Майк тайсон дуглас

Содержание

Эвандер Холифилд — Майк Тайсон. 4 причины срыва боя.

Эвандер Холифилд — Майк Тайсон. В этой статье вы узнаете о четырёх причинах срыва боя в начале 90-х годов.
Эвандер Холифилд став абсолютным чемпионом в первом тяжёлом весе, перешёл в супертяжёлый. Он нанял целую команду специалистов. Там были: тренер по бодибилдингу, профессиональный диетолог, и даже специалист по балету (Мэрайа Кенетт — бывшая балерина. В то время преподаватель в балетной школе). Все эти люди должны были «сделать» из Эвандера полноценного супертяжа, до которого он явно не дотягивал по своей природе. Времени было немного, так как команда начала работу с боксёром сразу после его заключительного поединка в крузервейте (против Карлоса Де Леона), но постепенно Холифилд начал набирать массу (что важно — мышечную) и превращаться в тяжеловеса.
Он успешно разобрался с Джеймсом Тиллисом, Пинклоном Томасом и Майклом Доуксом. Последний бой получился насыщенным и напряжённым, но Эвандер справился и добил Майкла в 10 раунде. После виктории над Эдилсоном Родригесом, Холифилд стал обязательным претендентом на титул WBC, которым владел Тайсон (как и двумя другими: WBA и IBF). Договорённость об их бое уже была достигнута. Мегафайт намечался на 18 июня 1990 года. От Холифилда требовалось лишь не проиграть, то что проиграть может Майк ни у кого мысли не возникло…
Эвандер, действительно, испытал много проблем в своём следующем поединке с талантливым Алексом Стюардом, и даже был потрясён, но рефери запретил Алексу продолжать бой из-за серьёзного рассечения. На момент остановки Холифилд уже контролировал ситуацию и выигрывал.
11 февраля 1990 года, в памятный для мирового бокса день, Эвандер отправился в Токио, посмотреть на бой Майка с Бастером Дугласом. Этот поединок воспринимался для Тайсона, как подготовка к предстоящему мегафайту с Холифилдом. Дуглас нокаутировал «Железного» и сотворил самую большую сенсацию в истории бокса. А Эвандер своими глазами наблюдал за тем, как у него из под носа уплывает денежный поединок с Майком. (ПЕРВЫЙ СРЫВ — ВИНА ТАЙСОНА)
Реванша «Тайсон-Дуглас» не было. Никто до конца не знает по какой причине. Мировые организации требовали от Майка проведения боя с соперником из топ-10, чтобы снова выйти на поединок за титул. А Бастеру дали в соперники обязательного претендента — Холифилда. 25 октября 1990 года, Эвандер без труда нокаутировал растолстевшего и плохо физически и морального готового противника и стал абсолютным чемпионом.
Весь мир ждал от Холифилда поединка с Майком. Однако, договорённости не последовало. Велись переговоры с Донованом Раддоком, но затем выбор пал на возвратившегося в дело, 42-летнего Джорджа Формана. 19 апреля 1991 года Холифилд встретился с Форманом и победил его в незабываемом поединке. Тайсон же был банально недоступен, так как не выполнил требования организации: победа над соперником из топ-10 мирового рейтинга. (ВТОРОЙ СРЫВ — ВИНА ТАЙСОНА)
Итак, идём далее. Тайсон активно взялся за дело. Нокаутировал Генри Тиллмена и Алекса Стюарда. Выиграл и Донована Раддока, но санкционировали обязательный реванш. Майк победил Раддока в реванше (26 июня 1991 года) и стал обязательным претендентом на титулы Холифилда. Бой бы назначен на 8 ноября 1991 года. Однако, Майк травмировал ребро и бой вновь перенесли. На этот раз на январь 1992 года. (ТРЕТИЙ СРЫВ — ВИНА ТАЙСОНА)
В это время Эвандеру срочно искали замену и в итоге сошлись на кандидатуре Берта Купера. В том поединке Холифилд впервые побывал в нокдауне, но смог закончить бой в свою пользу за несколько секунд до конца седьмого раунда. Тяжелейший вечер для чемпиона. Тем не менее, он стал усердно готовиться к январскому поединку с Тайсоном.
Тем временем Майк получил не только травму ребра, но и заявление об изнасиловании… Избегая лишних подробностей, скажем кратко: состоялся суд и Тайсон оказался за решёткой 10 февраля 1992 года. Решение суда состоялось ещё в сентябре 1991 года, поэтому ни о каком бое с Холифилдом, в январе 1992 года, не могло быть и речи. (ЧЕТВЁРТЫЙ СРЫВ — ВИНА ТАЙСОНА).
Вывод: Вот так, четырежды срывался бой Майка и Эвандера и все четыре раза это была не вина Холифилда, которого так любят обвинять в уклонении от поединка с «Железным». Как бы сложился их бой тогда в 1991-1992 году — большая загадка. Мы увидели их противостояние только в 1996-1997 годах, но это уже совсем другая история.

Апсет Джошуа – не главный в боксе.

Энди Руис – главный герой последних дней в боксе. В воскресенье мексиканец стал автором мегасенсации, нокаутировав небитого Энтони Джошуа в «Мэдисон-сквер-гарден».

Победа Руиса – один из главных боксерских апсетов в ХХI веке. Но некоторые считают, что победа Энди имеет гораздо большее значение. «Невероятно! Я все еще шокирован. Я был уверен, что бой будет вскоре остановлен, когда в третьем раунде Джошуа отправил Энди в нокдаун. Энтони умеет добивать, и я думал, что он его финиширует. Для меня все это большой шок. Мы только что стали свидетелями самого громкого апсета всех времен», – сказал промоутер британца Эдди Хирн.

В боксе – суперсенсация: мексиканский пухляш уничтожил Джошуа. Кэф на его победу был 16

Но 30 лет назад в Токио случился бой, результат которого шокировал мир больше. Железный Майк Тайсон проиграл Джеймсу Бастеру Дугласу. Великого нокаутера размазали по рингу.

Майк Тайсон убивал всех. Им управляла ярость

Тайсон начал карьеру в 18 лет и сразу уничтожал соперников в ринге. За полтора года Майк провел 27 боев и победил в каждом – сумасшедший темп. Иногда интервал между его поединками составлял неделю. Майк выходил в ринг и крушил любого. В 1986-м он завоевал первый чемпионский титул, за два раунда нокаутировав Тревора Бербика. Майк стал самым молодым чемпионом в истории тяжелого веса – в день боя ему было 20 лет и 145 дней. Это достижение не превзошли до сих пор.

2,5 года Тайсон избивал соперников и стал абсолютным чемпионом мира в тяжелом весе, собрав пояса WBA, IBF, WBC и The Ring. После завершения карьеры боксер ярко описывал себя молодого: «В то время я был зверем. Я натягивал перчатки, выходил в ринг и менял личность. Боксировал не человек Майк Тайсон – это было нечто другое. Тогда я не осознавал, что могу ударом убить человека, а я ведь мог. Я выходил против парней, которые были гораздо больше меня, но я не обращал на это внимания. Мной управляла ярость».

В начале 90-х Тайсон должен был встретиться с экс-чемпионом в первом тяжелом весе и первым претендентом на его титулы Эвандером Холифилдом. Бой долго планировали, но Холифилд после победы над ямайцем Алексом Стюартом попросил время на отдых и подготовку к главному поединку жизни.

Команда Тайсона простаивать не хотела. Майк провел последнюю защиту в июле 1989-го и сидел без дела. Именно поэтому промоутер Тайсона Дон Кинг предложил бойцу провести промежуточную защиту и потренироваться перед большим сражением на Бастере Дугласе. Японцы заплатили крупнейшим боксерским организациям 6 миллионов долларов, чтобы очередная защита Тайсона прошла в Токио. Сколько японских денег упало в карман Кинга, неизвестно до сих пор, но речь идет о семизначных цифрах.

Майк согласился – ему было без разницы, кого бить.

Дуглас не был топом. Его три раза нокаутировали

Бастеру Дугласу было 29 лет. Его отец Билли «Динамит» Дуглас успешно боксировал (41 победа, 16 поражений и ничья), но никогда не был чемпионом.

До боя с Тайсоном Бастер котировался средненьким тяжеловесом – три десятка боев, четыре поражения (три нокаутом) и лишь один титульный шанс. В 1987-м, когда восхождение Железного Майка только начиналось, Дуглас встретился с чемпионом IBF Тони Такером и проиграл техническим нокаутом в десятом раунде. «Думаю, поражение от Тони сделало меня сильнее. Да, я был рядом с целью, но понимал, что могу оказаться рядом с ней снова. Гораздо больнее было проиграть в первый раз, чем тогда в титульном бою», – вспоминал Дуглас.

Бастер вышел на серию из шести побед подряд, попутно перебив по очкам экс-чемпиона Бербика и будущего чемпиона Оливера Маккола. Две крупные победы подарили Дугласу еще один титульный бой – против монстра Тайсона. Но все были уверены: Бастер – легкий ужин для Майка. Перед боем претендент занимал лишь седьмое место в рейтинге тяжеловесов The Ring – никто его всерьез не воспринимал.

У обоих боксеров перед боем были проблемы

Много проблем. В конце 1988-го Майк расстался с менеджером Биллом Клейтоном и тренером Кевином Руни. С менеджером еще долго воевал на судах Дон Кинг, а вот расставание с Руни серьезно повлияло на физику и технику. Кевин сыграл важную роль в оттачивании чемпионского стиля и взял на себя роль наставника после смерти Каса Д’Амато. После ухода Руни Майк выиграл два боя на старых наработках, но в бою с Дугласом тренера очень не хватало в углу.

В феврале 1989-го Тайсон принял еще один удар – начался бракоразводный процесс с первой женой Робин Гивенс. Брак продлился ровно год. Гивенс боялась маниакальных всплесков мужа – боксер утверждал, что актриса ему изменяет. Сам Майк говорил, что не обращает внимания на расставание, но он стал вести себя иначе.

Тайсон часто забивал на тренировки. Даже ходили слухи, что его пару раз отправили в нокдаун во время спаррингов перед боем с Дугласом. «Я не могу сказать, что я забил на тренировки. Но между боями я действительно многое себе позволял. Были девочки, наркотики – все было. Но я ходил в зал перед Дугласом – точно это помню. В тот момент я только тренировался и трахался. Это не заканчивалось даже тогда, когда мы прилетели в Японию. Разбирал ли я Бастера? Конечно, нет. Я не видел ни одного его боя», – рассказывал Майк.

У Дугласа тоже все было непросто. В жизни Бастера было три любимых женщины: мама Лула, жена Берта и любовница Доррис. В один момент он потерял их всех. За месяц до боя супруга собрала вещи и ушла из дома. Доррис, которая подарила боксеру сына, лежала в больнице с лейкемией и из последних сил боролась. А за три недели до встречи с Тайсоном умерла мама Лула. Менеджеры Бастера предлагали ему отказаться от японского поединка, тем более, Лула просила его не выходить в ринг с этим бешеным зверем. Но боксер решил драться: «Я хотел победить ради мамы. Я был бы слабым, если бы свернул».

На этом проблемы Дугласа не закончились. За день до выхода в ринг спортсмен подхватил простуду – возможно, сказалась резкая смена климата. Температура поднялась до 38, Бастер принимал антибиотики сутки напролет, но не отказался от цели.

В Дугласа не верил никто – даже отец Билли говорил, что ему будет непросто. Букмекеры принимали ставки на его победу 42 к 1. Эксперты в один голос утверждали, что Тайсон уничтожит претендента, а журналист Associated Press Эд Шуйлер со смехом рассуждал о предстоящем поединке: «Сколько я буду работать в Токио? Думаю, не больше 90 секунд».

Дуглас разобрал и уничтожил Тайсона. Команда Майка провалила бой

Майк не был похож на себя уже во время выхода в ринг. «В его глазах не хватало дикости, которая была в предыдущих боях. Такое чувство, что его мысли в тот момент находились не в «Токио Доум», – рассуждал эксперт Ларри Мерчант.

Бастер, наоборот, вышел предельно заряженным. Семейные проблемы только закалили его – он хотел отомстить. В глазах предыдущих соперников Тайсона читался страх – у Бастера его не было. Он с первых раундов давил соперника джебом, грамотно работал на дистанции, используя преимущество в росте и размахе рук, и спокойно перекрывался от атак Железного Майка.

Тайсон выглядел прямолинейным. У него остался только удар, а знаменитая техника с подныриваниями и уклонами пропала. Майк шел вперед, но без вариантов – Дуглас читал его. «Я выдержал его тройку в первом раунде – два удара прилетели в плечи. И тогда я подумал: «Ага, не все так страшно!» – вспоминал Дуглас.

Бастер уверенно фехтовал джебом – мощно, аккуратно и точно. Сильную правую руку Дуглас включал редко, но в нужные моменты. Во многом благодаря джебу претендент добился главного стратегического преимущества – в пятом раунде левый глаз чемпиона прикрывался из-за гематомы. И тут же вскрылась еще одна проблема Тайсона: его угол оказался не готов к бою – тренер Аарон Сноуэлл даже не позаботился о том, чтобы у катмена был утюжок и лед на случай рассечений. Травмы лица Майка пытались вылечить медицинской перчаткой, в которую набрали ледяную воду. Тренер Тедди Атлас после боя выдал знаменитую фразу: «В углу Тайсона собрались тупые бездари – они даже рыбу не научили бы плавать»…

Майку не хватало Кевина Руни. Его не хватало и во время подготовки – в нужный момент Кевин мог приструнить жаркий пыл чемпиона. Во время боя Руни читал соперников и делал важные подсказки Тайсону – и ход поединков менялся. У Майка были определенные проблемы еще в бою за звание «абсолюта» с Такером, но Руни нашел выход и нужные слова. Тогда Тони потряс Тайсона уже в первом раунде: тренер успокоил Майки и привел в чувства за минутный перерыв. К тому же, в середине боя Тайсон травмировал правую руку и пять раундов боксировал исключительно джебом – тактику поменял именно Руни.

…Тайсон терял силы, но все-таки отправил соперника в нокдаун. В конце восьмого раунда чемпион попал коронным апперкотом. Рефери Октавио Мейран считал очень медленно и на счет «девять» Бастер поднялся – тут же прозвучал гонг.

А через два раунда случилось, возможно, главное падение в истории бокса. Это было как в кино:

• Уже Дуглас попадает апперкотом – обессиленный Тайсон потрясен;

• Дуглас догоняет голову Майка комбинацией из четырех ударов;

• Тайсон падает, встает на колени, пытается засунуть капу в рот;

• Поднимается на счет «десять», но еле стоит на ногах – Мейран остановливает поединок и фиксирует главный апсет в истории бокса.

Мнения судей серьезно разнились на момент остановки боя: американец Ларри Росадилья отдавал победу Дугласу (88-83), а японцы Кен Морита (87-86 в пользу Тайсона) и Масаказу Учида (86-86) были другого мнения. Если бы Тайсон дотянул до финального гонга, поединок мог бы закончиться вничью или его успехом.

«Эта победа для мамы – для главной женщины в моей жизни. Без нее не было бы меня. Пусть бог бережет ее на том свете», – говорил Бастер после боя.

Но по-настоящему насладиться победой Дуглас не смог. Промоутер Тайсона Дон Кинг подал апелляцию на действия рефери. Кинг считал, что рефери Мейран слишком долго отсчитывал нокдаун Бастеру в восьмом раунде – целых 13 секунд. Но IBF сразу признала победу Дугласа легитимной, WBC и WBA присоединились через четыре дня. По мнению независимых комиссий, рефери во время отсчета ориентируется не на время, а на состояние боксера. «Кинг – сволочь. Он отобрал у меня четыре лучших дня в моей жизни. Вместо того, чтобы радоваться победе, я ждал решение комиссий», – негодовал Дуглас.

За японский бой Бастер получил 1,3 млн долларов. Гонорар Тайсона составил 6 млн долларов. Но болельщики по всему миру усомнились в честности поединка: многие думали, что Майк получил черный гонорар за поражение, чтобы потом сделать денежный реванш. Американские рокеры The Killers даже написали песню, посвященную японскому бою. В композиции звучат строчки «Сколько же тебе заплатили?» и «Я почувствовал, что меня обманули».

Дуглас потерял титулы в следующем бою

Дуглас и Тайсон больше не встречались в ринге. Их карьеры пошли по разным дорожкам. В конце 1990-го Бастер потерял все титулы, проиграв нокаутом в третьем раунде Холифилду. Дуглас был абсолютно не готов к защите – вышел в ринг на 7 кг тяжелее, чем он был в бою с Майком. Ларри Мерчант смотрел на чемпиона удивленным взглядом: «Посмотрите на его живот! Это точно тот парень, который уложил Тайсона?» Сразу после боя Бастер завершил карьеру.

Еще до встречи с Холифилдом Кинг предлагал Дугласу 10 млн долларов за реванш с Тайсоном. Бастер отказался – и получил за бой с Холифилдом по разным оценкам от 17 до 25 млн долларов.

В последующие годы Дуглас размеренно тратил деньги и много ел. Через несколько лет боксер весил 180 кг и даже впал в диабетическую кому. После восстановления Бастер вернулся в зал и в 1996-м возобновил карьеру – гонорары за бои с Тайсоном и Холифилдом улетели за пять лет. Дуглас выиграл еще восемь боев у малоизвестных соперников, провел неудачные переговоры о поединке с Роем Джонсом, проиграл за три минуты нокаутом Лу Саваризу и окончательно ушел из спорта в 1999-м. Сейчас Дуглас занимается бизнесом в Огайо (построил гостиницу и пару магазинов), а также открыл зал в Коламбусе.

Тайсон вернулся через четыре месяца после поражения от Бастера и за три минуты расправился с Генри Тиллмэном. Железный Майк дрался еще один год (три победы), а потом угодил в тюрьму на три года за изнасилование 18-летней модели Дезире Вашингтон. В 1995-м Майк вернулся в ринг, снова стал чемпионом, но потерял титул после встречи с Холифилдом. Дальше было откушенное ухо, несколько побед, сокрушительный нокаут от Леннокса Льюиса, завершение карьеры и банкротство.

Зато сейчас у Майка есть плантация марихуаны. Ему очень хорошо.

>»В детстве мать давала мне ликер и марихуану, чтобы я быстрее уснул». Тайсон – о наркотиках, славе и немного о боксе

Ранние годы

Сын профессионального боксёра Билли Дагласа. Старший из четырёх сыновей в семье. Джеймс учился в средней школе Linden McKinley High School, которую закончил в 1977 году. В школьные годы Джеймс хорошо играл в футбол и в баскетбол, в выпускном классе он даже помог привести команду своей школы к победе в чемпионате штата по баскетболу класса AAA в 1977 году. Закончив школу, Джеймс продолжил образование в колледже Coffeyville Community College, где вскоре начал выступать за мужскую басткетбольную команду колледжа в 1977—1978 годах, летом 1979 года он перевёлся в колледж Sinclair Community College, где сразу попал в основной состав команды по баскетболу, за которую успешно выступал с 1979 по 1980 год. В 1980 году Джеймс по баскетбольной стипендии продолжил обучение в университете Mercyhurst University, но оставил учёбу после первого семестра и вернулся в родной Коламбус для того, чтобы профессионально заняться боксом. Впервые боксёрские перчатки Дуглас надел в 10 лет, первые уроки бокса ему преподал его отец, который стал и его детским тренером.

Профессиональную карьеру начал в 1981 году и почти сразу после первых боёв получил репутацию заурядного бойца, с выдающимися данными, но с отсутствием в характере волевых качеств и необходимой жестокости. На тренировках Джеймс не выкладывался и не жаловал общефизическую подготовку, из-за чего ему не хватало выносливости выступать на приличном уровне. Кроме того, он имел проблемы с лишним весом.

Профессиональная карьера

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 17 сентября 2017 года.

Первый профессиональный бой Дугласа состоялся 31 мая 1981 года, противником Бастера был Дэн Омолли, имевший на своем счету уже 6 боев, которые он все выиграл, тем не менее Дуглас нокаутировал его в 3-м раунде.

1981—1984

Одержав затем ещё 2 победы, Дуглас вышел на ринг в октябре того же года против непобежденного Абдула Мухэймина. В этом бою Джеймс рассек своему оппоненту оба глаза и после 5-го раунда врач остановил поединок.

Бой с Дэвидом Бэем

Через месяц состоялся поединок Дугласа с дебютантом Девидом Бэем. Бэй неожиданно нокаутировал Бастера во 2-м раунде. Дуглас потерпел первое поражение в карьере.

Бой с Мэлом Дэниэлсом

24 апреля 1982 года Дуглас нокаутировал начинающего боксёра Мэла Дэниелса. Через 18 дней — 12 мая 1982 года у Дугласа погиб 17-летний брат Артур. Джеймс тяжело переживал смерть младшего брата и впал в депрессию. На ринг он не будет выходить 6 месяцев.

Бой со Штеффеном Тангстадом

В октябре 1982 года Дуглас встретился с непобежденным Стеффеном Тангстадом. На бой с ним Дуглас вышел с явным перевесом и с жировыми складками на спине. В бою Дуглас был оштрафован на 2 очка. В 8 раундовом бою все трое судей присудили ничью.

Бои с Джесси Кларком

После этого менеджеры Дугласа сочли за благо посадить его на целых два года на так называемую «мешочную диету», то есть выставляя против него откровенно слабых боксёров. Среди них выделялся Джесси Кларк, боксёр с уникальным послужным списком — проведя 30 профессиональных боев, он проиграл все 30 и 27 из них нокаутом. Против него Даглас в своей карьере дрался трижды. В 1983 году Дуглас встретился с ним дважды в течение одного месяца, оба раза отправив противника в нокаут в первом раунде.

Бой с Дэйвом Джонсоном

В июле 1983 Бастер встретился с малопримечательным Дэйвом Джонсоном, Джонсон к тому времени уже имел 13 поражений в своем активе, причём 10 последних боев он проиграл подряд. Тем не менее Дугласу он навязал тяжёлый встречный бой. Бой продолжался все отведенные 10 раундов и Джонсон был близок к победе, но по окончании поединка решением большинства судей победу присудили Дугласу.

Бой с Майком Уайтом

В декабре 1983 года Даглас встретился с малоизвестным Майком Уайтом. Дуглас доминировал весь бой, но к концу боя заметно устал, в 9-м увлекшись атакой напоролся на встречный хук и неожиданно опустил руки, чем молниеносно воспользовался Уайт и нокаутировал Бастера. После такого обидного поражения Дуглас впал в небольшую депрессию, он больше полугода не выходил на ринг.

1984—1987

В июле 1984 года против слабого боксёра Дэвида Старки. Бой прошёл со скандалом. Уже в середине 1-го раунда Старки ушёл в глухую оборону и начал клинчевать, под конец 1-го раунда он вцепился в Дугласа и завалил его на канвас, не давая ему подняться, после чего на ринг выскочили представители обоих боксёров и между ними началась потасовка. В дальнейшем бой был признан несостоявшимся.

Бой с Рэндаллом Коббом

В ноябре 1984 года Даглас встретился с Рэндаллом «Тексом» Коббом, который слыл довольно приличным бойцом и имел на своем счету достойное поражение от Ларри Холмса, проиграв ему в 1982 году по очкам. Бой Даглас-Кобб длился все 10 раундов и завершился победой Дагласа. Победа над Коббом подняла Бастера достаточно высоко в рейтингах.

Турнир канала ESPN

В 1985 году Дуглас принял участие в турнире американского спортивного телеканала ESPN. 27 марта 1985 года он вышел на бой в рамках полуфинала турнира против небитого Диона Симпсона. В первом же раунде одним ударом, правым кроссом Бастер нокаутировал Симпсона. Симпсон после этого «сломался», после поражения от Бастера он проведёт ещё три боя и в ноябре 1985 уйдет из бокса. 9 мая 1985 года состоялся финал турнира, в финале которого Бастер встретился с будущим претендентом на титул Джесси Фергюссоном. Бой был равным, но по итогам 10 раундов победу большинством голосов одержал Фергюсон.

Бой с Грегом Пейджем

В январе 1986 года встретился с бывшим чемпионом мира Грегом Пейджем. Дуглас победил единогласным решением судей.

Бой с Дэвидом Джако

В апреле 1986 встретился с Дэвидом Джако. Дуглас доминировал весь бой, в 5 раунде Джако дважды побывал в нокдауне, но в итоге сумел выстоять. Дуглас победил единогласным решением судей.

Пэйдж и Джако были рейтинговыми бойцами, и победа над ними позволила Бастеру Дагласу выйти на чемпионский бой.

Чемпионский бой с Тони Такером

30 мая 1987 года вышел на бой против Тони Таккера за вакантный титул МБФ (IBF). Дуглас постоянно шёл вперёд, выбрасывая большое количество ударов, Такер действовал 2 номером, выбрасывая прямые издали и апперкоты вблизи. Дуглас имел небольшое преимущество в начале боя. Перед самым концом 2 раунда он отправил Такера в нокдаун, но прозвенел гонг и его не засчитали. Дугласу также удалось потрясти Такера в 3, 5, 6 раунде, но Таккер устоял на ногах. В 7 раунде Таккер увеличил давление на оппонента и ситуация поменялась: Дуглас стал много пропускать и терять выносливость. Такер продолжил так действовать в последующих раундах и это принесло ему успех. В середине 10-го раунда Таккер потряс Дугласа, после чего прижал его к канатам и начал методично избивать. Рефери, видя что Джеймс не отвечает, остановил бой, после чего Джеймс растерянно побрел в свой угол. После поражения от Таккера Дугласа прочно списали со счетов.

1988—1990

Бой с Тревором Бербиком

25 февраля 1989 года встретился с бывшим чемпионом мира Тревором Бербиком. Дуглас доминировал весь бой и победил с разгромным счётом.

Бой с Оливером Макколом

21 июля 1989 года встретился с уже будущим чемпионом Оливером Макколом; Дуглас доминировал весь бой и уверенно победил по очкам единогласным решением судей.

Завоевание титула абсолютного чемпиона мира

С послужным списком — 29 побед, 4 поражения, 1 ничья — и репутацией боксёра, который может «сломаться», Бастер вышел на бой в 1990 году за звание абсолютного чемпиона против Майка Тайсона. Ставки были 40 к 1 в пользу Тайсона. Тайсон совершенно не видел угрозы в своем сопернике и впоследствии утверждал, что почти не готовился к бою. Даглас напротив был в отличной форме и с лучшим в карьере психологическим настроем. Чемпион в этом бою был медленным, мало двигал головой и уклонялся (его обычная эффективная стратегия), а вместо коротких и многочисленных подшагов были большие проваливания с попытками пробить Дагласа одиночными ударами. В конце 8-го раунда Тайсон провел правый апперкот в челюсть, отправив Дагласа в нокдаун. Даглас, находясь на полу, с досады даже стукнул по настилу рукой, что говорит о его полном сознании. Он находился на полу более 9 секунд. Рефери начал отсчёт, а на счёт 7 обернулся, притормозил на мгновение и снова продолжил. На счёте 8 Даглас ещё находился на полу, при счете 9 встал и рефери позволил ему продолжить бой. В 9 раунде роли поменялись и стала заметна сильная усталость Майка Тайсона, которому помог в этом Даглас, от которого Тайсон наполучал за этот раунд, как за весь бой. В середине 10-го раунда Даглас провел правый апперкот в челюсть, а затем комбинацию — левый кросс, правый кросс и вновь левый кросс. Тайсон упал. Его капа вылетела. Тайсон еле поднялся, держась одной рукой за настил и пытаясь другой рукой опираться за рефери (он был полностью дезориентирован). В это время рефери досчитал до девяти и остановил бой, видя, что Тайсон еле стоит на ногах. На момент остановки боя счёт судей был ничейным: Ларри Розадилла (82—88 Дуглас), Кен Морита (87—86 Тайсон), Масакадзу Утида (86—86). После боя промоутер Тайсона Дон Кинг заявил, что рефери слишком долго считал нокдаун Дугласу, и на самом деле там был нокаут. Бой получил статус «Апсет года» по версии журнала «The Ring)» и став величайшей сенсацией в истории бокса. После боя Тайсон прошёл курс лечения от алкоголизма. Среди причин столь неожиданного результата поражения Тайсона называют обстоятельства жизни обоих боксёров в тот период времени: неудачный брак Тайсона, смерть Каса Д’Амато, уход Тайсона от своего тренера Кевина Руни и от своей команды, и т. д. Тайсон заметно уступал самому себе образца 1986 года и был просто в отвратительном психическом состоянии. Бастер Дуглас же вышел на бой с небывалым эмоциональным настроем, и небывалой психологической мотивацией — за 23 дня до боя умерла его мать, которую он боготворил, в самый ответственный момент жизни Бастер остался без поддержки любимого человека, кроме того за несколько дней до боя с серьёзным заболеванием почек попала в больницу его жена и врачи не скрыли от Бастера, что в случае с ней может все закончиться летальным исходом, поэтому как потом вспоминал Дуглас: «Я почувствовал, что получить по морде от Тайсона не самое страшное, что может случиться в жизни, и вышел на ринг с абсолютным спокойствием и хладнокровием, я получил только что удар, который был сильнее всего того, что мог преподнести мне Железный Майк, а следом возможно и ещё один удар, поэтому на ринге я его воспринимал как обычного человека, парня из толпы». Сам Тайсон перед этим боем проявлял на тренировках недисциплинированность, злоупотреблял алкоголем, позднее он комментировал: «Я не тренировался вообще».

Бой с Эвандером Холифилдом

После боя на некоторое время все в жизни Бастера стало на свои места. Жена выздоровела, он получил бешеную популярность и стал появляться на разных публичных мероприятиях, у него снова появились проблемы с лишним весом, к лету 1990 года его вес составлял уже 130 килограмм.

Следующий бой он должен был проводить против Эвандера Холифилда осенью 1990 года, и в начале июня один из его тренеров Джон Рассел забил тревогу и заставил Джеймса сгонять вес, но как позже будет вспоминать Джеймс, что после боя с Тайсоном «чувствовал себя, как сдувшийся шарик», поэтому не было ни сил, ни особой мотивации поддерживать себя в форме.

На предматчевом взвешивании оплывший Даглас потянул аж на 111,5 килограмм, он был просто не готов к такому бою. 25 октября 1990 года в третьем раунде одним ударом Эвандер Холифилд отправил Дагласа в нокаут, отобрав тем самым звание абсолютного чемпиона. За этот бой Дуглас получил 24 миллиона долларов, в 18 раз больше, чем за победу над Тайсоном. После поражения из-за проблем со здоровьем Бастер ушёл из бокса на шесть лет.

1990—1996

После поражения от Холифилда Дуглас стал вести нездоровый образ жизни. Деньги и депрессия от потери титула и славы заставили боксёра ступить на путь самоуничтожения. На протяжении 3 лет он злоупотреблял алкоголем и вредной пищей, у него появились проблемы с лишним весом и с недоброжелателями, развилась алкогольная зависимость. Над ним насмехались по поводу его веса и презрительно обзывали «одноразовый чемпион», неоднократно провоцировали на драку. В 1992 году подобная стычка едва не завершилась стрельбой, когда для защиты боксёра его телохранитель Уильям Макколи начал размахивать пистолетом. В конце концов у него опасно повысился уровень сахара в крови, что привело его к диабетической коме, от которой он едва не скончался в 1994 году. После выхода из комы Джеймс благодаря поддержке своей жены Берты, друзьям, сумел покончить с нездоровым образом жизни, начал сгонять вес и в 1996 году принял решение вернуться в бокс.

Возвращение

В 1996 году Джеймс Дуглас вернулся на ринг, но ни славы, ни денег это больше ему не принесло.

Бой с Тони ЛаРоса

В июне 1996 Дуглас встретился с Тони Лароса. Это был первый с момента его возвращения на ринг. После 3 раунда Ла роса отказался от продолжения боя из за рассечения.

Бой с Дики Райаном

В феврале 1997 года встретился с Дики Райаном. Дуглас доминировал весь бой и победил единогласным решением судей.

Бой с Луисом Монако

В мае 1997 года Дуглас встретился с Луисом Монако. В первом раунде Монако нанёс мощный кросс после гонга, пославший Дугласа в нокаут. Дуглас не смог оправиться даже после пяти минут отдыха и был награждён победой дисквалификацией Монако.

Возможный бой с Роем Джонсом

В конце 1998 года Рой Джонс решил встретиться с бывшим абсолютным чемпионом мира в тяжёлом весе Джеймсом Дугласом, но позже отказался от этого боя, после того как его отец посоветовал ему не встречаться с тяжеловесами.

Бой с Лу Саваризом

В июне 1998 года встретился с Лу Саваризом. Дуглас вышел на бой с явным перевесом. В середине 1-го раунда Савариз правым хуком в голову послал противника на настил. Дуглас встал на счёт 4. Савариз не смог сразу же развить успех. Через минуту правым хуком он вновь послал противника в нокдаун. Дуглас поднялся на счёт 5. Савариз бросился его добивать, проведя несколько ударов в голову. Он вновь упал. Поднимаясь, Дуглас встал на колени, но упал на спину. Он не успел встать на счёт 10. Рефери зафиксировал нокаут.

После боя с Саваризом Даглас провёл ещё бой с более-менее приличным боксёром Уореном Уильямсом, но а «венцом» карьеры Дагласа стала встреча с откровенно слабым боксёром Андре Кроудером, который имел уникальный послужной список — 8 побед, 48 поражений, 4 ничьи. Бастер Дуглас нокаутировал его в первом раунде и покинул ринг, даже не став ждать официального объявления результата боя. После чего ушёл из бокса окончательно.

Джеймс «Бастер» Даглас:
«Я избивал Тайсона с первой до последней минуты»

Интервью «СЭ» дал бывший абсолютный чемпион мира в тяжелом весе, который вошел в историю спорта, как человек, первым нокаутировавший Майка Тайсона. Это случилось 11 февраля 1990 года в Токио.

Сергей БУТОВ, Слава МАЛАМУД

На свидание с нами Даглас пришел с кузнецом – менеджером Джоном Джонсоном. Эффектный седовласый полуиндеец-полуитальянец с серьгой-сосулькой в левом ухе находился в углу Бастера в тот токийский полдень, когда тот стал мировой знаменитостью.

Мы стояли какое-то время и с неподдельным любопытством разглядывали друг друга: Даглас нас – журналистов из России, о существовании которых он мог раньше только догадываться, мы – Бастера, человека, чья кличка фактически заменила ему настоящее имя Джеймс.

Почти двухметрового роста, явно больше центнера живого веса мужчина в клетчатой рубашке навыпуск и коричневой шляпе на голове. По этой шляпе в провинциальном Коламбусе Дагласа узнают издалека – как в Питере Боярского.

Джон долго вел нас вдоль крытого манежа, где шел матч местных команд по лакроссу. В самом углу манежа отпер ключом дверь, и впустил нас внутрь. Оказалось, там притаился боксерский зал и потрепанный ринг с красно-черными канатами. Это был тот самый ринг, на котором Даглас готовился к бою с Тайсоном. И от него – как это часто бывает с раритетными вещами – действительно исходила какая-то особенная аура.

– Смотришь на этот ринг, и сразу хочется драться, да? – как бы между делом заметил Даглас, держась за канаты. Мы на всякий случай разглядывали потолок.

Ожидая приезда Бастера и Джона, мы сидели в машине и штудировали главу только что вышедшей автобиографии Тайсона – той, где речь шла о его поражении, которое кое-что понимающий в боксе журнал The Ring назвал «Самой большой сенсацией года». Мы, конечно, спросили Бастера и о книге, и о документальных фильмах про Тайсона. Ничего из этого, по его словам, он не видел и не читал, что, конечно, было немного странно слышать от человека, вся жизнь которого рассматривается сквозь призму того боя.

Тайсон в книге отдал должное действиям Дагласа, но в то же самое время наговорил в адрес противника немало гадостей и вообще четко дал понять, что проиграл тот бой сам. Писал, что почти не тренировался, набрал лишний вес, наплевал на подготовку, отказавшись смотреть хотя бы одно видео боя с участием Дагласа. Майк, как он сам утверждает, с большим усердием развлекал японок, которых ему поставляли в номер в конвейерном режиме и которых он обхаживал, как виноград кушал.

Даглас в это время был занят совсем другими делами. В течение месяца перед боем он успел похоронить свою мать, развестись с женой и обнаружить, что тяжело больна его любовница. Сейчас это воспринимается, как само собой разумеющееся: ну да, потерял мать, вся жизнь катилась к чертям – самое время нокаутировать Тайсона, бульдозером сметавшего всех на своем пути. Но тогда, в феврале 1990-го, в букмекерских конторах котировались разве что шансы Бастера наложить в штаны при одном только виде Железного Майка.

Все 10 раундов, что длился бой, Бастер порхал, как бабочка, и бил Тайсона по лицу до тех пор, пока тот не отключился. Это была сенсация поистине мирового масштаба. Америку это событие потрясло сильнее, чем падение Берлинской стены.

Музыка на улице Бастера, впрочем, играла недолго. Полгода спустя его отправил в нокаут вечно молодой Эвандер Холифилд, а большинство фанатов посчитало, что получивший за бой 24 миллиона долларов Даглас вставать не собирался вовсе, и про него все быстро позабыли. Никому не было дела до того, что вчерашний чемпион тихо спивался в барах Огайо. Мало кто был в курсе, что он прошел по самой кромке пропасти, пережив диабетическую кому.

Он выкарабкался. Только потому и сидел перед нами, почти четверть века спустя боя всех времен и народов, в своей коричневой шляпе.

МАМА-ПИСТОЛЕТ

– Чем вы сейчас заняты?

– У меня есть приемный сын Арти, которому сейчас семь лет. Бужу его по утрам и веду в школу – это и есть самое главное занятие.

– Он спортом уже занимается?

– Нет, рановато еще. Лет до десяти подождем, пусть подрастет. Он боевитый паренек, габаритов будет неплохих, подвижный. И удар – ничего так.

– Ну все, похоже, что бокса ребенку не избежать.

– Мои-то собственные дети в бокс не пошли. Потренировались немного, и оставили. А этот, я думаю, пойдет дальше… Многие боксеры для своих детей такой жизни не хотят, но мне кажется, что ему это на пользу пойдет. Вот сейчас я повожусь с ним, поработаю – он и спит хорошо. Двадцать отжиманий, двадцать приседаний каждый вечер – это обязательно. А иначе всю ночь будет от стенок отскакивать.

– А вы сами как начинали в боксе?

– Папа был профессионалом и чемпионом национального турнира «Золотая перчатка». Он меня и привел в спортзал. С 10 до 15 лет занимался боксом, потом в старших классах перешел на футбол и баскетбол. В баскетбол неплохо получалось. Моя школьная команда была в рейтинге второй по стране. В колледже меня даже в их Зал славы приняли. Только команда была паршивая, и баскетбол мне быстро надоел. В 22 года решил вернуться в бокс.

– И стали там абсолютным чемпионом мира в тяжелом весе. Журнал The Ring назвал вашу победу над Тайсоном «Самой большой сенсацией года». Соответствует действительности?

– Есть известная история, как один журналист, поехавший в Токио освещать бой, проходил проверку документов в аэропорту. Его спросили, что он собирается делать в Японии, он ответил, что приехал работать. «А как долго вы собираетесь тут работать?» Он отвечает: «Где-то полтора часа»… Или пресс-конференция, сразу после того, как мы прилетели. Ребята – журналисты только в затылках чесали, не зная, о чем меня спросить. Один вопрос был: «Ваше настоящее имя – Джеймс, правда?»

– Но вы-то сами верили в то, что можете выиграть?

– Конечно, верил. Как только мы подписали контракт, я только и делал, что готовил себя к бою. Я ведь был тогда вторым в мировом рейтинге претендентов – после Холифилда. Только и ждал, когда придет мой шанс. Вот он и пришел.

– Но в очень плохое для вас время.

– Да, за 23 дня до боя умерла мама. Я тогда еще подумал: «Наверное, я действительно на правильном пути, если что-то так хочет меня остановить». И захотелось победить еще больше.

– Как повлияла на вас смерть матери? Спортсмены иногда используют такие вещи для мотивации.

– Конечно. Это сделало меня только сильнее. Я не мог позволить себе развалиться и потерять концентрацию. И не мог позволить себе проводить ее плохо. Я никогда не хотел разочаровать маму! О-о, это была женщина – пистолет. «Папа – не тот, кого ты должен бояться в этом доме!» Только попробуй ее разочаровать… Она долго болела перед смертью. Приступы случались.

– Тогда же, перед боем, были серьезные проблемы у матери вашего ребенка.

– Да, она очень серьезно болела. С женой еще мы тогда расстались. И с собственным отцом поцапались. Он же был моим тренером, но к тому времени я его отцепил и передал свою карьеру в руки Джона. Папа это плохо воспринял.

– Как вас еще угораздило загрипповать за неделю до боя?

– Все, что только могло случиться плохого, случилось. Джон вроде бы даже хотел бой отменить. Меня накачали антибиотиками. Вечером вышел в коридор отеля, стал перед лифтами и немного размялся. И понял, что готов.

– Соседей не распугали?

– Так нам целый этаж выделили… В общем, я решил, что пришло мое время. Это же просто несусветное что-то – сколько всего на меня вывалилось перед боем! Каждое утро просыпаешься – новая проблема. Скажу вам так: если бы не бокс, я бы тогда развалился к чертям. А так, хоть можно было на груше душу отвести.

– Семья у вас была большая?

– Три младших брата. Старался быть для них начальником, но братишки у меня были настоящие гангстеры.

БОЙ

– Тайсон недавно выпустил автобиографию. Успели уже прочесть?

– Нет. А что, там про меня есть?

– Еще как. Возможно, вам не понравится то, что там написано.

– Ага. У него есть целый комедийный монолог уже: про то, что он не тренировался, а гулял по бабам. Ага! Он был в форме, говнюк этот! Я драл ему задницу с первой минуты боя до последней. Так я его и сделал – потому, что он был побит и устал, а к десятому раунду у него уже не осталось ни хрена. Что за ерунда про растренированность? Растренированным он бы никогда до десятого раунда не дотянул, при таком избиении! Завалился бы в начале.

– А вы ведь действительно владели инициативой с самого начала. Хотя на момент остановки боя по судейским запискам была ничья.

– Судьи были слепые. У одного из них на момент нокаута впереди был Тайсон по очкам!

– Большинство соперников Тайсона проигрывали ему уже в раздевалке. Вас он тоже ожидал увидеть запуганным?

– Понятно, что он был самоуверен. Он, блин, крушил все на своем пути. Думал ли он, что бой будет легким? Конечно, думал, мать его! Но Майк был го-тов. Нет, он дрался. И вес у него был не таким уж большим. И приехал он в Токио с гораздо меньшим антуражем, чем раньше. Жил в маленькой комнате, был сконцентрирован на бое.

– Вы это знали и не испугались?

– Я просто верил в себя. Подготовка прошла идеально. И я понимал, что он думает – что пройдет сквозь меня, не заметив… Так что слушайте Майка побольше. Этот бой его убил. После него он уже ни на что не годился. Всего себя там, той ночью и оставил. Майк дрался хорошо. Я дрался лучше.

– Когда вы поняли, что победите?

– Когда он меня свалил в восьмом раунде.

– После нокдауна? Серьезно?

– Да, я почувствовал уверенность. Это правда! Я к тому времени немного… того, расслабился. В ходе раундов мысли проскальзывали: «Глянь-ка, Тайсон, да я тебя имею, с пристрастием!» А попался – мозги на место встали. Прояснение случилось.

– Тот нокдаун в восьмом раунде стал поводом для грандиозного скандала. Тайсон до сих пор считает, что счет вам вели медленно и он вас нокаутировал раньше, чем вы его.

– Да ну! Ему считали дольше, чем мне. Да вы пересмотрите бой-то! Фигня какая! Майк потом показывал эту видеозапись и отсчитывал: «Раздватричетырепять…» Да что вы хотите? Это Майк… А вот его нокаут – это был нокаут! Видели, как он по полу ползал, капу искал? Будь он в своем уме, сразу же поднялся. Боксер в нокдауне всегда о счете думает, а не о капе.

– В девятом раунде Майк бросился вас добивать…

– О, да. Рванул сразу. Джон сказал в углу: «Он на тебя сейчас прыгнет, как черт». Гонг ударил, и Тайсон попер добивать меня нахрен. Тут мне и объяснять ничего не надо было: в этих глазах все было написано.

– Какой у вас был план на бой? Держать его подальше?

– Да, точно перед собой, на вытянутой руке. И щупать джебом. Джеб у меня жесткий и работал в ту ночь – красота одна. Майк понятия не имел, когда удар придет. Потом уже прыгал и дергался в ответ на любое движение. Не мог войти в ритм моих ударов, не был готов к джебу. Этот джеб, который у меня как полноценный удар правой, не давал ему даже шанса нормально вести бой… Обычно-то праворукие бойцы пользуются джебом, чтобы вывести соперника на коронный удар с правой. А соперник на сам джеб особого внимания не обращает. Этим я многих и удивлял. Мой джеб – сам по себе удар. Майк получал удары вне ритма и понятия не имел, какой руки ему надо больше опасаться. И на лице у него выражение было такое… озабоченное.

– Пару раз в концовке раундов вы били его после гонга. Так всегда поступал со своими противниками сам Тайсон!

– Я бил его, потому что он бил меня. А что мне было делать, прощать ему это? Показывать страх? Да и ему ведь не по себе было. Никто до этого ему зубы не показывал, и он был в бешенстве… Помню, был даже известный комедийный номер братьев Уэйансов, где они изображали типичного соперника Тайсона: стоит, журчит в штаны и трясется.

– Но вернемся к скандалу после боя, когда Дон Кинг и Тайсон пытались доказать, что ваш нокдаун был нокаутом.

– Дон Кинг… Он ведь и моим промоутером был тоже! Но ясно ведь, кого он хотел видеть победителем (Тут в первый, но далеко не последний раз в разговор вступил Джонсон: «А я сказал Дону сразу после боя! Предупреждал же я тебя, говорю, что мы его отметелим!». – Прим. авт.). Так он созвал заседание с WBA и WBC… IBF мне сразу отдала свой пояс, а эти пошли совещаться. Мы не пришли. Зачем нам участвовать в этой комедии?

– Общественное мнение было на вашей стороне?

– Конечно! Хорошо еще, что этот бой показали в нормальное время в Америке. А то могли бы поверить и Тайсону. Сам по себе факт, что я его нокаутировал, в голове ни у кого не укладывался. А Кинг ведь уже торговался о бое с Холифилдом…

– Можно сказать, что лучший день в вашей жизни вам испортили?

– Да, досадно было. А чем дальше, тем хуже. С Кингом потом судиться пришлось. Обычно-то новый чемпион отправляется отдыхать, отходить от боя, наслаждаться победой, готовиться к новому сопернику. У меня ничего подобного не было. Бой с Тайсоном все никак не заканчивался. Более полугода продолжалась эта комедия. Пару минут понаслаждался тем, что я новый чемпион мира. А только спустился с ринга – кошмар хренов!

– Что, Кинг сильно вас доставал?

– Да сплошное долбанное доставание! Всю мечту испоганили этим дерьмом. Вернулись в Коламбус – и пошли на встречу с адвокатами, е-мое!.. Чертов Дон и его истерики. Это страшно бесило, но еще и больно было тоже. Ты же мой промоутер тоже, Дон! Хоть бы поздравил, что ли. Подошел бы, как человек, сказал бы: «Молодец! Давай теперь реванш устроим». Мы бы без проблем согласились.

«Я на себя вину тут возьму, – охотно вызвался Джонсон. – После этой истерики Дона я уже ни о каком реванше и слышать не хотел. Пошел на …, говорю! Будешь на тех же правах, что и остальные. Принесешь нам лучшие условия, чем Холифилд – будет реванш. Нет – до свидания! В итоге люди Холифилда предложили куда больше денег, и мы подписали с ними. А Кинг на нас в суд подал – пришлось откупаться».

– Сама встреча с Доном уже приключение.

– Это человек, после встречи с которым вся твоя жизнь переворачивается с ног на голову. Когда прилетели из Токио в США, сразу поехали в Коламбус. Дон был с нами. Ходил по всему городу, а за ним по пятам следовали телекамеры. И он нес всю эту обычную свою хрень: «Я люблю Коламбус! Я хочу переехать жить в Коламбус! Я – Дон Кинг, американская мечта!» Ну и все такое. Хотя Дону нужно отдать должное, он во многом гениальный человек. И умный. Он мне сразу сказал: «Титул ты выиграл, но ты не сможешь им наслаждаться». Так и произошло.

– Для вас победа над Тайсоном была вершиной карьеры. У вас было два пути: либо вниз, либо прямо – становиться вторым Тайсоном.

– Мы могли сразу дать Майку реванш, – ответил за Дагласа его менеджер. – Но план был иной. Джеймс в своей лучшей форме мог победить любого тяжеловеса в мире. У него отличный рост, прекрасная скорость и достаточно сильный удар. И он неоднократно показывал свои достоинства в ринге – во всяком случае, Тайсон должен был оценить их по достоинству. И теперь представьте: Джеймс побеждает Холифилда, и следующий бой против Тайсона становится чем-то астрономическим. Ты мог бы вынести этот бой на pay-per-view, и он бой побил бы все рекорды сборов в истории бокса».

– Холифилд сказал в интервью нашей газете, что он запугал вас еще до вашего с ним боя в октябре 1990-го.

– Фигня полная! Я сам был уже развалиной перед боем с Холифилдом, но это было не его рук дело. Это все Кинг. Как тут готовиться, когда суды, протесты, пресс-конференции? Бесконечное что-то! Хожу по торговому центру, а ко мне старушка подходит и говорит: «Зачем вы обижаете Дона?» Понятно, что Дон дал мне этот шанс – выйти на Тайсона, но то, что он сделал потом… И физически, и психологически я уже просто не мог быть готов к Холифилду.

– Эвандер сказал, что вы могли бы подняться после того удара в третьем раунде.

– Я попал под классный удар, черт побери. Будь я готов на сто процентов, получился бы хороший бой. Холифилд был тогда лучшим в мире.

– Неготовность, кстати, была заметна. Ваша попытка апперкота перед самым нокаутом была слишком уж явной…

– И ненужной. Он был слишком далеко от меня. Апперкотом надо бить, когда соперник от тебя не дальше, чем на фут. Все неправильно рассчитал, а потом еще и сам на встречный напоролся. Как в стену с разбегу влетел.

КОМА

– Почему вы решили уйти из бокса после поражения от Холифилда?

– Взбешен был. До крайности просто. Все надоело, все в гробу видел, полная депрессия. Потому и разжирел – на все наплевать уже было. Была бы мать жива, смогла бы меня остановить, утешить, встряхнуть как-то.

– Пили много?

– Ну да, а как еще? Напивался регулярно. Коньяк «Хеннеси» – такой выбрал себе путь к алкоголизму. А к таким людям, как я, обычно еще и паразиты налипают. Много всякой шушеры вокруг меня тогда было.

– У вас никогда не было проблем с законом?

– Брали пару раз за езду в нетрезвом виде.

– В барах дрались?

– Никогда. Боксеры вообще довольно осторожные в этом смысле люди. Я старался избегать мест, где можно было столкнуться с людьми, которые несли всякую чушь. Ходил туда, где народ друг друга более-менее знал.

– В литроболе удар держали хорошо?

– Я много пил… Прямо садился, основательно так, и напивался. Мохаммед Али, кажется, однажды сказал: «Боксеры плохо понимают, что такое умеренность».

– Сколько у вас занимало времени дойти до кондиции?

– Да часами это продолжалось. Я напивался до совершенно унизительного состояния. Я тогда жил во Флориде, а домой приезжал на лето. Здесь-то все и произошло, в 1996-м. Добрался до дома на рогах, заснул – проснулся через трое суток. Врачей вызвала жена. Те сначала долго соображали, что со мной делать: заниматься мной или уже не стоит.

– Что это было?

– Диабетическая кома. Диабет у меня был всегда, но пока я держал себя в форме, мог еще как-то держать это под контролем. А как разжирел и пил, не просыхая… В кому я впал уже в больнице. Был на волосок от смерти. Доктора чесали головы, я был в полной ж…, мужики. Просто поднять меня с места, когда я был без сознания, было огромной проблемой.

– А сколько вы весили в то время?

– Где-то 340 фунтов (154,2 кг. – Прим. авт.). Очень много, короче.

– Что было дальше?

– Проснулся в больнице и решил: «Ну все, наверное, уже и хватит. Пора сворачиваться нахрен, пока не сдох». Началась жизнь на уколах. Стал постепенно приводить себя в порядок, делать упражнения. Я очень хотел снова боксировать. Бокс был для меня символом нормальной жизни. Ко мне специально приехал друг, чтобы помогать мне тренироваться. Провел один бой, потом еще несколько. Все шло к тому, что у меня получится отличный камбек. Но перед боем с Лу Саварезе (Бастер весил в том бою 109,7 кг. – Прим. авт.) принял снотворное. Они меня просто уничтожили, эти таблетки.

– А зачем вы их пили?

– Нас поселили на курящем этаже гостиницы. Я не мог заснуть от запаха сигарет. Там топор можно было вешать. И в бою я действовал, как в замедленном кино. Саварезе в то время был для меня идеальным соперником. Но я не мог нормально двигаться. А он меня ловил (бой остановили в первом раунде, после того как Даглас в третий раз оказался на полу. – Прим. авт.).

– Была статья в Sports Illustrated под заголовком «Рокки существует», где проводились параллели между вами и Рокки Бальбоа. Вы сами видите эти параллели?

– У Рокки был плохой послужной список. А я был номер два в мире. У меня был хороший послужной список. Я дрался с Тайсоном на законных основаниях. Может, промоутеры и болельщики думали иначе, но это не меняет сути дела. Я оказался тогда в Токио по праву.

МУШКЕТЕРЫ

– Когда вы впервые встретились с Тайсоном после боя?

– Два года назад, в Цинциннати.

– Прямо «Мушкетеры двадцать лет спустя».

– Ну да.

– И что Тайсон?

– Да такой же баран, каким и был. У него как раз тогда только вышел фильм («Мальчишник в Вегасе-2», где Тайсон сыграл самого себя. – Прим. авт.). Я подошел к нему, говорю: «Майк, прикольный фильм», все дела. А он «синий» в хлам.

– Один из нас был на церемонии введения Тайсона в Зал славы бокса. Он явно был на кокаине в тот день – двух слов связать не мог.

– Угу…

«Я впервые увиделся с Майком пять или шесть лет назад, в Вегасе, – подхватил Джонсон. – Привозил тогда на турнир пару своих ребят. Мы стояли где-то в углу, и вдруг я обернулся, и увидел, что Тайсон смотрит прямо на нас. И мне даже показалось, что он показывал на меня пальцем. Мы подошли поближе. Я, честно говоря, не знал, какой будет его реакция. Но он широко улыбнулся, мы обнялись. Я испытывал к нему огромное уважение, потому что понимал, из какого дерьма он сумел выбраться. И вот потом та встреча, о которой говорит Бастер…

– Что вы почувствовали, когда узнали, что Тайсон сел в тюрьму?

– Я ничего не почувствовал. Не радовался, это точно. Искренне считал, что все это дело – чушь собачья. Черт, это же был Майк Тайсон! Где бы он ни появился, были сотни баб, метавших в него своими прелестями. Просто ему попалась та, которой что-то не понравилось или я не знаю… Чушь собачья, короче.

– За кого вы болели в бою Тайсона с Холифилдом?

– Да ни за кого. Тот бой с откушенным ухом начинался многообещающе, но потом Тайсон его испортил. Был ли он морально сломлен в том бою? Мне кажется, что после нашего боя в 1990-м он уже не сходил с тропы самоуничтожения.

– Вы оба прошли через крайне непростые времена. У Тайсона, такое впечатление, они продолжаются, но вы свою жизнь контролируете.

– Я не могу контролировать диабет. Я постоянно на уколах.

– Вам жаль Тайсона?

– Слушайте, да все с ним нормально…

– Он вам нравится, чисто по-человечески?

– Ну, я бы поговорил с ним. Да, если бы встретились, мы бы поговорили. Это без проблем.

«Я думаю, мы могли бы стать с Майком друзьями, – заверил Джонсон. – Причем, были намного лучше, чем большинство людей, которые окружают его сейчас. Потому они по-прежнему думают только о том, как бы сделать деньги на его имени».

– Принято считать, что золотая эра мирового бокса закончилась в 1990-х. Вы следите за боксом сейчас?

– В основном за легкими весами. Мэйуэзер и тому подобное. Тяжеловесов тоже смотрю, но сейчас это даже близко не то, что когда-то было. Не то, в чем я принимал участие.

– Мы давно хотели понять: куда подевались все американские тяжеловесы? В ваши времена, возьми десятку рейтинга по любой из версий, восемь из десяти были бы из Америки.

– Да больше, какие восемь… Я не знаю, что произошло. Бокс называется боксом, потому что в нем надо боксировать. А для этого нужна жесткость. Надо уметь контролировать давление, которое рвет тебя на куски. Сейчас, такое ощущение, с этим в состоянии справиться только мексиканцы. Рэй Остин по своим способностям мог побить Кличко. Но я смотрел перед боем в его угол. Там царила атмосфера кораблекрушения. У них не было уверенности, что они вообще могут победить. Вышли, как на расстрел.

– Многие люди называют братьев Кличко бизнесменами в ринге.

– Ну, не зря у них своя промоутерская компания. Они умные, судя по всему, ребята. Старший, слышал, на президента собрался идти?

– Не исключено. У Виталия теперь своя политическая партия с боксерским названием.

– Ох ты, новый Пакиао.

– Николая Валуева помните? Огромного такого русского?

– Ага, видел один его бой по телевизору. С кем? Не помню уже, но точно не с Холифилдом.

– Что вы можете сказать о нем, как о боксере?

– Да у меня не сформировалось какого-то мнения. Ну, бросилось в глаза, что он слишком большой, медленный и неповоротливый. Пока он делал два шага, можно было поменять стойку и пробить с другой руки. Успех в боксе завязан на механике движения.

– Не знаем, как Валуев, а вы в бою с Холифилдом заработали огромные деньги. Вам удалось их сохранить, когда уходили из бокса? Тайсон ведь полностью разорился.

– Ну, так Тайсон сорил деньгами и платил всем подряд. У меня в этом смысле все в порядке. В моем гараже по 25 «Феррари» никогда не стояло. Самая дорогая вещь, которую я купил для себя, был «Порш». В нем-то я и удирал от копов, которые за мною гнались. Эх, были времена…

Коламбус

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *