Мамы за 30

Как я сдавал жилье за секc
(2 фото)

«Вона че, Михалыч, получается!», или «У любви не женское лицо»
Первые почтовые сообщения носили явно бесчеловечный, издевательский характер. «И когда на вас мона будет залезть? Я готова пряма чичас!», «А что, Александр, так уже, без квартиры, не дают?», «Не стыдно, Александр, так унижать себя? А я так восхищалась вашими материалами!» Зато вечером раздался первый звонок, и мягкий тенор в трубке спросил:
— А мальчика возьмете на квартиру?
— Нет! — ответил я резко, бескомпромиссно обрубая все концы всяческой гомосячине.
— А какая разница? — искренне удивились на другом конце (простите за двусмысленность). Я был ошарашен такой постановкой вопроса, поэтому с минуту не знал, что ответить, пытаясь все-таки сформулировать разницу.
— Вы не с Челябинска приехали? — спросил наконец я.
— С Калининграда! — обиженно ответил мужчина (если это слово вообще уместно в данном контексте).
— Конституция у вас с женщиной разная… — туманно пояснил я. Но разве им объяснишь!
— Да ладно, разная! — возмутился тот конец. — Вы же с женщиной когда занимаетесь альтернативным сексом, с обратной стороны, там ведь все одинаково.
Несмотря на кажущуюся логику, он меня не убедил.
— Кончайте! — бросил я в трубку, положив конец этой беспочвенной дискуссии. — Это вульгарная демагогия и разнузданный ревизионизм!
«Даша с Уралмаша»
Я не скажу, что меня буквально задолбали звонки изнуренных воздержанием женщин, желающих расплатиться со мной за аренду жилья своим телом. С первой претенденткой договорились по телефону встретиться в питейном доме у «Савеловской», чтобы понравиться друг другу. Она появилась секунда в секунду — крупнокалиберная, мощная, как колхозница скульптора Мухиной. Возраст ее скрывал густой слой тонального крема и яркой краски, как у японской гейши.
— Привет, — сказала она с развязностью обитателей рабочих окраин. — Даша! — протягивает мне мозолистую руку для поцелуя. Я со сдержанностью атташе пожал ее.
Даша явно злоупотребляла биг маком, чипсами и кока-колой. Одета она была как нелюбимая дочь разорившегося мусорщика. Ее розовая кофта ручной вязки, несомненно, вызвала бы падучую у короля попа Киркорова. Лицом она была похожа на Джорджа Вашингтона со 100-долларовой купюры, а ее пышная грудь, как у кормилицы, выползала наружу через большой вырез, словно взошедшее тесто. Икры мускулистые, как у рикши. На голове свалянная, словно пучок сорной травы, густая, как пакля, поросль неизвестного колористике цвета. Единственное, что могло привлечь к ней маньяка, — это большие голубые глазищи, «как два прыжка из темноты». Потрясенный ее телесными чарами, я сделал несколько мощных глотков пива.
— Откуда узнали о моем объявлении? — спросил я, усомнившись, что эта пожилая сеньора подозревает о существовании Интернета.
— В Интернете, конечно, — слегка обиделась она. — У меня, между прочим, высшее образование. Я окончила дирижерско-хоровое отделение Института культуры. У меня был потрясающий хор. Временно вынуждена работать уборщицей в офисе. Но я освоюсь, и вы меня еще узнаете.
Я решил поразить ее поистине меценатским размахом: заказал «дирижеру» пельмешек и пива. Кто их знает, провинциалов: может, через пару лет она будет дирижировать в Ла Скала! Пила пиво Даша весьма куртуазно, трогательно оттопырив мизинчик. Из ее доклада я понял, что она родом из Златоуста (город на Урале). Снимает с тремя подругами комнату. Нрава веселого. (Она даже весьма удачно, подтанцовывая верхней частью крупа, подпевала сложному мотиву, доносившемуся из колонок: «Цумба-цумба-тынц-тынц».) Задору у нее было хоть отбавляй. Я похотливо вращал глазами, полагая, что ее это смутит, но она утверждалась в моей жизни с упорством обезумевшего марафонца.
— Я ремонт вам могу сделать, — сказала она после третьей кружки. — Люблю готовить! Так что со мной вы поправитесь! А то вон какой худенький! — Она легонько, шутя, потрепала меня по худому плечу, отчего я затрепыхался, словно гуттаперчевая кукла, и расплескал пиво.
— Я воспитан в викторианском стиле, — пытался вспугнуть ее я, — и в сексе предпочитаю содомский вариант.
— Это как? — заинтересованно спросила она.
— Это с обратной стороны, — пояснил я. — От вас мне еще потребуется феллацио по-французски! — добавил я с угрозой.
— Ха-ха-ха-ха! — довольно засмеялась она, больно хлопнув меня по плечу. — Зашибись! Да ты, Шурик, я вижу, баловник!
— И еще я люблю это делать одновременно со своим братом Николаем! — подлил я масла в огонь.
Дарья от смеха чуть не подавилась пельменем. Она смеялась минут пять, запрокинув голову, не в силах сказать слова, будто ничего смешнее до этого не слыхала. Подавальщицы пива с тревогой смотрели в нашу сторону.
— Уф… Хорошо, — еле проговорила она, отдышавшись. — Я тогда подругу прихвачу…
Мы выпили с нею еще пару баррелей пива. Как только я не пытался запугать ее ужасными извращениями, но даже такой аргумент, как феллацио по-французски с братом Колькой, не отвратил эту бесстрашную сеньору от дармовой трехкомнатной квартиры.
«Раз — мало, пять раз — много»
Следующая встреча была назначена тут же, в пельменной, через час. Я не утруждал себя разнообразием меню, и поставил себе еще пару пива. Очередная претендентка на место на моем одре была юна, стройна — словом, чудо как хороша и, видимо, осознавала это, поскольку вела себя дерзко и вызывающе. Прикид у нее был панковский: замысловато изорванные портки и полмайки с лицом Кайли Миноуг. Челка косая, боковые пряди мелированы в сине-зеленые тона. Глаза ярко раскрашены. В ушах и в пупке с десяток металлических колец. Дух вольтерьянства так и пер из нее. Я недоумевал: какой соблазн привел ее в лоно порока?
— Я пиво не пью. Оно воняет, и от него толстеют! — брезгливо отказалась Катя от предложенного мною «жидкого хлеба». — А пельмени едят только лохи и чурки.
После краткого собеседования я выяснил причину ее гастрономического национал-шовинизма. Катя была москвичка. Жила с мамой в однушке, но та на старости лет завела себе узбекского «жиголо». Теперь они на пару кряхтят по ночам, спать не дают. Да еще этот гад к ней пытался приставать. Работала Катя менеджером торгового зала, но сейчас временно не работает, живет у подруг, а со мной собирается начать новую самостоятельную жизнь, полную целесообразности и добродетели.
— Я по матери — немец и бескомпромиссный поклонник чистоты, — инструктировал я. — Квартиру надо будет пылесосить каждое утро. Гулять с собакой два раза в день. Ходить в магазины за продуктами. Стирать белье. Вытрясать ковры. Два.
— Ну ладно, разберемся… — недовольно засопела Катя, прикуривая новую сигарету от сигареты. — А что хоть за собака?
— Ротвейлер. Зовут Фокс. Да, и еще… Секс мне необходим четыре-пять раз в день!
— Да ты гонишь! — с сомнением посмотрела она на меня. — Ты это… Дуба не дашь с пяти раз?
— Два раза утром и три вечером. У меня строгий режим, — продолжал я. — Врачи рекомендовали. Последствие хронического гиперкатексиса.
— А что это? — растерялась Катя.
— Это постоянная, прогрессирующая потребность в сексе. Если вовремя не совокупиться, начинаются жуткие боли в паху…
— О, не… Пять раз! Каждый день! Не… Извините…
Она торопливо ушла. Странно, подумал я, другая бы возрадовалась…
«Дитя тундры»
На следующий день я встречался с сорокалетней кассиршей из Боровичей, ноздреватой худенькой дамой.
— А можно с ребенком? — спросила она меня робко после короткой преамбулы. — Он спокойный мальчик. Семь лет.
— Нет, — мягко отказал я, — если бы девочка… Что же вы сразу-то не сказали?
— Да вы его и не заметите… У вас же три комнаты!..
— Вы тогда уж до кучи и маму с собой прихватите…
Я отказал кассирше (впрочем, как и остальным). Звонки после этого прекратились, и я уже хотел сворачивать свой квартирный бизнес, но однажды вечером вдруг снова звонок. Звали ее Люда. Говорила она с чудовищным акцентом, но это не отвратило меня. Мы встретились в полдень на том же месте. Разливательница пива уже смотрела на меня, шалого, ветреного повесу, с нескрываемым интересом. Люда, прекрасная эвенкийка, словно пришедшая с Земли Санникова (а на самом деле из далекого селения Тутончаны, что на Нижней Тунгуске), была экзотическим раритетом в этой пестрой коллекции. Она смотрела на меня через узкие щелки глаз — с надеждой и восторгом, которого недоставало остальным претенденткам. Объявление нашла с помощью своей подруги, которая второй год живет и работает в Москве в доме у богатого старикашки-сластолюбца, любителя экзотики, который на всю старческую катушку использует ее первозданные природные прелести.
— Танцевать умеешь? — спросил я первым делом.
— Что? — испугалась она, узкие глаза ее при этом на секунду стали круглыми.
— Я — танцор по профессии. Мне нужен постоянный партнер по танцам. Как боксеру мальчик для битья.
— Ну, я так, танцевала в школе… Давно. Пять лет назад.
— Плохо, — огорчился я. — Ну ладно. Шаманизмом хотя бы занимаешься? Пошаманить надо мной надо. Геморрой излечить.
— Нет! Не умею.
— Хорошо. Значит, условия таковы. Спать с тобой будем по очереди. Я и мой брат.
— Брат? — ужаснулась она.
— Он еще красивее меня! — сказал я скромно.
Когда через пару минут до нее дошел гнусный смысл моего предложения, она посмотрела на меня взглядом председателя реввоентрибунала.
— Нет! Брат, не буду.
Я мысленно поаплодировал этой северной красавице. Ага! Все-таки есть, ЕСТЬ еще нравственность в нашей глубинке. Только я так подумал, как мобильник вновь заверещал.
— Это Катя! — раздался в трубке знакомый юный голос. — Александр! Я согласна на пять! Только, слышите, пять раз, но не больше!

Карьера

Джош Грэттон начал свою профессиональную карьеру в 2000 году в составе клуба Хоккейной лиги Онтарио «Садбери Вулвз». В OHL Джош выступал до 2003 года в составе трёх разных команд; за это время он провёл на площадке 182 матча, в которых он набрал 117 (54+63) очков, а также 529 минут штрафа. В сезоне 2003/04 Грэттон начал выступления в профессиональных североамериканских лигах — ECHL и АХЛ.

27 июля 2004 года Джош подписал свой первый контракт с клубом НХЛ; им стала «Филадельфия Флайерз», в составе которой в сезоне 2005/06 он и дебютировал в лиге. Тем не менее, практически весь срок своего соглашения Грэттон провёл в фарм-клубе «Флайерз» «Филадельфия Фантомс», где в 131 матче он набрал 39 (21+18) очков и 589 штрафных минут. 9 марта 2006 года Грэттон в результате обмена на Дени Готье стал игроком «Финикс Койотис», в составе которого он, наконец, сумел закрепиться, проведя 64 матча в НХЛ.

28 февраля 2008 года Джош стал частью обмена Марцела Хоссы из «Нью-Йорк Рейнджерс» в «Финикс», однако не пройдя в состав клуба, ему пришлось доигрывать сезон в АХЛ. 9 июля того же года Грэттон заключил однолетнее соглашение с «Нэшвилл Предэйторз», однако уже спустя некоторое время после начала сезона он вернулся в Филадельфию. 30 июля 2009 года Джош подписал однолетний контракт с клубом «Атланта Трэшерз».

Тем не менее, так и не получив шанса сыграть в НХЛ, 8 января 2010 года Грэттон был отдан в аренду в чеховский «Витязь», в составе которого за неполные 2 сезона провёл лишь 35 матчей, набрав в них 12 (7+5) очков и 282 минуты штрафа. 17 мая 2011 года Джош заключил соглашение с астанинским «Барысом».

21 февраля 2012 года Грэттон был отстранён от участия в учебно-тренировочных сборах и соревнованиях российским антидопинговым агентством, так как в его пробе «А» были найдены запрещённые препараты, а уже 2 дня спустя казахстанский клуб объявил о расторжении контракта с игроком.

7 июня 2012 года ХК «Барыс» объявил о подписании контракта на сезон 2012-2013 гг. с нападающим Джошуа Грэттоном.

Однако уже 10 августа Спортивный директор «Барыса» Ильдар Мухометов заявил что Мирасти для клуба предпочтительнее, чем другой бывший тафгай «Витязя» Джошуа Грэттон: «По нашему мнению, как тафгай Мирасти предпочтительнее Грэттона и гораздо дешевле его. Поэтому клуб решил отказаться от Грэттона и направил предложение о контракте другому бывшему тафгаю Витязя Джону Мирасти.

8 октября 2012 года было объявлено о том, что Грэттон пополнил ряды хоккейного клуба «Кубань», выступающего в ВХЛ.

Секс вместо оплаты за квартиру

tettie — 02.11.2011

Корреспондент газеты «Квартирный ряд» решила провести эксперимент, насколько реально сдать или снять квартиру не за деньги, а за оплату, что называется, натурой.

Она и ее муж разместили на одном из сайтов два объявления: первое – от лица мужчины (сдам квартиру девушке до 30 лет, секс два раза в неделю), второе – от лица женщины (сдам квартиру мужчине до 45 лет, секс два раза в неделю). Были указаны номера мобильных телефонов и местоположение квартиры без точного адреса.

Первые же часы эксперимента показали: разница между мужчинами и женщинами определенно есть. Если по «мужскому» номеру звонки шли без конца, то «женский» молчал как партизан.

— А почему только два раза в неделю? – звонит кандидатка на проживание. – Может чаще?
— Тогда с доплатой,- нашелся «владелец квартиры». – Еще 200 долларов.
— Ну, так неинтересно. – Трубку повесили.

— А может я лучше деньгами? – мнется еще одна позвонившая.
— Если можете деньгами, то таких объявлений много. А мне деньги не нужны.
— Совсем-совсем не нужны? – хотя разговор шел по телефону, чувствовалось, что кандидатка округлила глаза от удивления.
— Совсем!
— Ну, хорошо, – вздохнула. – Куда приезжать? – Разговор пришлось закруглить.

Следующий звонок был довольно деловитым:
— Вы знаете, а нас двое. Можно снять на двоих? И как тогда оплата будет: с каждой по два раза в неделю или с каждой по разу?
— Э-э-э… – замычал мой благоверный. – Ну, наверное, пусть будет с каждой по разу. (а мог ведь затребовать секс втроем)
— О, это круто! – Дальше поступило несколько вопросов, касающихся как метража и удобства квартиры, так и внешних данных ее хозяина.

К середине дня вдруг проснулся «женский» номер:
— Дэвушк! У тэбя мужа нэт, да? Ты красивый, да? Давай я на тэбе женюсь, будет нэ два раза в неделю, а чаще! У меня ларьки эсть, дэнги эсть… – Это был единственный звонок на «женский» номер без грубостей и оскорблений…

Итак, за два дня на «мужской» номер поступило 72 звонка. Из них шесть – с оскорблениями и руганью. Около десяти – с проявлениями любопытства («Почему у тебя возникли такие проблемы?»). Остальные, в принципе, свое согласие на подобную оплату проживания подтвердили. Многие пробовали поторговаться.

С «женским» номером дела обстояли хуже: еле набралось 30 звонков, из них с руганью и оскорблениями – 23. Остальные семь содержали предложения руки и сердца. При этом кандидаты в женихи обязательно уточняли: а квартира точно в собственности? Приватизированная? Не по договору социального найма? Получив подтверждение, начинали звать под венец. Некоторые «женихи» интересовались также внешностью, но вопрос этот волновал их меньше, чем площадь кухни.

Публикация найдена у asaratov

Секс как способ заплатить за квартиру

В последнее время в мире все чаще можно встретить объявления, предлагающие аренду квартиры за определенные интимные услуги. С чем это связано и откуда дует ветер попытался разобраться портал недвижимости Dometra.ru.

Ситуация эта, в принципе, не новая. Сексуальная революция уже давно захватила умы молодежи. Достаточно вспомнить раскрепощенную Голландию, где разрешили заниматься сексом в парках. Или строгую Британию, где поведение влюбленных заставило правительство в общественных местах ставить таблички «не совокупляться». Социологи по-разному объясняют этот всплеск аморального поведения. Кто-то считает, что поколение мятежных 60-х менее строго воспитывало своих детей и внуков. Есть мнение, что нынешняя молодежь меньше боится СПИДа. А еще есть версия, что связано это с ростом цен на недвижимость.

Ведь первая проблема, с которой сталкивается приезжий – где жить. Снять квартиру или даже комнату в Москве или любом другом крупном городе очень сложно. Мало кто приезжает с уже достаточной суммой денег «на первое время». Чаще всего людской поток устремляется из глубинок в большие города в надежде найти там Эльдорадо, иногда даже не подозревая с чем придется столкнуться. Работу найти тоже весьма непросто. И в какой ситуации оказывается приезжий? Работы нет, денег нет, жить где-то надо. И тут появляются объявления: «Сдам квартиру за оральный секс 2 раза в неделю».

Впервые «мода» на подобные объявления появилась в «столице любви» Париже. На страницах газеты квартировладельцы вовсю предлагают «девушкам, с приятной внешностью» за интим сдавать квартиру или с большой скидкой или вообще бесплатно. В настоящее время число этих объявлений составляет больше половины всех объявлений об аренде! Постепенно эта тенденция перебралась в другие крупные европейские города и дошла до России. С доплатой или без, молодые люди открыто или анонимно предлагают свое жилье. Главная ставка – секс. Главный критерий квартиранок – «быть привлекатльными и приятными».

Конечно, эта пугающая тенденция связана не только с всплеском цен на рынке недвижимости. Большую роль играет и мировоззрение нынешнего поколения, все более возрастающая бездуховность общества, призывающая забыть о нормах и морали, как чем-то постыдном. Взаимоотношения между людьми перестали быть сакральными, личными и прекрасными. Слово «любовь» заменил «секс». И к последнему молодежь стала относиться слишком просто, чтобы понять какие рамки переходить не стоит, даже когда ситуация кажется безвыходной. Ведь если быть откровенным с самим собой и посмотреть правде в глаза получается, что продавать себя за жилье — это та же самая проституция. И даже не стоит думать кто прав, а кто виноват: те, кто дают объявления или те, кто по ним звонят. Ведь, как говорится, спрос рождает предложение. Задача нравственного общества сделать так, чтобы не было этого спроса, и как следствие – предложения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *