Майк ван дер хорн биография

Сериалы«Чрезвычайно английский скандал»: Хью Грант и гомофобия в британском парламенте

Текст: Дина Ключарева

В конце июня на стриминге Amazon вышел сериал BBC «Чрезвычайно английский скандал» по мотивам одноимённой работы Джона Престона 2016-го года. На примере скандального случая в карьере политика Джереми Торпа книга критикует гомофобию и обличает ханжество в английском обществе середины прошлого века — издание быстро стало бестселлером, а BBC практически сразу купила права на экранизацию. Адаптацией книги для телеверсии занялись сценарист Рассел Ти Дэвис, хорошо известный любителям ещё одного чрезвычайно британского сериала «Доктор Кто», и режиссёр Стивен Фрирз («Опасные связи», «Филомена», «Виктория и Абдул»).

Фрирз позвал на главную роль Хью Гранта, с которым работал на предыдущем проекте «Флоренс Фостер Дженкинс», где тот сыграл самоотверженного обожателя худшей оперной певицы мира в исполнении Мерил Стрип. Режиссёр не прогадал: в «Чрезвычайно английском скандале» глубокий драматический талант Гранта раскрывается в полной мере — если кто сомневался, этому актёру вовсе не обязательно ограничиваться беспроигрышной формулой «эффектная причёска — преданный взгляд — застенчивая улыбка». Историю развития отношений члена парламента и безвестного конюха из провинции упаковали в три ёмких серии по часу. Эта хроника — яркое доказательство того, что жизнь удивительнее вымысла: создателям даже не пришлось украшать сценарий выдуманными подробностями, чтобы сделать его удобоваримым для зрителя.

Хотя связь политика Джереми Торпа и Нормана Скотта длилась меньше года, её последствия участники расхлёбывали на протяжении последующих двадцати лет, а кончилось дело и вовсе громким судебным процессом. Торп познакомился со Скоттом в 1961 году на ферме у друзей, но сблизились они только год спустя, когда Скотт приехал к Торпу в Лондон. В те времена действовал печально известный английский «Акт о содомии» от 1533 года, предполагавший тюремное заключение за гомосексуальные отношения (до 1895 года они и вовсе карались казнью, а декриминализованы в Англии были только в 1967 году), поэтому свою сексуальность политик держал в строжайшей тайне, доверяясь только лучшему другу, Питеру Бесселу. Чтобы упредить возможные слухи, Торп даже дважды женился: у примерного семьянина было куда больше шансов набрать голоса на выборах в парламент.

Разрыв отношений не прошёл гладко: Скотт стал слать политику письма о помощи в получении карты национального страхования. Нормана Скотта одолевало тревожное расстройство, которое периодически приводило к нервным срывам, а страховка позволила бы ему получать лекарства бесплатно. Вращаясь в богемных кругах Лондона, мужчина не скрывал свою ориентацию, но Торп не желал связывать своё имя с открытым геем и поначалу игнорировал письма. Однако когда Скотт пошёл с заявлением в полицию и отправил письмо матери политика с живописным подробностями, терпению Торпа пришёл конец. Он был готов пойти на всё — от угроз до сговора в убийстве, — лишь бы заставить парня замолчать. История выплыла наружу, а Торпа и сообщников судили за покушение — все были оправданы, однако Торп к политике не вернулся: в те времена скандала ещё было достаточно, чтобы поставить крест даже на успешной карьере.

Джереми Торп — воплощение английской чопорности: застёгнутый на все пуговицы лощёный джентльмен с отрядом скелетов в шкафу. В интервью, приуроченных к выходу сериала, Грант рассказывает, что перед съёмками общался с теми, кто лично знал Торпа, и собрал абсолютно полярные мнения о нём: от «Джереми и мухи не обидел бы» до «он был абсолютным монстром». С задачей показать такого человека Грант справился блестяще: его Джереми Торп — искусный манипулятор и лицемер, который молниеносно подстраивается под окружение. Обворожительный и остроумный — с избирателями и прессой, нежный и заботливый — с семьёй, хладнокровный и жестокий — с неугодными. Впервые склоняя Нормана к сексу, Торп превращается в устрашающего абьюзера: демонстрирует выдержку, властный тон и психологическое давление. Указывает испуганному Скотту всё, вплоть до определённой позиции, и выразительно ставит перед тем банку вазелина — никакой романтики и любовного флёра.

Нормана Скотта сыграл Бен Уишоу («007: Спектр», «Лондонский шпион») — в отличие от Гранта, ему не привыкать к ролям неврастеничных геев. В «Чрезвычайно английском скандале» он оказывается в привычной колее и органично входит в образ экспрессивного, решительного и харизматичного персонажа. Его Норман болтлив, обожает красоваться и не чурается приврать для пущего эффекта, но делает это не из злого умысла или жажды денег, а скорее чтобы добавить в свою жизнь немного красок.

Уишоу изображает Скотта добрым и доверчивым человеком, которого большинство окружающих считает охочим до популярности дурачком — тогда как на самом деле у Нормана было психическое расстройство и он преследовал Торпа главным образом для того, чтобы тот помог ему со страховкой. Норману нечего терять, и его отчаяние становится источником его же силы, с которой он отважно движется к восстановлению справедливости и со всей откровенностью выступает против бывшего любовника. «В учебниках по истории не упоминают таких, как я, так что да — я продолжу говорить, я буду услышан, и меня заметят», — заявляет он в суде. «Чрезвычайно английский скандал» богат скорее живой мимикой, нежели шокирующими событиями, что не мешает ему провозглашать вечные истины: сильные манипулируют слабыми — и это ужасно, респектабельным людям больше сходит с рук — чему пора положить конец, а гомофобия и аутинг — бытовое зло.

Показательно, что Джереми Торп при этом был прогрессивным политиком-либералом: поддерживал отделение британских колоний, приветствовал увеличение количества иммигрантов и налаживание связей с Европой, однако, ограниченный рамками публичного мнения и бытовавших социальных норм, был вынужден жить двойной жизнью. Суд над Торпом стал показательным эпизодом в истории Британии и изрядно пошатнул устои. Процесс показывали по телевидению, и зрелище того, как член парламента сидит на скамье подсудимых, пока его предполагаемый любовник вслух описывает их первый половой акт, стало знаком, что времена меняются на глазах. За комичным фасадом истории скрыты искалеченные бесконечной ложью судьбы глубоко травмированных людей и дефективная система законов. Спустя пятьдесят лет определённый прогресс налицо: в 2017 году в британском парламенте числится больше сорока открытых представителей ЛГБТ.

Фотографии: BBC

Хью Грант, политика и убитая собака в драме про Джереми Торпа

Нил Смит, BBC News, 11 мая 2018.

Создатели «Очень английского скандала», драмы BBC про опозоренного политика Джереми Торпа, объясняют, почему его история до сих пор актуальна.
Гей-роман, неудавшийся заговор и мертвая собака стали ингредиентами того, что прозвали «процессом века».
В центре событий был Джереми Торп — лидер либеральной партии, столп правящей элиты и первый британский политик, которого судили за заговор и подстрекательство к убийству.
Теперь, спустя почти сорок лет после сенсационного оправдания Торпа, его история пересказывается в трехсерийной драме BBC.
В «Очень английском скандале» режиссера Стивена Фрирза и сценариста Рассела Т. Дэвиса Хью Грант играет Торпа и Бен Уишоу Нормана Скотта, его бывшего любовника, в попытке убийства которого его обвиняли.
Минисериал, основанный на книге Джона Престона, вышедшей в 2016 году, начинается с того, как Торп встречает и соблазняет Скотта, молодого и сексуально неопытного рабочего на конюшне.
Когда роман подходит к концу, Торп начинает считать Скотта назойливым шипом в заднице, создающим серьезную угрозу его политическим амбициям.

В конце первой серии Торп убеждает коллегу (его играет Алекс Дженнингс) устроить смерть Скотта, холодно рассуждая о том, что «это не хуже, чем пристрелить больную собаку».
И там действительно была собака — датский дог по имени Ринка — которую застрелил в Эксмуре в октябре 1975 года человек, который, как считал Скотт, был послан его убить.
«Это была абсолютно идиотская история, если только вы не собака, — говорит Фрирз. — Но в основе всего этого было желание убить».
«Это прекрасная, очень смешная и нелепая история о коррупции в общественной жизни.
Но она также очень печальна, — говорит Рассел Т. Дэвис. — Жизни были разрушены.
Эти события стали настолько разрушительными, что для кого-то это означало общественную смерть. История до сих пор вызывает споры, даже после всех этих лет».

Грант помнит, что то дело было «громким и скабрезным», и «над ним много хихикали», когда он учился в школе.
«Мне нравятся вещи, смешные и грустные в одно и то же время, празднующие эксцентричность и чудаковатость», — продолжает он.
Однако звезда «Ноттинг-Хилла» и «Реальной любви» признается, что был озадачен, когда Фрирз впервые связался с ним по поводу проекта.
«Стивен позвонил и я спросил: ‘Какую роль?’ — вспоминает актер. — Я подумал, что возможно, он хочет, чтобы я сыграл собаку Ринку».
Не слишком абсурдная идея, если учесть последнюю роль Гранта в «Паддингтоне-2» — вышедший в тираж актер, опустившийся до съемок в рекламе собачьего корма в костюме собаки.
Пес, в конечном итоге получивший роль Ринки, стал источником некоторого разочарования для Уишоу.
«Датские доги, как я узнал, не слишком умны, — вздыхает актер. — Они довольно взвинченные и не слишком сообразительные».

Однако, Уишоу полон пиетета к реальному Скотту, которому сейчас 78 и который встречался с актером во время съемок.
«Стивен сказал, что мне нужно встретиться с реальным Норманом, и я так и сделал, — говорит Уишоу. — Было приятно увидеть его и послушать, как он вспоминает те события».
Полицейское расследование происшествия в Эксмуре привело к Торпу, и трое сообщников были обвинены в заговоре с целью убийства Скотта.
Скотт давал показания на их судебном процессе в 1979 году, во время которого председательствующий судья дал ему печально известную характеристику «дармоеда, нытика и паразита».
Реплики сэра Джорджа Кэнтли были подхвачены комиком Питером Куком, который вскоре вышел на сцену с беспощадной критикой предвзятого судьи.
Уишоу признает, что возмущен таким отношением к Скотту. «Но я не хотел, чтобы это была история про человека, который был или видел себя жертвой, — продолжает он. — Его всегда изображали жалким педиком, но это неправда. Он сложнее, и эта история тоже».

Грант, со своей стороны, признает, что есть параллели между падением Торпа и его собственными испытаниями в СМИ.
«Полагаю, есть небольшая параллель, поскольку я был в центре внимания прессы, — говорит он, ссылаясь на свой арест с проституткой в 1995 году. — Но мне гораздо труднее было представить, как человек, воспитанный в таком привилегированном окружении, на самом деле произносит слова: ‘Давайте его убьем’. Для меня это была смена караула и последний привет истеблишмента. Вы видите, как мир Торпа бледнеет и исчезает, когда Норман остается в живых».
Торп был оправдан, но его карьера была разрушена навсегда. Он умер в 2014 году после долгой борьбы с болезнью Паркинсона.
Спустя четыре года Дэвис говорит, что его роль как сценариста — «понять, почему произошли эти дикие вещи, и проникнуть этим людям в головы. Эта драма более чем актуальна, — продолжает он. — Там, где есть деньги, консерватизм и семья, всегда есть тайны и ложь. Я думаю, мы сняли очень щадящую для этих двух мужчин вещь. В конце концов, это просто отличный кусочек истории».
«Очень английский скандал» начинается на BBC One 20 мая.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *