Махач солиманов

«Наумовские», «яковлевские» и представители Дагестана решали вопрос о «крышевании» местного крипто-банкира.

Три криминальные группировки «наумовских», «яковлевских» и представителей Дагестана устроили разборку из-за криптовалюты возле отеля «Цезарь» (микрорайон Уралмаш, Омская, 115) 16 октября. Около 40–50 человек сначала что-то обсуждали, а потом сошлись в драке.

Причиной сходки стал спор между славянскими группировками и дагестанцами о «крышевании» местного банкира, имя которого не разглашается, занимающегося криптовалютой. С одной стороны выступали «наумовские» и «яковлевские», которым ранее банкир платил за защиту, а с другой — представители Дагестана «авторитет» Медведь и предприниматель Махач Кумаков, которые пытались стать новой «крышей» бизнесмена.

«Сходку они «организовали грамотно»: выставили дозорных около места драки, которые вовремя увидели приближение сотрудников СОБРа, после чего сообщили остальным. Большая часть участников сходки успели разойтись до прибытия на место правоохранителей. Задержать удалось только 11 человек, которые принадлежали к «яковлевской» и «наумовской» группировкам. На месте драки нашли травматический пистолет и следы крови», — рассказал источник «Коммерсанта».

В ГУ МВД РФ по Свердловской области рассказали, что на вызов выезжали сотрудники управления уголовного розыска областного главка и коллеги из СОБРа Росгвардии, ОМОН не привлекался. Несколько человек были доставлены в дежурную часть территориального ОВД, остальным удалось скрыться. Решение о возбуждении уголовного дела пока не принято.

Известно, что «яковлевские» — это подопечные Валерия Яковлева, который, согласно данным системы СПАРК, ранее входил в число соучредителей ЧОП «Ягуар» (ликвидировано в 2017 году). Он также имеет активы в ресторанном бизнесе. Считается, что в 90-е у него были связи с ОПС «Уралмаш» и с ОПГ «Синие».

Что касается «наумовских», то речь идет об Олеге Наумове, известном также как Наум. Он имеет отношение к ЧОП «Бригада» и ЧОП «Гризли». Как и Яковлева, Наумова причисляют к имеющим связи в криминальном мире региона бизнесменам.

Группировка представителей республики Дагестан относится к некоему авторитету Медведю и предпринимателю Махачу Кумакову. Они известны правоохранителям как люди, якобы связанные с теневой сферой.

Южный Дагестан

«Черновик», 02.07.2007

М.Шахбанов

Южный Дагестан

Южный Дагестан заметно отличается от остальных территорий республики своей культурной самодостаточностью, значительной внутрирегиональной экономической интеграцией и превалированием здесь лезгинской группы субэтносов с единством в культурном, ментальном, историческом плане. Поэтому в исторической литературе этот регион нередко называют также Северным Лезгистаном в противоположность Южному Лезгистану, расположенному в пределах Азербайджанской Республики, южнее реки Самур.

Регион в рамках Дагестана является метрополией для семи из 14 народов, обозначаемых как титульные народы РД, представители которых входили в состав Госсовета. Это, прежде всего, близкородственные народы лезгинской группы: лезгины, табасараны, рутульцы, агулы и цахуры, азербайджанцы и таты (в переписи 2002 г. дагестанские евреи обозначили себя как таты, горские евреи и евреи).

При выделении наиболее значимых политиков и групп влияния в регионе мы столкнулись с очевидным лидерством двух личностей. Помимо высоких, на порядок выше, чем у других, значений показателей, они единственные, чье влияние не ограничено рамками одного-двух муниципальных образований. Во-первых, это, конечно же, известный российский миллиардер, уроженец с.Каракюре Докузпаринского района Сулейман Керимов (по последним данным московских СМИ, его состояние оценивается в 12,7 млрд руб.). Он обозначил свое намерение в очередной раз баллотироваться на выборах в Госдуму РФ в декабре 2007 г.

Его влияние на всю республику велико. Во многих районах и городах оно опосредовано, в частности в Нагорном Дагестане через депутата Госдумы Магомеда Гаджиева и т.д. В самом Южном Дагестане есть группа лиц, которая всецело на него ориентирована. Для них единственным объединяющим фактором является фигура Керимова, почему и возникла необходимость обозначить в таблице именно его имя, а не кого-то из членов его команды. В Южном Дагестане, по оценкам аналитиков, политиков и других лиц, с которыми нам удалось поговорить в ходе подготовки данного материала, есть несколько глав МО, которых связывают с ним различного рода отношения, и их можно считать людьми Керимова.

Если начать с родного для Керимова Докузпаринского района, то необходимо учесть, что глава МО, во-первых, его односельчанин, а во-вторых, приходится дальним родственником. Однако Керимхан Абасов у подавляющего большинства населения района и всего Юждага вызывает после известных событий отторжение. А Керимов, как и все бизнесмены его уровня, является жестким прагматиком: для него родственные чувства, земляческие и национальные отношения не будут играть значимой роли, и никаких шагов для удержания Абасова в занимаемом кресле, если это будет вредить его депутатскому мандату, он не сделает. Далее в составе команды Керимова, по крайней мере, обозначаемых таковыми следует назвать братьев Эмиргамзаевых. Абдулгамид возглавлял список «Справедливой России» на мартовских выборах в Народное Собрание Республики Дагестан (НС РД), но отказался от мандата в пользу однопартийца Николая Покорского взамен обещанной руководством республики поддержки на декабрьских выборах в Госдуму РФ. Дайр же возглавляет Курахский район.

Следующий политик из группы Керимова — мэр Дербента Феликс Казиахмедов, который совсем недавно породнился с Керимовым (его дочь вышла замуж за племянника Керимова). Уроженец малочисленного джамаата (лезгинское с.Таркал в Хивском районе), не имеющий широкой поддержки, в том числе силовой, Казиахмедов получает возможность укрепиться сам и укрепить позиции Керимова в столице Южного Дагестана, в третьем по величине и втором по значимости городе республики.

В свое время, по данным русского издания «РогЬез» (июнь 2006 г.), Ибрагим Сулейманов, Татевос Суриков и Сулейман Керимов, будучи партнерами по ФПГ «Росавиаконсорциум», приобрели в 1997 г. контрольные пакеты акций «Внуковских авиалиний» (на тот момент вторая по величине авиакомпания России), Мурманского авиапредприятия и Транспортно-клиринговой палаты (компания по продаже и бронированию билетов). По данным Счетной палаты, «инвестиционные обязательства при приватизации «Внуковских авиалиний» были имитированы заключением договоров на поставку самолётов ТУ-204 и оплатой неликвидными векселями». Суринов и Сулейманов были арестованы; связь Керимова с ФПГ была неочевидна, а потому к нему следственные органы вопросов не имели.

Учитывая тесные в прошлом отношения Ибрагима Сулейманова и Керимова, брата первого — главу МО «Рутульский район» Давуда Сулейманова — некоторые наблюдатели склонны называть человеком команды Керимова, хотя выглядит эта конструкция натянутой.

Сулейманов после того, как его пути разошлись на выборах в Народное Собрание РД в марте нынешнего года с одним из самых влиятельных политиков рутульского происхождения — Ибрагимом Казибековым (последний выдвигался в НС РД по спискам «Патриотов России» и проиграл, по заявлениям его союзников, в результате административного давления) — утратил контроль как минимум над половиной рутульского электората.

Описывая взаимоотношения Керимова и компании, нелишним будет подчеркнуть то, что он не просто набирает в свою команду людей, усиливая их потенциал и влияние, а приобретает союзников с заметным политическим потенциалом. Все союзники Керимова (Магомед Гаджиев, Ризван Курбанов, Абдулгамид Эмиргамзаев, Джабраил Шихалиев и т. д.), таким образом, не только сами прибавляют в политическом весе, но и дополняют потенциал Сулеймана Керимова.

Номер два в нашем рейтинге — бывший прокурор РД Имам Яралиев. Играя в бытность прокурором роль лезгинского лидера, этот политик несколько охладел к проблемам Юждага и лезгин в частности, однако сейчас, оказавшись не у дел государственных, лишившись, таким образом, рычагов лидерства в регионе, он снова вплотную принялся за их раскручивание. Одним из способов показать свою значимость является проведение праздника, посвященного Шарвили Ахтынскому, и намерение поставить памятник этому былинному лезгинскому герою — аналогу русского Ильи Муромца. Одними культурными проектами его активность, конечно же, не ограничивается. К примеру, в сентябре планируется запустить новый проект в области СМИ — газету «Настоящее время». Грамотно, умело используются Яралиевым и неразрешенный вопрос водораздела Самура, Самурского лианового леса, разделенного лезгинского народа. Однако очевидно, что в долгосрочной перспективе Яралиев вряд ли потянет не только роль лезгинского лидера, но и обеспечит себе выход на республиканскую арену в качестве самостоятельного игрока. Скорее всего, к этому времени он окажется одним из значимых компонентов в политической пирамиде с другой фигурой на ее вершине. К этому времени нужно обрести политические козыри, чтобы выставить их тому, кто станет на вершине новой выстраиваемой пирамиды, и занять соответствующее место в ее иерархической структуре.

Из глав МО региона безусловным союзником Яралиева можно назвать только магарамкентского главу Мусаэфенди Велимурадова. Другие главы, находившиеся в стане Яралиева, оказались конъюнктурщиками, позиция которых зависит от политической погоды в республике. В последнее время с некоторыми оговорками к его союзникам причисляют и главу МО «Ахтынский район» Сафидина Мурсалова. Не будь саботажа выборов главы МО «Сулейман-Стальский район», вполне вероятен был сценарий, при котором люди Яралиева, собранные в местных списках ЛДПР, набрали бы большинство в райсобрании и избрали бы своего главу. Однако все остальные партии, подконтрольные действующему главе Низами Бутаеву, снялись с выборов. Их примеру последовали и «Патриоты России» под началом местного лидера Надира Алахкулиева.

В итоге к выборам в райсобрание подошла лишь ЛДПР — и выборы, согласно закону, не состоялись и перенесены на декабрь. В Сулейман-Стальском районе сейчас акции Яралиева перевешивают все остальные: в родном районе аналитики оценивают его влияние в промежутке между 60 и 70% голосов избирателей. Надо также отметить, что сам Бутаев к руководству районом пришел благодаря Имаму Яралиеву, доводящемуся ему родственником. Однако их отношения испортились, и бывшие союзники считали делом принципа обставить друг друга на районных выборах 11 марта. Алахкулиев, лавируя между двумя этими силами, решил сыграть против Яралиева. Своими политическими играми он испортил отношения с однопартийцами, и потому в декабре он точно не будет поддержан «патриотами», а Яралиев и Бутаев будут играть против него как кандидата на пост главы района.

Значительно отстает от Керимова и Яралиева группа политиков табасаранской национальности, за последний год увеличившая свои возможности. Это возглавляющий Минэкономики Алавудин Мирзабалаев, его брат — начальник следственного управления Прокуратуры РД Мирзабала Мирзабалаев, министр юстиции Азади Рагимов (выходец из села Дарваг Табасаранского района, жители которого официально записаны как азербайджанцы, хотя фактически являются табасаранцами), к ним примыкают депутат НС РД и бывший член Госсовета от табасаранцев Галим Галимов, а также министр имущественных отношений Михаил Гашимов. Несмотря на то, что интересы последних двух политиков столкнулись на выборах в НС РД в Хивском районе (каждый из них выставил свою кандидатуру), их тоже можно рассматривать в составе табасаранской команды, возглавляемой братьями Мирзабалаевыми. Галимов и Гашимов, будучи в своё время лидерами табасаранцев, в последнее время явно потеряли в весе, особенно последний, которому многие прочат отставку. Дело в том, что Гашимов отвечал за выборы в НС по Табасаранскому округу и не оправдал доверия президента РД: с округа прошел кандидат от «Патриотов России».

Команда в целом ориентирована строго на Муху Алиева и с ним связывает свое будущее.

Данную группу отличает амбициозность и желание занять, согласно своей численности, на республиканском олимпе национальных элит пятые-шестые места наравне с лакцами. Они же недавно продвинули Магомеда Гафарова, бывшего начальника Дербентского ГОВД, на пост главы МО «г.Дагестанские Огни».

Вслед за ними расположился клан Курбановых, выходцев из терекемейского селения Салик в Дербентском районе. Саид Курбанов в советский период долгое время возглавлял Дербентский район. Его отстранил за злоупотребления секретарь Дагобкома КПСС Коробейников. В 90-е годы, после развала СССР, он вернулся в руководство района, затем заседал в Госсовете от азербайджанцев. Его сын Курбан получил по наследству Дербентский район. Другой сын, Магомед, возглавляет представительство РД в Баку. Сын Магомеда Нариман, опять же по наследству, стал депутатом НС РД от Дербентского района. Будучи терекемейцами (в Азербайджане — «тэрэкэмэ» — синоним кочевника) и суннитами, Курбановы не смогли подмять под себя дербентских городских азербайджанцев — шиитов — выходцев из иранских городов Тебриз и Ардебиль. По-другому их называют также магальцами, по названию старых кварталов («махала» — на арабском языке), которые расположены внутри крепостных стен, от площади, у здания мэрии, до самой цитадели Нарын-Кала. Здесь не продают дома лезгинам, крайне редко табасаранам и даргинцам, и в целом среди 22 тыс. жителей магалов азербайджанцы составляют 90-95%. Хотя в целом по городу лезгин немного больше, чем азербайджанцев, компактно проживающих в основном в «старом» городе. Магальцы до недавнего времени находились под влиянием гендиректора Дербентского коньячного комбината Мурада Гаджиева. Дело в том, что мать Гаджиева — местная азербайджанка, а отец — даргинец. Таким образом, обе эти этнические группы, проживающие в Дербенте, считали своим лидером именно Гаджиева. Однако около полугода назад между двумя этими группами — даргинцами и магальцами — обозначилось противостояние, возникшее из-за убийства на свадьбе магальца представителем первой группы. Сам Гаджиев теперь тоже находится в довольно сложной ситуации, когда ему приходится выбирать между двумя группами и одновременно играть роль арбитра в этом противостоянии. Кроме того, в Дербенте усилилось влияние Казиахмедова, что автоматически снизило акции Гаджиева, хотя они и не находятся в конфронтации.

Несмотря на митинги местных оппозиций, по-прежнему занимают свои посты главы МО «Докузпаринский район» Керимхан Аббасов и МО «Табасаранский район» Н.Шихмагомедов. Проблема оппозиции заключается в ее разноголосице, отсутствии единого лидера, имеющего репутацию выразителя интересов простого народа и способного после смещения районного главы занять пост и по-прежнему объединять те силы, которые привели его к власти. А получается так, что, к примеру, в Докузпаринском районе Примовы (Насир, Нияз, Нариман), Буньямин Аскеров, Насир Джавадов, Фахредин Канберов объединяются не за идею или лидера, которого они хотят видеть на посту главы района, а против Керимхана Аббасова. После достижения своей цели и выдвижения одного из них на пост главы дальнейшее расхождение и конфронтация между ними из-за собственных амбиций неизбежны. В обоих районах, чтобы победить, оппозиции нужно научиться нейтрализовать эти факторы.

Если устойчивость позиций К.Аббасова по делу или без связывают с С.Керимовым, то понять, почему глава Табасаранского района Н.Шихмагомедов остался на занимаемом посту, несмотря на наличие, довольно активной оппозиции и факты коррупции, трудно. Более того, Н.Шихмагомедов входил в делегацию президента республики во время поездки в Китай. В числе сторонников Н.Шихмагомедова можно увидеть значительное количество спортивной молодежи, тренирующейся в спорткомплексах в Хучни и в Дербенте. Кроме того, значительный компонент группы поддержки образуется за счет сторонников религиозного лидера Сиражутдина Хурикского, находящегося на подпитке (в том числе и финансовой) Н.Шихмагомедова. С.Хурикский имеет своих мюридов в Дербенте, Табасаранском, Ахтынском и нескольких других районах Южного Дагестана.

Асанбуба Нюдюрбегов обладает шансами повторить успех прошлых выборов в Госдуму РФ на волне настроений лезгинского населения, возмущенного тем, что по их округу традиционно проходили политики из других регионов. Однако шансы эти, видимо, так и останутся шансами: по округу, скорее всего, пройдут сильные лидеры, не уступающие ему в финансовых возможностях и обладающие поддержкой руководства республики. Кроме того, на прошлых выборах он был единственным лезгином в своем округе, а теперь по округу будет проходить еще пара влиятельных лезгин. Он же может рассчитывать разве что на родной Сулейман-Стальский район.

Семья Палчаевых, традиционно влиятельная в Ахтынском районе, в результате предвыборных коллизий лишилась депутатского мандата от родного района. Абуселим Палчаев, бывший депутат НС РД, выдвигавшийся от «Патриотов России», как и другие его одно-партийцы, оказался под сильным административным прессом. Кстати, его дядя Герейхан Палчаев является председателем благотворительного фонда «Белые журавли» и гендиректором газеты «Дагестанская жизнь», которую связывают с администрацией Махачкалы.

Его друзья, которым он в прошлом оказывал поддержку на выборах: глава района Сафидин Мурсалов и депутат НС РД Владимир Ашурбеков — 11 марта оказались по другую сторону баррикад. Сам Ашурбеков стал депутатом от партии власти — «Единой России». Старший брат Владимира — Тофик Ашурбеков — в прошлом занимал пост начальника управления по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов в республиканской прокуратуре. После конфликта с И.Яралиевым в бытность того прокурором Тофик Ашурбеков переехал в Москву, где при помощи заместителя Генпрокурора РФ Сабира Кехлерова неплохо устроился. С ним связывают родственные отношения еще одного влиятельного сотрудника республиканской прокуратуры — прокурора Советского района г.Махачкалы Магомеда Оруджева, их жены являются сестрами. Вдобавок ко всему, бизнес Ашурбековых тесно (оценочно на 70%) связан с Махачкалой, точнее с муниципальными заказами г.Махачкалы.

Публикация в группе: Группа Леонида Максимова

В девяностые бизнес шел на контакт с криминальным миром, как правило, вынужденно. И вот, когда даже волна ностальгических фильмов про лихой конец прошлого века давно схлынула, в 2017 году отчаянные (или отчаявшиеся) дельцы сами ищут возможность получить поддержку криминальных авторитетов.

Одним из востребованных авторитетов стал не так давно освободившийся из мест не столь отдаленных Ибрагим Сулейманов. Впервые о нем узнали еще в 1990 году, когда тот подозревался в вымогательстве денег у одного из советников президента СССР Михаила Горбачева. А к началу 2000-х был в зените своей карьеры, получив контроль над одной из ключевых организаций в российской авиации.

Ибрагим Сулейманов по кличке «Ибрашка» привык работать в тандеме. С 1995 года его деятельность была тесно связана с Татевосом Суриновым.

«Бизнес-партнер» Сулейманова мог многому научить своего заместителя. В 1993 году он спонсировал кампанию Егора Строева на выборах губернатора Орловской области в обмен на монопольное положение своей компании «Орел-Авиа» на рынке авиаперевозок. Однако с монополизацией у Суринова не сложилось, напротив, с этого момента стало известно о его тесных связях с северокавказскими ОПГ.

И уже в 1995 году по указанию президента России Бориса Ельцина для продвижения на рынок отечественных самолетов был создан ОАО ФПГ «Росавиаконсорциум». Организатором и руководителем стал Суринов, а Сулейманов – его заместителем. В период 1998 – 2004 гг. Ибрагим Сулейманов под патронажем Суринова активно участвовал в приобретении различных активов. Он вошел в Совет директоров ЗАО «Транспортная клиринговая палата» и ЗАО «Объединенное авиатранспортное агентство воздушных сообщений» (ОАВС), контроль над которым получил Суринов. А в 2004 году Ибрагим Сулейманов был уличен СМИ в попытке захвата ОАО «Мострансагентства», которому принадлежали десятки офисов, складов и производственных помещений. В целом, в журналистских расследования тех лет Суринов фигурирует как глава северокавказской ОПГ, а Сулейманов ­– его подельник и один из лидеров ОПГ. В октябре 2004 года Татевоса Суринова и Ибрагима Сулейманова задержали по обвинению в рамках дела о незаконной продаже навигационного комплекса аэропорта Казани. В ходе следствия всплыла масса новых эпизодов и обстоятельств.

В феврале 2007 г. Басманный суд города Москвы признал Суринова и Сулейманова виновным по всем статьям обвинения и приговорил их к десяти с половиной годам и и десяти годам и четырем месяцам, соответственно, заключения в колонии строгого режима. А 2008 году Замосквроецкий суд добавил каждому из тандема еще по паре лет.

Однако в 2015 году оба авиарейдера были уже на свободе, но связке Суринов-Сулейманов уже не суждено было работать вместе. Старший «бизнес-партнер» Татевос Суринов скончался в том же году после продолжительной болезни.

Новый партнер

В новых связях «Ибрашки» Сулейманова наблюдается некоторая преемственность. Как известно, покойный Суринов в 1995 году баллотировался в Государственную Думу по общефедеральному списку ЛДПР (был N2 в Московской области), но депутатом не стал. По прошествии нескольких лет выяснилось, что место в списке ЛДПР Суринов купил за 500 тысяч долларов, но вот мандата ему не хватило. Одним из самых громких дел Суринова стало доведение до банкротства «Внуковских авиалиний». Новый знакомый «Ибрашки» ­– Вячеслав Рудников – также пытался купить место в Госдуме, но уже за 120 миллионов рублей и от партии «Справедливая Россия». Впрочем, как и Суринов, народным избранником он не стал.

При этом, предпочтения в ведении дел у них явно схожи. Рудников стал соучредителем свыше 30 компаний, а спектр его интересов широк и одновременно противоречив.

Вячеслав Рудников
Некогда успешный российский предприниматель Вячеслав Рудников попробовал себя в качестве общественного деятеля националистического толка, пытался заявить о себе как о крупном бизнесмене, затем совершил попытку купить место в Государственной Думе и стать губернатором Брянской области при помощи поддельных подписных листов, однако ничего из этого не получилось.
Сегодня Рудников судится с бывшими бизнес-партнерами в России, Британии и на Кипре. Как и его новый товарищ «Ибрашка», он пытается активно использовать доведение до банкротства компаний в своих интересах. Например, обанкротить ООО «Фетикора», соучредителем которой он был, чтобы не выплачивать долги своим партнерам по бизнесу.
По примеру «Ибрашки» Сулейманова, Рудников умудряется получить поддержку на довольно высоком уровне. Его проект национальной поисковой системы «Спутник», анонсированный на Международном экономическом форуме в Петербурге, оказался полнейшим фарсом и профанацией, а сам Рудников теперь пытается незаметно продать долю в прогоревшем бизнесе.

Некогда убежденный националист Рудников, создатель радикальной партии «Дело Нации», националистического фонда «Русские» и автор «карты русского», проявил удивительную гибкость убеждений и теперь в диалогах с бывшими партнерами бравирует своими близкими отношениями с яркими представителями северокавказской организованной преступности.

Вячеслав Рудников целенаправленно искал знакомства с Сулеймановым после освобождения последнего из мест заключения. Очевидно, влияние и связи Сулейманова могут помочь Рудникову в давлении на экс-партнеров и организации новых схем. Сулейманову же после смерти ближайшего соратника может быть интересен союз с суетливым Рудниковым, имеющим опыт и в получении господдержки проектов, и в делах банкротства, и в баллотировании на выборах в Госдуму за деньги. Неизвестно, станет ли Рудников полноценной заменой Суринову, но вполне вероятно образование нового дуэта, чем сам Рудников и бравирует, желая поквитаться не только с экс-партнерами, но и со всей правоохранительной системой.

Связи Рудникова с северокавказскими ОПГ почти сразу получили развитие. И следующим «вором в законе», поддержкой которого заручился Вячеслав Рудников, стал один из самых одиозных абхазских криминальных авторитетов – Валерий Хашба. О близкой дружбе «с самим Хашбой» Рудников уже неоднократно заявил своим знакомым и бывшим партнерам. И несмотря на то, что сам Рудников в эти моменты был очень разгорячен и вероятнее всего слегка приукрашивал факты, его стремление заручиться поддержкой криминальных авторитетов свидетельствует об опасной реваншистской тенденции среди неудачливых дельцов.

Через своих новых «друзей» бывший предприниматель активно выстраивает отношения в руководстве правоохранительных органов и уже понятно, что Рудников пытается использовать связи криминальных авторитетов в высоких властных кругах исключительно в своих целях.

Согласно убеждениям внутри криминального мира, люди делятся на две категории – волков и овец. Вячеслав Рудников слишком долго прикидывался жертвой обстоятельств, обвинял партнеров, правоохранительную систему и суды в собственных неудачах. Похоже он искренне надеется, что налаживание отношений с оргпреступностью поможет переходу в новую категорию, но поддержка подобных Рудникову персонажей может выйти боком и для «Ибрашки» с Хашбой, и для близких им правоохранителей. Активно муссируются слухи, что связями этих людей уже заинтересовались в высших кругах ФСБ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *