег уходит на свиту. На последний бой Мэнни сопровождало целых два аэробуса гостей.

Пакьяо неплохо разбирается в машинах. Его коллекция, помимо прочего, содержит Porsche Cayenne, a Mercedes SLK, и скромный Ferrari.

Мэнни Пакьяо — боец нового поколения. Он заботится о собственной внешности так же, как и о собственном имидже. Один из ведущих промоутеров, Боб Арум, заявил, что более половины из ста миллионов гонорара за бой с Мэйвезером, Мэнни отдал на благотворительность.

Кроме того, этот боевой красавец — очень разносторонняя личность. В 2006 году, к примеру, Пакьяо записал довольно успешный альбом Laban Nating Lahat Ito, исполнив все песни на родном языке тагалог.

Заядлый баскетболист, Мэнни выступает в роли играющего тренера для команды, входящей в Филлипинскую Баскетбольную ассоциацию.

Инстаграм Пакьяо полон снимков собственной семьи — боксер растит пятерых детей.

А его собаку зовут Пакмэн.

Шутки шутками, а сограждане любят Мэнни Пакьяо без меры. По сути, его даже выдвигали в конгрессмены.

Сейчас Пакьяо 36 лет. Он провел 64 профессиональных боя, и провел их очень неплохо. Однако, возраст диктует свои условия.

Собственный бой с Мэйвезером Пакьяо промоутировал довольно оригинальным образом: потратив около двух миллионов на билеты, он роздал их малоимущим согражданам.

На Филиппинах Пакьяо открыл собственный тренажерный зал, который, естественно, пользуется бешеным успехом.

Вообще, Пакьяо часто занимается благотворительностью. В прошлом году, боец продал собственные шорты за сорок тысяч долларов, которые без остатка ушли в хосписы.

Статус грозного и результативного бойца не мешает Мэнни Пакьяо эффективно вкладывать деньги в бизнес. За 2014 боксер получил более миллиона долларов отчислений только по процентным вкладам.

И Пакьяо не просто отдает деньги. Он сам участвует в раздаче еды и вещей в бедных районах своей родины. Это фото подписано как «Пора поработать, Филиппины!»

В 2016 году истекает контракт Мэнни Пакьяо с Top Rank и HBO. Скорее всего, боксер проведет еще три высокоранговых поединка, но точной информации пока нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *