Майлен диас алмагер

«Я не собираюсь снимать фильм»: Выжившая в авиакатастрофе на Кубе борется за свое здоровье после выписки из госпиталя

Майлен Диас Альмагер из города Ольгин, одна оставшаяся в живых из спасенных пассажиров во время авиакатастрофы 18 мая 2018 года в Гаване самолета Boeing 737-201, была выписана из больницы. Об этом сообщил телеканал Televisa.

За её жизнь и здоровье на протяжении 10 месяцев боролись врачи гаванской больницы им. братьев Амейхейрас.

На своей странице в Facebook Майлен написала, что ей предстоит еще долгая реабилитация, прежде чем её здоровье будет восстановлено. Она также прокомментировала часто задаваемый ей вопрос о создании фильма про катастрофу «Боинга». Девушка ответила, что пока ей нужно восстанавливаться, а не снимать фильмы. Но это может сделать любой желающий, так как её пример — это редкий случай, когда люди выживали в авиакатастрофах, случавшихся с большими пассажирскими самолетами.

Среди известных случаев: выживший во время авиакатастрофы в Перу 1943 году Альфред Джон Эдвард, пилот Хуан Лу из Перу, Сесилия Сичан из США, Бамбанг Сумади из Индонезии, штурман Сергей Петров, Юсеф Джиллали из Алжира, Александр Сизов из России.

Boeing 737 разбился сразу после взлета из аэропорта Гаваны в город Ольгин, погибли 112 человек. Расследование причин трагедии пока не завершено.

Одного из уцелевших в авиакатастрофе под Гаваной перевозят в больницу. 18 мая 2018 года. Фото: Marcelino Vazquez Hernandez / ACN / Reuters / Scanpix / LETA Реклама

19-летняя Майлен Диас Алмагер осталась одна в живых из 116 человек, которые 18 мая находились на борту пассажирского Boeing 737. Девушке пришлось ампутировать часть ноги из-за инфекции. Об этом пишет Meduza.

Самолёт разбился сразу после вылета из аэропорта Гаваны. Он совершал внутренний рейс в город Ольгин, расположенный в 670 километрах от столицы. Boeing успел отлететь от аэропорта на 20 километров, после чего пилоты начали совершать разворот, вероятно, намереваясь вернуться в аэропорт, — но не успели: лайнер упал на засеянное поле.

На его борту находились 110 человек, включая шесть членов экипажа. Почти все погибли, но спасателям удалось обнаружить на месте крушения четверых выживших — они находились в критическом состоянии. Один из пострадавших умер в тот же день, ещё две женщины — 23-летняя Греттель Ландров и 40-летняя Эмили Санчес — 22 и 25 мая. Единственной, кого удалось спасти врачам, была 19-летняя жительница Ольгина Майлен Диас Алмагер.

Реклама

18 августа кубинская газета Juventud Rebelde сообщила, что состояние Алмагер стабилизировалось — и её перевели из палаты интенсивной терапии гаванской больницы Calixto Garcia в другую клинику, где она будет проходить реабилитацию.

По словам врачей, состояние девушки было очень тяжёлым. У неё были ожоги, повреждения позвоночника, грудной клетки и конечностей. Из-за травм у Алмагер возникли инфекционные заболевания; ей пришлось ампутировать левую ногу ниже колена. Девушке не сразу сказали об этом — и даже установили занавеску посередине тела, чтобы она не видела, как медсёстры обрабатывают швы. Как пишет газета, Алмагер всё равно начала что-то подозревать — и в итоге ей аккуратно и аргументированно рассказали об операции.

С Алмагер постоянно работала команда психологов. Первое время она страдала расстройством памяти и была уверена, что попала в автокатастрофу. Когда ей объяснили, что произошло, она была потрясена и не могла в это поверить. По словам врачей, ей потребуется ещё много времени, чтобы воссоздать в памяти обстоятельства случившегося.

Один из психологов больницы рассказал, что, несмотря на столь тяжёлые повреждения и крайне нестабильное состояние, Майлен оставалась счастливой и жизнерадостной. «Я работал со многими людьми, пережившими ампутацию. Я был уверен, что у неё будет срыв. У большинства людей в такой ситуации начинается депрессия, но она справилась», — говорит психолог.

Всё это время рядом с девушкой была её семья. Врачи говорят, что самым важным в общении с родственниками Алмагер было постоянно давать им корректную информацию и выдерживать баланс между реальным прогнозом и надеждами близких. Особой опорой, по их словам, оказалась бабушка Алмагер, которую они назвали «женщиной большой внутренней силы и чувствительности». Она была уверена, что её внучку спасут, и призывала девушку не сдаваться даже в самые сложные моменты.

Персонал клиники вспоминает, что Алмагер постоянно посылала воздушные поцелуи врачам и медсёстрам, говорила, что любит их, — и они отвечали ей взаимностью. В день, когда девушку перевозили в другую больницу, все плакали — и она сама, и лечившая её команда. «В этот день мы были не врачами и пациенткой, а семьёй, — сказал главврач больницы Ифран Мартинес Гальвес. — Я был бы рад, если бы осталась с нами до полного выздоровления. Но я понимаю, что мы выполнили свою задачу — сохранить её жизнь. Многие из нас хотели бы снова с ней увидеться».

Реклама

19-летняя Майлен Диас Алмагер — единственная, кто выжил в авиакатастрофе на Кубе. Вот ее история

Одного из уцелевших в авиакатастрофе под Гаваной перевозят в больницу. 18 мая 2018 года Marcelino Vazquez Hernandez / ACN / Reuters / Scanpix / LETA

18 мая на Кубе разбился пассажирский Boeing 737 — почти сразу после вылета из аэропорта Гаваны. Он совершал внутренний рейс в город Ольгин, расположенный в 670 километрах от столицы. Самолет успел отлететь от аэропорта на 20 километров, после чего пилоты начали совершать разворот, вероятно намереваясь вернуться в аэропорт, — но не успели: лайнер упал на засеянное поле.

На его борту находились 110 человек, включая шесть членов экипажа. Почти все погибли, но спасателям удалось обнаружить на месте крушения четверых выживших — они находились в критическом состоянии. Один из пострадавших умер в тот же день, еще две женщины — 23-летняя Греттель Ландров и 40-летняя Эмили Санчес — 22 и 25 мая. Единственной, кого удалось спасти врачам, была 19-летняя жительница Ольгина Майлен Диас Алмагер.

18 августа кубинская газета Juventud Rebelde сообщила, что состояние Алмагер стабилизировалось — и ее перевели из палаты интенсивной терапии гаванской больницы Calixto Garcia в другую клинику, где она будет проходить реабилитацию. Журналисты издания поговорили с врачами о случае Майлен Диас Алмагер.

По их словам, состояние девушки было очень тяжелым. У нее были ожоги, повреждения позвоночника, грудной клетки и конечностей. Из-за травм у Алмагер возникли инфекционные заболевания; ей пришлось ампутировать левую ногу ниже колена. Девушке не сразу сказали об этом — и даже установили занавеску посередине тела, чтобы она не видела, как медсестры обрабатывают швы. Как пишет газета, Алмагер все равно начала что-то подозревать — и в итоге ей аккуратно и аргументированно рассказали об операции.

С Алмагер постоянно работала команда психологов. Первое время она страдала расстройством памяти и была уверена, что попала в автокатастрофу. Когда ей объяснили, что произошло, она была потрясена и не могла в это поверить. По словам врачей, ей потребуется еще много времени, чтобы воссоздать в памяти обстоятельства случившегося.

Один из психологов больницы рассказал изданию, что, несмотря на столь тяжелые повреждения и крайне нестабильное состояние, Майлен оставалась счастливой и жизнерадостной. «Я работал со многими людьми, пережившими ампутацию. Я был уверен, что у нее будет срыв. У большинства людей в такой ситуации начинается депрессия, но она справилась», — говорит психолог.

Все это время рядом с девушкой была ее семья. Врачи говорят, что самым важным в общении с родственниками Алмагер было постоянно давать им корректную информацию и выдерживать баланс между реальным прогнозом и надеждами близких. Особой опорой, по их словам, оказалась бабушка Алмагер, которую они назвали «женщиной большой внутренней силы и чувствительности». Она была уверена, что ее внучку спасут, и призывала девушку не сдаваться даже в самые сложные моменты.

Персонал клиники вспоминает, что Алмагер постоянно посылала воздушные поцелуи врачам и медсестрам, говорила, что любит их, — и они отвечали ей взаимностью. В день, когда девушку перевозили в другую больницу, все плакали — и она сама, и лечившая ее команда. «В этот день мы были не врачами и пациенткой, а семьей, — сказал главврач больницы Ифран Мартинес Гальвес. — Я был бы рад, если бы осталась с нами до полного выздоровления. Но я понимаю, что мы выполнили свою задачу — сохранить ее жизнь. Многие из нас хотели бы снова с ней увидеться».

Ольга Страховская

  • Напишите нам

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *