Максим булахтин пулемет

sf_ae

Вчера в центре «Крокус Экспо» состоялся очередной турник по боям без правил М-1 Challenge XXIII, полностью турнир посмотрел на портале Sportbox. С каждым новым турниром уровень соревнований и бойцов растет, что не может не радовать любителей единоборств.
Звезд отечественного ММА мы и так хорошо знаем, в противовес им стали приглашать спортсменов из Америки и Европы выступающих под эгидой «М-1» в своих конференциях. Проходных боев стало меньше.
Начался турнир с двух рейтинговых боев:
Николай Каушанский победил Вюсала Байрамова удушающим приемом. Раунд 1
Магомед Исмаилов победил Максима Булахтина во втором раунде. Я как и все фанаты футбола переживал за Макса, первый парень из ОФ вышел на такой уровень. Проиграл ничего страшного, без поражений не бывает побед, все будет!
Титульные бои:
Шамиль Завуров победил Тома Галликио техническим нокаутом. Раунд 2. 1.12
Гурам Гугенешвили победил Максима Гришина удушающим приемом. Раунд 1. Попадает Макс хорошо навстречу, Гурам падает на настил. Идет добивать Макс но не получается. Восстановился Гурам. Пытается он перейти в фул маунт и проходит. Тут же мостит Гришин и отдает шею. Печально за Гришина все было в его руках.
Супербои:
Томаш Наркун победил Шамиля Тинагаджиева болевым приемом (треугольник). Раунд 1.
Игорь Савельев победил Байрона Берда. Раунд 2. 2.12
Арсен Абдулкеримов победил Гонсало Сольгадо болевым приемом на руку. Раунд 1. 2.31
Даниэль Вайхель победил Магомедрасула Хасбулаева удушающим приемом (труегольник). Раунд 1.
Магомед Султанахмедов победил Плинио Круза техническим нокаутом. Раунд 2. 1.13. Этот бой не вызывал сомнений Магомед намного опытней своего оппонента.
Майрбек Тайсумов победил Юрия Ивлева техническим нокаутом. Раунд 2. Жалко Ивлеева должен был побеждать, попадал хорошо в первом раунде.
Рашид Магомедов победил Рафала Мокса техническим нокаутом. Раунд 1 Классный бой!!! Мокс очень сильный боец, что в партере, что в стойке. Стоит вспомнить его крайнюю победу над Султанахмедовым.
25 марта в городе Норфолк, штат Вирджиния, пройдет турнир M-1 Challenge XXIV Damkovsky vs Figeroa, который станет первым турниром M-1 Challenge, показанным по одному из главных кабельных каналов Showtime.

Метки: ММА
О Пути Воина и как на него становятся, «Околоспорт» поговорил с Максимом Булахтиным.
— В каком дворе рос, как учился в школе и с чего началась твоя дорога в спорт?
— Двор как двор, обычный: пацаны, рогатки. Я был хулиганистым, образование вообще у меня шесть классов. Я был категорически против учебы, школу тайком бросил. Когда отец дневники проверял, я страницы выдирал, но, конечно, все открылось. Тогда отец спросил меня, чем я вообще хочу заниматься? И я сказал – спортом. Так, с тринадцати лет до армии я занимался боксом в спорткомплексе «Фили» у Юрия Михайловича Травкина. Три раза выигрывал открытое первенство Москвы среди юниоров, а в 1999 году в Ельце на Чемпионате России я занял второе место, став мастером спорта.

— В армию с охотой пошел?
— Я грезил армией, как раз посмотрел фильм «Взвод» с Чарли Шином, он произвел на меня огромное впечатление. В то время шли боевые действия в Чечне, у меня голубая мечта была попасть туда, спал и видел. Хотя тренер пророчил мне спортивную карьеру, хотели отдать меня заниматься в ЦСКА.

Когда пришла повестка в военкомат, я уже ни о каком спорте не думал. Призвался в 2000 году. На ринге я выступал в «мухобоях», у меня была заниженная масса тела и мне дали время набрать вес, а я пришел на взвешивание с гирьками, спрятал их под шорты. Меня взяли в танковые войска.
В армии быстро набрал вес, стал выступать за полк по рукопашному бою. Мне дали звание сержанта и хотели оставить в учебке для обучения молодого состава. Но я решил уехать со своим призывом, приехали «покупатели», которые набирают солдат для пополнения частей, проходящих службу на Северном Кавказе, я прямо подошел к этим людям и попросился, а мое личное дело ротный не отдал. Тогда я пошел договариваться к командиру полка, чтобы личное дело отдали. Отдали. Попал в Ставропольский край в город Буденновск в 205 боевую бригаду, уже не в танкисты, а в мотострелковую роту, прослужил там около месяца. Там выиграл Ковровскую дивизию по рукопашке, в личном деле было уже указано, что занимался боксом, рукопашным боем.
— Сама атмосфера в армии нравилась?
— Естественно, особенно в то время – дедовщина! Бойни постоянные – это для меня прямо жизнь, постоянные рубки!
— Совет есть какой-нибудь для тех, кто идет служить?
— Сейчас нет, я уже не посоветую того, что посоветовал в то время, когда служил. Сейчас такой дедовщины нет и, грубо говоря, ударив военнослужащего можно попасть в дисбат и испортить себе всю жизнь. Сейчас устав, стукач на стукаче стукача погоняет. Раньше на много жестче было, намного страшнее для нынешней молодежи, но для нас это было нормой жизни в казарме, все это было «как здрасте» — табуреткой по голове получить с утреца, отжаться раз двести (смеется), толкали Землю, нормально. Соответственно, потом сами также, хотя, я особо не лютовал.
— Дальше уже служил в Чечне?
— Со Ставропольского края меня отправили в Дарьял, там проходил подготовку в школе снайперов. И в 2001 году я попал в Чечню. Оставшиеся год и три месяца дослуживал там, попал в мобильный разведывательный взвод, 72-го мотострелкового полка, в Ханкале дислоцировались. Там уже меня повысили, я стал командиром разведывательного отделения – сам планировал и проводил контртеррористические операции в Чечне. Провел тринадцать контртеррористических операций в составе отделения. Участвовал в локальных столкновениях.
— Тяжело было морально?
— Начинаешь относиться к этому как к работе, по первой, естественно, это диковато немного, но потом уже привыкаешь. Человек такое существо – он ко всему приспосабливается, тем более что слеплены то не из дерьма.
— Сослуживцы как к войне относились? Не боялись?
— С сослуживцами мне повезло. Во взводе было много судимых и из детских домов, соответственно контингент был очень жесткий. С ними было не то что не страшно, а реально мы диктовали бой, бой делали мы, мы всегда были готовы рвать врага. С такими людьми не страшно воевать. Если бы служил с какими-нибудь дрищами, у самого моральный дух бы сломался, потому что страх имеет свойства заражать собой.
— Значит, умеют наши?
— Да, Вторая кампания, как я думаю, была организованней.

— Что делал после службы?
— После Чечни я выиграл от своего подразделения Северокавказский военный округ по рукопашному бою. Потом вернулся в Москву, долго не мог найти работу, образования ведь не имел, корочки спортивные растерял, какие-то не восстановил. Для тренерской работы нужно окончить физкультурный институт.
Потом получилось так, что поехали в Волгоград, на день разведки там была драка и в этой драке я не рассчитав силы убил человека, грубо говоря, на глушняк. На меня подали в Федеральный розыск, пять лет я пробыл в розыске, жил по поддельным документам.
— Как получилось, что связал себя с околофутболом?
— Мне предложили подраться за фирму «интруп». Я приехал, порубились, эту драку проиграли. Люди сказали, что есть «Ярославка», там совсем другой состав, интрупы побежали, мне это не понравилось – когда остается несколько человек, а остальные все убегают. И я попал на просмотр Ярославки. Потом ребята из Ярославки и помогли, когда меня все же задержали в 2008 году. Суд был, в итоге доказали, что это непредумышленное убийство и то, что служил в Чечне повлияло. Мне дали условный срок.
— Что затянуло в околофутбольные боях?
— Сам адреналин, этот кураж. Я находился в федеральном розыске и в спорт мне дорога была закрыта. Организм сам требовал от меня постоянно драться. Не избивать же кого-то на улице? Да и силы не равны. Я нашел нужное мне в околофутбольном мире.
— Как считаешь, ОФ можно назвать школой жизни?
— Естественно – это школа жизни, это кузница воинов. Потому что парню, который может быть вообще не занимался боевыми видами спорта, чтобы собраться с духом и идти биться до конца, стоять до конца, не убежать – нужно иметь мужество. Я уважаю их, уважаю этих парней, не важно, будь это конь или мясо. Я считаю, это должно жить. В автокатастрофах погибают в тысячи раз больше людей, на мотоциклах бьются больше. Почему запрещают околофутбол?
— Потому что это свобода, мне кажется.
— Да, это проявление свободы. Люди подняли голову.
— Как считаешь, на каком уровне сейчас наш ОФ?
— Это хобби. Люди выказывают свой протест, но сейчас есть русская статья.
— Когда начал выступать на рингах, панкратионах, ОФ не бросил?
— Продолжаю гонять, естественно. Там мои братья, как я могу их оставить? Я с ними до конца.
— Что было дальше?
— Я буквально сразу же занялся спортом. Пришел в RFC, выступил на панкратионе. Проиграл первую схватку болевым приемом. Мне это чертовски не понравилось, когда тебе делают проход в ноги и ты чувствуешь себя беспомощным. Но вместо того, чтобы сложить руки, я решил продолжить заниматься и рвать их, научиться бороться и биться с ними, противостоять.
Я встал на Путь Война и пойду по нему до конца, насколько хватит мне рук, терпения, сил. Я этим живу.
Естественно, бывает такое в жизни, когда перетренировываешься, или что-то не ладится, какие-то бывают нюансы по семейным обстоятельствам или еще что-то. Очень сложно собраться, но одно знаю, иногда организму дать отдых. Недельку просто ничего не делать, поесть, поспать, обдумать все как следует, поразмыслить. Но, ни в коем случае не давать себе расслабляться больше. Не распускать сопли. Мужчина должен в нужный момент уметь собраться, волю в кулак. Русские всегда были волевыми людьми.

— По себе знаю, что бывают такие моменты, когда после тяжелого поражения, серьезной травмы думаешь, что все, больше не можешь, не хочешь, что уже перегорел? Как справляешься с этим?
— У меня вот, к примеру, больше тридцати переломов правой кисти, от руки уже ничего не осталось. Каждое мое соревнование, каждый бой заканчивается либо переломом, либо руки распухают, все время страшные боли, я по неделе восстанавливаюсь. Операцию сделать – это все, крест на спорте. Слишком много травм, одни увечья, живого места на ней нет. Ребятам стоит подумать, что лучше забинтоваться лишний раз. Берегите руки, парни, это ваш хлеб!
— Какие цели, как у спортсмена?
— Как у любого спортсмена есть цель – это стать чемпионом мира. Приходится, конечно, попутно работать, спонсорства пока такого нет. Но все равно – я задался целью и я к ней иду, я буду рубиться в любом случае до конца и отступать не намерен. Получится, так получится, хотя бы примерить корону. А если нет? По крайней мере, я попытался. По прошествии лет, подрубив итоги лучше понять, что да, ты не смог. Может где-то не дано, не в то русло попал, поздно начал, еще что-то, но, по крайней мере, ты попытался это сделать! Чем думать – а вдруг можно было, а вдруг получилось бы? Чтобы не гадать, а знать наверняка, что ты старался.
— Как дальше шла твоя спортивная карьера?
— После этого поражения я не мог спать. Перед глазами был этот бой. Пришла спортивная злость, ярость. Я получил толчок для того, чтобы заняться серьезно. До этого я филонил, ходил в качалку. Думал, выйду, руками пару раз нарежу и все.
— Получается, в тот момент ты понял, что профессионалом хочешь стать?
— Да. И тогда я еще понял, что уровень мой на нуле – то, что я считал себя здоровым и сильным, была лишь иллюзия. Я начал готовиться на много серьезней, понял, что нужно быть всегда во всеоружии, быть в форме.
— Какие дальше у тебя турниры пошли?
— Дальше я выступил по тайскому боксу, выиграл и дальше стал выступать по микс файту. Выступать в WPFL – это федерация, академия муай тай. Провел три боя за них. Это были коммерческие бои за деньги. В команде я был единственный, кто выступает по мма, а тренировка исключительно по тайскому боксу, мне приходится заниматься где-то еще, чтобы нарабатывать навыки, так как такой прям специализированной школы жесткой нет, не хватает спарринг-партнеров. Нужно борьбу ставить, к примеру, ездил в клуб Лион, брал там уроки.
— Значит, есть куда развиваться?
— Работы непочатый край, еще пахать и пахать. Ставить и партер и ударку. Но главное, самое сложное – это скомпоновать переход от ударной техники к борьбе. От аэробной к анаэробной нагрузке. Нужно, чтобы после трех минут борьбы я мог подняться и рубиться в стойке. Ведь, когда ты не можешь дышать, то все твои мускулы ничего не значат – это мука. Дело не в том, что тебя бьют, а в том, что дыхания нет.
— Вообще можно боями зарабатывать на жизнь?
— Я думаю, сложновато. Если контракт не подписан, тогда больше ты вкладываешь, чем получаешь. Естественно, пока чего-то не достигнешь. В России все же пока не достаточно отрегулированы отношения в спортивной профессиональной сфере. Боец всегда рискует получить серьезную травму или увечье, которую тяжело компенсировать.
А вообще, конечно, выбиваться нужно в UFC, Strikeforce, Bellator на такие крупные турниры.
— Ты видишь, представляешь, как это можно сделать? С чего нужно начать?
— Начинать нужно с малого, не ставить себе завышенных целей, а постепенно, поэтапно. Шаг за шагом. Я считаю, что нужно выступить на таких турнирах как М-1 Selection, M-1 Challenger. Если там выиграешь, думаю, можно будет заявиться и в Bellator, где Шлеменко выступает, или в тот же UFC. Там же обычные смертные, которые дерутся намного хуже, я видел бои. Я видел людей, которых я реально прикончил бы наверное. Нужно просто захотеть и подумать, как это сделать. Слава Богу, есть пункты назначения, к которым я уже иду. Будем надеяться. Главное – готовиться, быть в форме. Я постараюсь быть готовым к тем числам, когда будут проводиться турниры.
— У тебя есть семья?
— Да, у меня два сына. Старшему уже пять лет. С собой вожу на тренировки, обязательно будет бойцом!
— Желаю удачи!
— Удачи парням в их спортивных начинаниях!
БЛИЦ ОПРОС:
Три качества настоящего мужчины?
Воля, честность, и, наверное, сила. Потому что времена высоких технологи могут быстро закончиться.
Твой кумир?
Мирко Филиппович Крокоп.
Самый большой поступок в жизни?
Хорошего не помню, плохого говорить не хочу.
Как зовут вратаря ЦСКА?
Понятия не имею.
Материал подготовил Алексей Павлов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *