Магомед абдусаламов перес

Майк Перес: После боя с Абдусаламовым я начал пить

Майк Перес: После боя с Абдусаламовым я начал пить

В 2007 году Майк Перес уплыл на лодке контрабандистов с кубинского побережья, 9 дней прятался в море, и его держали под дулом пистолета прежде, чем он пристал к мексиканскому берегу.
В конце концов, он познакомился с боксерским промоутером Гари Хайдом, который маскировался под именем «Мигель» и подготовил его отступничество.

«Приехать в Ирландию 10 лет назад было лучшим решением, которое я принял в своей жизни, но не все было хорошо», – говорит Майк Перес в разговоре с Boxing News. «Все было трудно. У меня были непростые времена с парнем, который меня привез. Когда я приехал, он был совсем другим человеком, но потом я нашел своего теперешнего менеджера, и он мне очень помог. Он мне как отец».

Великолепный любитель, который учился по знаменитой кубинской системе вместе с такими боксерами, как Гильермо Ригондо и Ерисланди Лара, и он уже претендовал на золото Мирового Юношеского Чемпионата в 2004 году и побеждал таких боксеров, как Луис Ортис и Юниер Дортикос.

Понадобилось еще 3.5 года, чтобы кубинский боксер утвердился на ринге. Произошло это после артистичного, но разрушительного выступления на первом международном призовом турнире, организованном Matchroom. Но, как часто бывает, с успехом пришли и проблемы с продвижением, и Перес был вынужден отсутствовать на ринге полтора года.

Когда Майк Перес, наконец, вернулся, он был почти такой же свирепый. Во втором поединке после возвращения состоялся его дебют в США против прославленного мастера нокаутов Магомеда Абдусаламова, в андеркарте боя Геннадия Головкина. Этот бой мог стать бриллиантом в карьере Переса, но обернулся трагедией. После боя Абдусаламова обследовали врачи, и было обнаружено, что у него мозговое кровотечение.

Перес, который был уже на пути в Корк, не знал, что травма мозга Абдусаламова повлечет за собой трагические последствия и полное изменение образа жизни для Абдусаламова.

Магомед Абдусаламов – Майк Перес

«Этот бой изменил мою жизнь», – признается Перес. «Я пытался скрыть это. Но я признаю это сейчас. Я скрывал это долгие годы. Меня много ругали в социальных сетях, и я прятался. Я начал пить, делать глупые вещи и толком не тренировался. Это было тяжело».

Всего 10 недель спустя его ждал самый крупный бой его карьеры с Карлосом Такамом. После отлично проведенных первых пяти раундов, Пересу пришлось пережить мощные атаки камерунца во второй части боя. Он клинчевал до ничьей, но было очевидно, что тяжкий груз боя с Абдусаламовым лишил его и энтузиазма, и злости.

Он вышел на свой следующий бой с Брайантом Дженнингсом в июле 2014 года почти на 6 кг тяжелее и впервые проиграл, да еще и лишился очка в 12-м и последнем раунде за то, что ударил после гонга, несмотря на то, что предупреждения не было.

«Не могу поверить, что победу отдали Дженнигсу», – вспоминает Перес. «Он ничего особого не сделал. Бой с Такамом был куда труднее».

К тому моменту, как он встретился с Александром Поветкиным в России примерно год спустя, Перес честно признает, что чувствовал себя потерянным.

Майк Перес – Александр Поветкин

«Я тренировался усердно, но потом шел домой и пил», – говорит он. «Я делал это на протяжении всего тренировочного периода перед боем. Когда Поветкин нокаутировал меня в первом же раунде, мне было все равно».

Он не оправился после этого раунда и на пресс-конференции, после боя, объявил о своем немедленном уходе из спорта. Но именно это поражение освободило его от тяжкого груза.

«Я рад, что это произошло, потому что это словно разбудило меня. Это был плохой этап в моей жизни, который я не мог контролировать, но я пришел в себя, и благодарен Богу за это. Это уже приходило мне в голову, когда я дрался. Теперь мне помогают, и я в порядке».

Два года спустя, к вящему удивлению боксерского сообщества, почти неузнаваемый Перес объявил о своем возвращении в спорт с новой страстью. Потеряв почти 34 кг, он перешел в первый тяжелый вес, намереваясь драться с Томми Маккарти в андеркарте боя Райана Бернетта в Белфасте. Потом Маккарти снялся, и Перес одержал победу не особо ярким нокаутом за 19 секунд над перепуганным Виктором Бискаком, поздней заменой Маккарти.

В тот вечер Эдди Херн сказал: «У него интересная история, которую нужно рассказывать. Его жизнь круто изменилась, и он вам однажды об этом расскажет».

И он был прав. Переса неожиданно включили в турнир World Boxing Super Series, где он считался темной лошадкой. Спустя 10 лет после его побега и мытарств , он получил возможность драться за мировой титул против чемпиона WBC в первом тяжелом весе Майриса Бриедиса.

Близко, но цели не достиг: Перес поиграл Бриедису по итогам 12 раундов в сентябре 2017.
Как и предсказывали безжалостные боксерские эксперты, его усилия были по сути напрасны. Бриедису удалось победить решением по итогам трудного боя, хотя победа была омрачена постоянными клинчами чемпиона.

«Это меня раздражало. Это был мой первый бой на таком уровне спустя два года, и я мог выступить лучше. После боя я видел интервью, в котором Бриедис говорил, что я не силен, и то не так, и это. И я думал, что он просто сволочь. Если я не силен, то почему он не остановил меня? Если он дрался бы со мной так, как с Усиком, я бы его нокаутировал. Его бой с Усиком был хорошим, и Бриедис показал себя на отлично. Он показал, что Усика можно победить».

Несмотря на то, что Перес может драться на мировом уровне, несмотря на его преображение и скромность, очень разочаровывает тот факт, что у него до сих пор нет промоутера.

«Бой с Бриедисом прошел не очень хорошо, но я уверен, что могу стать чемпионом в этом дивизионе», – заявил Перес, одержав победу в первом раунде над Пабло Магрини в феврале.

«Возможно, мне трудно найти промоутера, потому что я кубинец, и трудно получать бои и возвращаться на такой уровень. Я знаю, что у меня есть талант, и мне нужно просто продолжать бороться и ждать, что будет».

А до тех пор, пока не будет возможности, он будет тренироваться, гулять со своей любимой собакой по ирландскому снегу и страдать под диснеевские фильмы вместе со своей любимой семьей вместо того, чтобы быть порождением ужаса. И ждать.

Иди и умри! или Последний бой Магомеда Абдусаламова (Часть первая)

С 3 по 9 ноября 2013 года, в Бангкоке (Таиланд), проходил 51-й боксерский конгресс WBC, и новость о результате боя Магомеда Абдусаламова (18(18)-0-0) и кубинца Майка Переза (19(12)-0-0) застала меня, и всю российскую делегацию, врасплох. Сказать, что все мы были в шоке, значит не сказать ничего. Результат мог быть любым, но не таким печальным…

На следующее утро я успел посмотреть первый раунд поединка. На большее не хватило ни мужества, ни желания. Однако и первого раунда мне было достаточно, чтобы сформировать общее впечатление о том, что там творилось. Просмотр всего поединка я отложил до вечера, потом до возвращения в Россию, затем – еще дальше…

Тяжело смотреть бой знакомого тебе человека, зная произошедшее. Информацию о происходящем с Магомедом Абдусаламовым я отслеживал из новостей и из общения с коллегами. Новости приходили неутешительные.

Лишь когда состояние Абдусаламова стало более определенным, я все-таки решил досмотреть бой до конца. Решил проанализировать его и составить о произошедшем свое стороннее мнение. Но обо всем по порядку.

Итак, это случилось 2 ноября 2013 года. Место действия: Нью-Йорк, центральная арена “Мэдисон Сквер Гарден” – Мекка бокса в США. Главный поединок боксерского шоу: Геннадий Головкин – Кертис Стевенс. Головкин защищал свои пояса чемпиона Мира по версиям WBA/IBO. Вторым, по значимости, поединком вечера должен был стать бой Абдусаламова с Пересом за титул WBC United States (USNBC) в супертяжелом весе. Промоутерами боксерского шоу выступили: Tom Loeffler (K2 Promotions) и Kathy Duva (Main Events).

Майк Перез обратил на себя мое внимание еще в далеком 2011 году, когда принял участие в турнире тяжеловесов Prizefighter, в Лондоне (Великобритания). В агрессивной, атакующей манере он разбил в пух и прах всех своих соперников и завоевал титул чемпиона этого престижного турнира. В финале ему противостоял огромный Тай Филдс (203 см), которого Перес уничтожил на первой минуте первого раунда.

Mike Perez V Tye Fields (видео)

За карьерой Магомеда Абдусаламова я стал наблюдать еще раньше, в его бытность в любительской сборной России по боксу. Напомню, что Абдусаламов является чемпионом России в тяжёлом весе 2006 и 2008 годов. На Олимпийские Игры 2008 года в Пекин он не пробился, уступив в квалификационном турнире высоченному британцу, Дэвиду Прайсу (тоже 203 см.).

Итак, место встречи изменить нельзя! Боксеры всего мира мечтают драться в “Мэдисон Сквер Гарден”. Это Мекка бокса, это HBO. Это деньги, вперемешку со славой.

Магомед Абдусаламов вышел на ринг в белой футболке с надписью своего спонсора “Акстройкапитал“, как и другие члены его команды. На другой стороне футболки, на спине, была надпись: Team Mago – Команда Маго. Именно так – Маго, называли Магомеда, и это стало его прозвищем на американском ринге. Маго – это сокращенное название от имени Магомед.

Боксеры вышли в ринг, сначала Перез, затем Абдусаламов. Майкл Баффер, привычным для всех голосом, объявил о начале 10-раундового поединка: “Let’s get ready to the rumble“, предлагая приготовиться к драке. Судьями поединка были: Julie Lederman (Нью-Йорк), John Stewart (Нью-Джерси) и Don Trella (Коннектикут). Рефери, он же третий человек в ринге – Benjy Esteves Jr.

Рефери Бенджи Эстевес попросил команды боксеров побыстрее покинуть ринг, чтобы начать поединок. Наконец боксеры вышли в центр ринга, чтобы выслушать последние напоминания основных правил перед боем. В таких ситуациях рефери обычно коротко напоминает, что нельзя нарушать основные правила (бить ниже пояса и по затылку), требует внимательно исполнять команды “Stop” и “Break”. После этого рефери желает удачи в бою и следит за тем, чтобы боксеры пожали друг другу перчатки, как того требуют правила.

Телеканал HBO показал ключевую статистику обоих боксеров. Майк Перез нокаутировал 10 человек в первом раунде, Абдусаламов – 11. Два нокаутера супертяжелого веса сошлись в центре ринга и Соединенных Штатов Америки. Два панчера. Два левши.

На боксерах были надеты 10-унцовые перчатки. Перез вышел в перчатках фирмы “Grant“, особо любимой братьями Кличко, Абдусаламов выбрал мексиканский вариант – “Cleto Reyes“. Мелькнула на канатах реклама “GGG” и “K2 promotion”, и понеслось…

ПЕРВЫЙ РАУНД

Боксеры сразу же “зарубились” за центр ринга. Майк Перез встретил Абдусаламова левым хуком, Магомед ответил атакой в туловище и боксеры сошлись в рубке. Как говорится, нашла коса на камень. Начало боя – очень важный момент, тем более для таких панчеров. Боксеры стремятся подавить соперника волей и мощью ударов, чтобы оставить центр ринга за собой. Кто владеет центром ринга, тот владеет преимуществом. Имеет большее пространство для маневра, тогда как соперник находится в зажатом, неудобном положении.

Боксеры сошлись в обоюдном встречном бою. Шел размен опасными ударами на средней дистанции. В такой рубке важно уберечься от шального удара. Кто-то должен был кого-то “подрубить” в таком лихом размене…

На отметке 2:22 Абдусаламов выбросил свой коронный левый полубоковой-полусвинг. И попал. Именно этим ударом Абдусаламов заканчивал нокаутом большинство своих поединков.

Но Перез – опытный и хитрый боксер. Именно этот удар он видимо и ждал, был готов к нему. Все было отработано до автоматизма. Перез сделал небольшой уклон влево и ударил. Левой на левую. И добавил правым сбоку.

Магомед схватился за левую сторону челюсти и попятился назад. Что-то в этот момент произошло. А ведь не прошло и минуты (!) с начала этого 10-раундового боя.

Перез пошел вперед, поджимая Абдусаламова левой рукой и работая во встречном бою. Кубинец пресекал все атаки соперника. В середине боя Магомед еще раз “наткнулся” на сильный встречный слева. “Мэдисон Сквер Гарден” ахнул.

За 40 секунд до конца первого раунда стало видно, что у Абдусаламова травмирована левая челюсть. Перез, к тому же, стал грешить ударами ниже пояса. Несмотря на свое состояние, Абдусаламов сражался, как настоящий воин. Гонг застал Маго в атаке.

В ПЕРЕРЫВЕ

Тренер Абдусаламова, Джон Дэвид Джексон, указал боксеру на табурет в углу ринга. Маго не спешил садиться. Он нашел себя взглядом на большом экране и стал трогать перчаткой вспухшую челюсть. Было слышно, как он произнес вслух: “Поломал мне что ли?…”

Наконец Абдусаламов присел на табурет в своем углу, не дав Джону Джексону вытащить капу изо рта.

Это был некий звонок для тренера. В этот момент нужно было узнать у боксера, как он себя чувствует, что его беспокоит и быстро принять нужное решение. Если боксер почувствовал возможную травму челюсти, и сказал бы об этом тренеру, “нелишним” было бы подозвать врача, чтобы удостовериться в наличии или отсутствии такой опасности. Напоминаю, было только начало боя. Ничего этого сделано не было.

Джон Дэвид Джексон ничем не обеспокоен и хочет лишь вынуть капу изо рта

ДАВАЙТЕ ПОРАЗМЫШЛЯЕМ

Есть перелом или нет, полностью утвердительно на этот вопрос может ответить только рентген. Однако, квалифицированный врач у ринга может с большой долей вероятности подтвердить или опровергнуть такую опасность. Перелом челюсти в бою с нокаутером чреват большими проблемами. Очередное попадание и с дальнейшей карьерой боксера можно распрощаться. Это как минимум.

Главным в углу Абдусаламова был тренер, Джон Дэвид Джексон. Он обязан был увидеть беспокойство Магомеда. К тому же, Абдусаламов явно сигнализировал, что он травмирован. Но все было мимо… Возможно сказалось то, что тренер в углу был не русскоязычным.

Сразу вспомнился поединок Кличко – Поветкин, когда Александр Поветкин не понимал в перерывах, по утверждению его тренера, Александра Васильевича Зимина, указания вновь прибывшего американского коуча. Наверное, здесь тоже было нечто похожее, только наоборот. Тренер Абдусаламова не понимал и не видел, что происходит с Маго. Или не хотел видеть.

Подозвав врача и убедившись, что боксер травмирован, нужно было принимать решение об остановке боя. Понятное дело, не хотелось. Хочется идти только вперед, к чемпионскому поясу, и без поражений. Но как мы видим, наши желания, это одно, а жизнь – немного другое. Нужно прислушиваться к тем сигналам, что даются нам свыше.

Были еще слухи, что Абдусаламов вышел на ринг со сломанным ребром. Не хотел отменять поединок. Если это так, то это в его характере. Он думал не только о себе, но и о команде, о близких… Но судьба, видимо, была против, чтобы Маго дрался с Перезом.

Бесспорно, тяжело принимать решения об остановке боя, но это жизненно необходимо. Необходимо для здоровья боксера. Каким должно было быть решение в такой ситуации? При наличии травмы челюсти, мне кажется, можно было дать Абдусаламову один раунд для возможной попытки досрочного завершения боя. Если бы он это сделать не смог за второй раунд, тогда следовало смело остановить бой.

Так почему Джон Дэвид Джексон даже не подозвал врача? Это остается загадкой.

ВТОРОЙ РАУНД

С первых секунд второго раунда Маго пошел в атаку, бросаясь на Переза, который больше уклонялся и работал во вторым номером. Несколько раз Абдусаламову удалось попасть, хотя Перез выбросил больше ударов. Магомед попадал ударами средней тяжести. От сильнейших ударов, от которых соперники падали на настил ринга, Перез успевал уйти. Их было видно. В целом, второй раунд можно было отдать Абдусаламову из-за его активности и более точного попадания. Перез второй раунд отработал вторым номером, как бы отдыхая.

В перерыве Джон Дэвид Джексон ободряюще похлопал Абдусаламова по травмированной щеке (!). Тренер до сих пор не видел, что у Абдусаламова травма? Или это было сделано в горячке столь важного поединка? Маго болезненно поморщился.

ТРЕТИЙ РАУНД

Маго снова идет вперед, Майк Перез пятится и “встречает”. Кубинец бьет ниже “ватерлинии”. Рефери Бенджи Эстевес останавливает бой и делает замечание кубинскому боксеру за удар ниже пояса.

Магомед прижимает Переза к канатам и попадает слева в подбородок. Эх, здесь бы усилиться… По лицу Переза пробегает ухмылка. Боксеры обмениваются ударами. У Переза получается правый хук, у Абдусаламова правый и левый апперкоты.

К концу раунда Перез переходит в атаку и прижимает Маго к канатам. Абдусаламов легко уходит от Переза и бой продолжается в центре ринга. Здесь происходит размен сильнейшими ударами. Никто не хочет уступать. В целом, тяжелый раунд для обоих боксеров.

В перерыве телекамеры показывают, что на боксерском матче присутствует Владимир Кличко со своей невестой Хайден Пенеттьере.

Хайден Пенеттьере и Владимир Кличко

ЧЕТВЕРТЫЙ РАУНД

Абдусаламов снова идет вперед. Перез его вытягивает на себя, проваливает и контратакует. В середине раунда Маго попадает более часто, но в конце пропускает несколько необязательных ударов. В целом, идет равный, обоюдоострый бой.

В ПЕРЕРЫВЕ

В перерыве стало более заметно, что у Магомеда Абдусаламова левая часть лица ощутимо опухла. Где врач?..

ПЯТЫЙ РАУНД

Перез “устал” работать вторым номером и перешел к более активным действиям. В одном из эпизодов Маго пропускает длинный правый хук, точно по травмированному участку лица. Затем еще раз. Но Магомед идет вперед, на соперника. Перез показывает ему свой язык, видимо хочет убедить, что он неуязвим перед ударами Маго.

В целом, к пятому раунду соперники уже изрядно устали, выбрасывая в основном одиночные панчи. Раунд закончен. Табло “Мэдисон Сквер Гарден” показывает готового к бою Геннадия “GGG” Головкина, уже надевшего боевые перчатки марки “Grant”. Аудитория “Мэдисон” приходит в восторг. Но все эти зрители еще не знают, чем закончится текущий бой…

Камера HBO находит в зрительском зале любимчика россиян, Сергея Ковалева, пришедшего поболеть за Абдусаламова. Ковалев приветствует телезрителей.

Тем временем, опухшая левая сторона лица Абдусаламова прибрела форму половинки теннисного мяча…

РАУНД ШЕСТОЙ

В начале шестого Майк Перез наносит пару точных двоек. Магомед мужественно идет вперед и атакует. Перез снова демонстративно показывает свой язык. Затем наносит пару чувствительных ударов. И снова Абдусаламов идет вперед. Перес пятится назад, “вытягивая” Маго на себя. Классика бокса: “вытянул” на себя, “провалил” и ответил. Или “встретил” ударом вразрез.

Магомед огрызается, но неожиданно нарывается на встречный правый хук Переза. Затем кубинец снова бьет ниже линии пояса. Маго идет вперед с опухшим лицом. Это уже становится слишком заметно.

Майк Перез, на “ближней”, отталкивает Абдусаламова плечом в подбородок, и тут же получает замечание от внимательного рефери. Перез тут же проводит сильный удар слева. Затем еще один. Потом хук справа. Магомед идет вперед, как железная машина, но пропускает все больше.

В ПЕРЕРЫВЕ

В перерыве между шестым и седьмым Магомед Абдусаламов снова садится на табурет не сразу. Он обращается к свои секундантам, показывая, что с его челюстью что-то не то. И снова никакой реакции! Тренер Джон Дэвид Джексон дает указания по бою, не замечая состояния Абдусаламова. Одним словом, – иди и умри?

НЕБОЛЬШОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Здесь мне хотелось бы напомнить фразу известного журналиста, Александра Беленького, что “Боксеров надо спасать от их собственного мужества…” Трудно с этим не согласиться. Иногда боксеров действительно нужно спасать. Для этого нужно знать боксера и понимать, что у него творится в душе во время боя.

Профессиональный боксер – это сгусток энергии, решимости и воли. Про тренированность такого боксера и говорить нечего. Каждый день, каждый свой шаг он подчиняет одной цели – победить в следующем бою. Победить любой ценой и вопреки всему, вопреки всем препятствиям на его пути. Мужество такого человека иногда запредельно.

Воин, коим и является настоящий профессиональный боксер, не может просто так взять и сдаться. Такая команда просто не заложена в коре его головного мозга. Максимум на что он способен, это как-то сигнализировать своей команде, что есть какие-то проблемы и указать на них.

Что делать далее, должен решать “угол”, то есть главный человек в углу – тренер боксера. Именно он должен принять на себя ответственность за решение по любому вопросу во время поединка. Хотя есть еще и менеджер, и промоутер боксера, которые тоже, как бы, не слепые, и могут повлиять на решения в “углу” ринга.

Поэтому, наиважнейшей частью успешного продвижения боксера, без ненужных (!) травм, является наличие КВАЛИФИЦИРОВАННОЙ команды. В углу должен быть хотя бы один ВМЕНЯЕМЫЙ человек, который разбирается во всех ньюансах не только текущего боя, но и умеющий мыслить глобально. Здесь имеется ввиду развитие карьеры и охрана здоровья боксера. В “углу” боксера должен быть человек, умеющий быстро анализировать и прогнозировать ситуацию, и имеющий право действовать самым решительным образом!

Случайные люди в углу ринга, в виде неквалифицированных тренеров, родственников и прочих – есть упущение всей команды боксера в целом. Нокауты и травмы из-за таких “оплошностей” могут дорого обойтись…

РАУНД СЕДЬМОЙ

В начале раунда Майк Перез неожиданно промахивается правым боковым и отходит к канатам. Абдусаламов пользуется моментом и начинает наносить удары по сопернику. Зал оживляется, требуя крови и зрелищ. Однако в ударах Маго уже нет той силы…

Перез не отходит от канатов, хотя мог бы, и наносит неожиданный удар слева по подбородку Абдусаламова. Зал ахает. Теперь уже Перез идет в наступление. У канатов Перез снова наносит апперкот ниже пояса. Зал снова ахает.

Магомед пропускает все больше и больше. Его лицо уже стало совсем оплывшим от пропущенных ударов. Но он сражается. Перез же снова показывает ему язык. Кажется, что если кубинец сейчас предпримет “спурт” (Прим. – Спурт – резкое увеличение скоростного темпа в боксе), то бой может закончиться нокаутом. Настолько усталым выглядит Абдусаламов, лицо которого похоже на опухшую маску.

Но Маго – это Маго! Он идет вперед и попадает встречным хуком справа. Зал ахает снова, смакуя силовые удары. Майк Перез пропускает и вновь показывает язык. Маго атакует и попадает справа, наказывая кубинца за наглость. До конца седьмого раунда 30 секунд и компьютер показывает, что в этом раунде Абдусаламов нанес 16 точных ударов, а Перез – 33. К концу раунда лицо Маго выглядит, как кровавое месиво. Его волевым качествам не перестаешь удивляться и, честно сказать, уже тяжело становится смотреть на это мужество российского боксера.

В ПЕРЕРЫВЕ МЕЖДУ СЕДЬМЫМ И ВОСЬМЫМ

В перерыве было видно, что Абусаламов получил серьезное рассечение под левой бровью.

ВОСЬМОЙ РАУНД

Могучий Маго встает и снова идет навстречу свое судьбе. И тут происходит невероятное! Зрители начинают скандировать: Маго! Маго! Маго! Они видели мужество Магомеда и понимали, что он сейчас делает что-то невозможное! Маго, в их глазах, уже был героем. И это уже было независимо от результата. Результат этого боя уже никому в зале был не нужен. Кроме Переза, конечно.

Майк Перез усилился, выбрасывая удары, но никак не мог сломить сопротивление Магомеда. В тот день НИКТО не мог сломить сопротивление Маго. Никто не мог его сломать. Магомед дрался с Перезом не взывая о помощи, дрался, можно сказать, насмерть. Дрался так, как дерутся за свою честь, за семью, за Родину… Так дерутся, когда отступать уже, собственно, некуда.

Удивительно, но в конце восьмого раунда Абдусаламов смог найти в себе силы, чтобы усилиться и обрушить удары на Майка Переза! Затем прозвучал гонг и Маго безразличным шагом направился в свой угол…

Компьютер показал, что за восемь раундов Абдусаламов выбросил 541 удар, из которых попал по цели 207. Перез выбросил 655 и 245 ударов достигли своей цели.

Майк Перез показывает язык Абдусаламову

ДЕВЯТЫЙ РАУНД

Магомед решительно начинает атаку, приободренный в своем углу, где ему напомнили, что осталось всего два раунда. Ему удаются несколько попаданий подряд правой рукой. Перез пытается огрызнуться и… снова бьет точным ударом ниже пояса! Рефери Бенджи Эстевес останавливает поединок и снимает одно очко с кубинца за удар ниже пояса. Майк Перез поднимает вверх левую руку в знак признания нарушения.

Отчитав Переза, рефери Бенджи Эстевес спрашивает Абдусаламова: “Ты в порядке?” и произносит: “Let’s go! (Поехали!)”

Магомед отлично проводит конец первой минуты девятого раунда нанося точные удары Майку Перезу. Но он вынужден пятиться, так как Перез, пропустив, пошел в решительную атаку. Удачно встретив, Маго снова пропускает ощутимый левый панч Переза.

На последней минуте Абдусаламов снова попадает несколькими ударами, на что кубинец отвечает традиционным показыванием языка. В ответ Маго выбрасывает джеб. Язык Переза исчезает.

Перез вновь идет вперед и натыкается на левый хук Маго. Это его не останавливает и кубинец снова атакует, и натыкается на впечатляющую двойку Маго: правый хук – левый прямой. Точно в цель! Комментатор HBO вскрикивает: “Oh My God! (О, боже мой!)”.

Перез упрямо идет реваншироваться, но пропускает и пропускает. Концовка девятого раунда полностью за Маго! Зрители апплодируют.

В ПЕРЕРЫВЕ

Секундант: “Мага, если мы не атакуем, мы проигрываем бой.” Магомед Абдусаламов: “Я знаю…”

В углу Майка Переза советуют держать руки у головы и напоминают, что сейчас будет последний раунд.

Магомед Абдусаламов перед последним раундом боя

ПОСЛЕДНИЙ РАУНД БОЯ

Магомед идет вперед, поджимает Переза у канатов и наносит точные удары. Кубинец отвечает ударом слева. Перез идет вперед, но Маго встречает двумя точными двойками. Кубинец “давит” и попадает. Маго огрызается и тут, вдруг, нарывается на сильнейший удар справа… Удар пришелся как раз в травмированный участок. Магомеда откидывает в сторону. “Мэдисон Сквер Гарден” ахает.

Маго, на “автомате” гнет голову вниз, убирая ее с “прицела” кубинца, который безжалостно преследует россиянина. В зале творится невообразимое. Повидавший многое, “Мэдисон Сквер Гарден”, в шоке от происходящего в ринге. Чувствуется, что зрители сопереживают состоянию Маго и восхищены его мужеством…

Майк Перез тоже устал. Он не может найти в себе силы избить и нокаутировать упрямого Маго. Не может и все. Не осталось в нем таких сил. Это как у Лермонтова: “…Рука бойцов колоть устала, И ядрам пролетать мешала Гора кровавых тел.”

За 20 секунд до окончания поединка Перез вновь попадает ударом слева у канатов. Рефери разводит бойцов. Затем опять следует попадание слева. Маго отвечает размашистым ударом справа.

Последнюю точку в этом бою ставит именно Абдусламов, попадая дальним ударом слева в голову Переза. Кубинец отвечает, но не дотягивается. Бойня окончена.

Маго идет в свой угол, чуть прихрамывая и качая головой. Джон Дэвид Джексон вынимает зеленую капу, а в углу Переза празднуют победу.

Удивительно, что оба боксера закончили этот бой на ногах, даже не побывав при этом в нокдаунах. Напоминаю, на ринге встречались два чистых нокаутера супертяжелого веса.

Магомед в углу улыбается и посылает кому-то воздушный поцелуй. Он рад, что выстоял до конца и не сдался.

Счет судейских записок: Julie Lederman 92-97, John Stewart 94-95 и Don Trella 92-97. Кажется, что Баффер нехотя и сдержанно объявляет победителя. Баффер знает, кто герой этого боя. Майк Перез поднимает руку, и обнимает Абдусаламова, благодаря за поединок.

Статистика показывает, что Перез выбросил 812 ударов, из которых донес до цели 312. Абдусаламов соответственно 662 и 248. Силовых ударов было выброшено кубинцем 372 и дошел до цели 171. Магомед Абдусаламов выбросил 397 панчей из которых попал 185.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В мировых новостях бокса за этот и последующие дни значилась только одна фамилия – Абдусаламов….

Процитируем сухие факты Википедии:

“Спустя несколько часов после боя Магомед Абдусаламов пожаловался на сильную головную боль и головокружение. Введен в состояние искусственной комы для того, чтобы избежать возможных повреждений головного мозга от образования тромба.
6 ноября 2013 года стало известно что Абдусаламов перенёс инсульт, пребывая в искусственной коме в медицинском центре имени Рузвельта в Нью-Йорке. Абдусаламову была сделана операция по удалению сгустка крови из головного мозга, а также ему удалили часть черепа, чтобы спал отёк мозга.

Кроме того, сообщается, что семья 32-летнего боксёра, заработавшего в том бою 40 тысяч долларов, столкнулась с ошеломляющими счетами за лечение Магомеда. Сэмпсоном Левковичем, промоутером российского боксёра, вместе с промоутерами Леоном Маргулисом и Лу ДиБеллой был создан фонд для пожертвований и сбора средств, чтобы облегчить финансовое бремя, выпавшее на долю семьи Абдусаламова.

Желание помочь Абдусаламову лично выразили чемпионы мира по боксу братья Кличко, Руслан Проводников, Султан Ибрагимов, Хабиб Аллахвердиев, Серхио Мартинес, промоутеры Леон Маргулес, Лу ДиБелла, американский телеканал HBO, боксёрская организация WBC и другие. (Прим.- Добавим, что еще и Александр Поветкин, Денис Лебедев, а также организатор боя Кличко – Поветкин, бизнесмен Андрей Рябинский)

22 ноября Абдусаламов вышел из комы, в которой он находился почти три недели. Однако через несколько часов был вновь подключен к аппарату жизнеобеспечения и введен в состояние искусственной комы. 6 декабря Абдусаламов во второй раз вышел из коматозного состояния и стал дышать самостоятельно. 10 декабря его перевели из отделения реанимации в обычную палату.

11 декабря Супервайзер WBC, председатель организации World Boxing Сares, Джилл Даймонд, наградила Абдусаламова медалью чемпиона WBC. Джилл Даймонд сказала: “Для WBC Магомед был и навсегда останется настоящим чемпионом. Он не сдался в бою, и он не сдался после боя. Надеюсь, он вскоре опять сможет по праву занять место среди героев, на этот раз за пределами ринга. За его смелость и мужество, за его страсть и любовь к боксу президент WBC Хосе Сулейман и Всемирный Боксерский Совет (WBC) награждают его медалью чемпиона WBC. Мы молимся за его выздоровление и выражаем поддержку и уважение его семье.”

В КАЧЕСТВЕ ПОСЛЕСЛОВИЯ

Магомед Абдусаламов. Сразу же после боя с Перезом.

“В первом раунде я нанес удар левой в голову Переса и повредил руку. До самого конца поединка я не мог толком сжать руку в кулак и действовать ею так, как хотелось. Но мне остается признать поражение. Мой соперник – настоящий чемпион.”

Продолжение: Последний бой Магомеда Абдусаламова (Часть вторая)

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИКОВ, AKBOXING.RU

Майк Перез – Магомед Абдусаламов (видео)

Неизвестные факты о трагедии Магомеда Абдусаламова

Семья российского тяжеловеса Магомеда Абдусаламова, получившего тяжелую черепно-мозговую травму в поединке с Майком Пересом, обратилась с документами в суд. Родные боксера обвиняют атлетическую комиссию штата Нью-Йорк в халатности и врачебной ошибке и требуют взыскать компенсацию со штата в размере 100 млн. долларов.

Напомним, в ноябре Абдусаламов встречался на ринге с Майком Пересом, которому уступил единогласным решением судей по итогам 10-и раундов. В том бою российский боксер пропустил 312 точных ударов. После боя боксеру провели экстренную операцию на мозге, для удаления образовавшегося в нем большого сгустка крови. Абдусаламов находился в коме в течении нескольких недель, сейчас же боксер находится в реабилитационном учреждении, где показал незначительную активность и в состоянии реагировать на простые команды, однако до сих пор остается прикованным к постели и, по словам врачей, возможно он никогда не сможет ходить и говорить. Находясь в раздевалке после боя, Абдусаламов, который во время поединка получил перелом верхней челюсти и руки, сказал врачу Нью-Йоркской атлетической комиссии о том, что у него очень болит голова. Врачи провели несколько простых неврологических тестов, поставив диагноз-перелом носа и порекомендовав боксеру показаться врачу, сразу после возвращения во Флориду. Но ни комиссия, ни врачи не знали, что в какой-то момент в головном мозгу Абдусаламова началось кровотечение, которое наверняка бы убило боксера, если бы не оказанная медицинская помощь.

Инспектор атлетической комиссии Мэтт Фарраго, назначенный наблюдателем Абдусаламова в тот вечер, рассказал, что после того, как врачи проверили боксера и покинули раздевалку, он заметил следы крови в анализах мочи Абдусаламова, что могло быть признаком внутреннего кровотечения. Фарраго, который был профессиональным боксёром в течении 8 лет, посоветовал команде российского боксера доставить его на такси в госпиталь. Но анонимный источник, который находился на арене MGM в тот вечер, сообщил, что на месте дежурили 2 машины скорой помощи, но комиссия врачей не вызвала ни одной из них для российского боксера. В начале ноября, действуя по просьбе Нью-Йоркского государственного секретаря, осуществляющего надзор за атлетической комиссией, генеральный государственный инспектор начал расследование самого боя и событий, происходивших после него в тот самый вечер. Дата окончания расследования так и не была озвучена. Председатель атлетической комиссии Мелвина Латан, главный медицинский советник доктор Барри Джордан и рефери Бенджи Эстевес-младший, которые находились в зоне ринга в тот вечер, отказались от комментариев по этому поводу.

Пол Эдельштейн, адвокат жены и детей Абдусаламова заявил, что в ближайшее время собирается подавать иск против комиссии врачей и других участников данного инцидента. Как показывает практика, уже не раз встречались случаи, когда государство помогало урегулировать подобные конфликты в пользу родственников тех, кто перенес трагедию на ринге, рассказал Эдельштейн. Вдова Бетхэйвена Скоттланда, который умер от полученных в 2001-м году травм в бою с Джоджем Джонсом, подала в суд, ссылаясь на то, что мужу не было выдано разрешение на поединок и бой требовалось остановить до того, как травмы стали смертельными. Спустя 11 лет после инцидента, вдове было выплачено 150,000 долларов.

Эдельштейн подал в суд уведомление о расходах на лечение Абдусаламова, которые стали результатом «неоправданного и жестокого избиения» и «ненадлежащей, несвоевременной и неадекватной медицинской помощи и обслуживания».

«Это была настоящая война. Парни отдали все свои силы и показали все, на что способны», — поделился мыслями о том поединке Джон Дэвид Джексон, тренер Магомеда Абдусаламова.

Набожный мусульманин из российской республики Дагестан, Магомед Абдусаламов являлся чемпионом Соединенных Штатов по версии WBC и, на момент поединка с Пересом, имел рекорд из 18-и побед, каждая из который была одержана нокаутом в 5-ом раунде или раньше. Российский боксер входил в число основных претендентов на титул в супертяжелом весе, и наверняка получил бы этот бой вскоре, однако раньше ему не приходилось драться с соперниками калибра Переса. Как заявил менеджер боксера Борис Гринберг, для Магомеда это был главный поединок в карьере. В первом раунде поединка, Майк Перес нанес удар левым предплечьем в лицо Абдусаламова, это давало судье все основания остановить поединок из-за запрещенного удара, однако находившийся за спиной российского боксера рефери не счел этот момент достойным своего внимания. Несмотря на то, что никто из угла Абдусаламова не протестовал по поводу этого инцидента и не обращался за помощью к доктору, в конце первого раунда Магомед взглянул на свое лицо на большом экране и спросил у своей команды, не сломан ли у него нос.

По ходу поединка Абдусаламову становилось все сложнее дышать, а левая сторона лица сильно опухла и была повреждена. Его левый глаз был полузакрыт из-за повреждений, и кровь от рассечения над ним только ухудшала обзор. Несмотря на все тяжелейшие удары и весь ущерб, который оба боксера получили в этом бою, в нем так и не произошло ни одного нокдауна. Тренер боксера, Джон Дэвид Джексон, который в последствии заявил, что хотел остановить бой еще после 7-го раунда. Причиной служили полученные боксером повреждения, однако ни сам Магомед не чувствовал себя в опасности, ни врачи не давали никаких подобных заключений. Немногим позже, в 9-ом раунде поединка, Магомеду даже удался маленький подвиг, в этом раунде он смотрелся убедительнее своего соперника.

Джексон так же заявил, что на протяжении всего поединка в углу российского боксера не хватало взаимопонимания. Магомед общался лишь со своим братом на русском языке, а Гринберг был пассивен и далеко не всегда переводил боксеру то, что говорил тренер. Это помешало Джексону узнать о состоянии здоровья своего подопечного. Крис Джей, друг Абдусаламова, который помог ему выучить английский на базовом уровне, заявил, что трудности в углу были обусловлены гордостью и независимостью боксера.

«Ему не раз случалось пропускать мимо ушей слова в своем углу. Он делал то, что хотел делать», — заявил Джей.

«Никто из медиков в тот вечер так и не сделал ни намека на то, что я должен был остановить поединок. Малыш так сильно хотел драться, что я до конца надеялся на его победу», — заявил тренер Джексон.

Брат Магомеда Абдусаламова рассказал о том, что лишь после боя они узнали, что Магомед повредил руку в первом раунде.

«В первом раунде, я нанес удар с левой в голову Переса, после чего не мог даже сжать свой кулак, что помешало мне работать левой так, как мне хотелось. Но чемпион остается чемпионом и он провел сегодня отличный бой», — сказал Абдусаламов в интервью после боя.

Когда врачи находились в раздевалке, промоутер и тренер Абдусаламова настаивали на том, чтобы боксера отвезли в госпиталь, так как тот жаловался на сильную головную боль. Врачи провели неврологический тест Кинга-Девика, который боксер уже проходил за день до поединка, где требовалось прочесть ряд чисел.

«Он сделал пару ошибок, но довольно внятно назвал все цифры и сделал это довольно быстро. Я был очень впечатлен», — рассказал Гринберг-младший, который находился с боксером во время тестов.

Однако, тренер Джексон с недоверием относился к проводимому тесту и протестовал против него, даже покинув на некоторое время помещение.

«Какого черта произошло? Его должны были доставить в больницу, а лишь по прибытии туда проводить тесты. У нас было время, которое было потрачено впустую, потому что они не сделали того, о чем я просил, хотя он не раз говорил о своей головной боли», — заявил Джексон.

Осмотрев лицо Абдусаламова, доктора констатировали перелом носа, а также зашили рассечение и посоветовали посетить врача через пару дней, а затем снять швы через неделю.

«Казалось, что все идет по протоколу. Все необходимые шаги, которые в той ситуации увидели врачи — были предприняты», — заявил инспектор атлетической комиссии Фарраго.

После того, как боксер был осмотрен и врачи ушли из раздевалки, Фарраго все еще должен был провести тесты мочи Абдусаламова, который, к слову, тогда испытывал трудности с мочеиспусканием. Только после того, как Магомед принял душ, эти тесты были проведены. Как только Фарраго нашел следы крови в моче, он тут же посоветовал команде боксера взять такси и направиться в ближайший госпиталь.

«Я должен защищать то, что было сделано, так как он ни разу не показал признаков серьезной черепно-мозговой травмы. Конечно, у него были травмы, которые требовали скорой помощи, но никто и не догадывался о кровотечении в мозге. Мог бы я что нибудь изменить тогда? Конечно… Если бы я знал больше», — заявил Фарраго.

После того, как врачи осмотрели Магомеда, его промоутер Сэмпсон Левковиц вернулся на арену, чтобы наблюдать за другими поединками того боксерского вечера. Тогда Гринберг сообщил ему о том, что Абдусаламову требуется скорая помощь, Левковиц обратился к председателю комиссии о предоставлении боксеру машины скорой помощи, однако председатель комиссии даже не сдвинулся с места и не сделал никаких шагов для того, чтобы оказать помочь в данной ситуации. Как рассказывает брат боксера, уже тогда Абдусаламову понадобилась помощь чтобы одеться и покинуть раздевалку.

«Он был не в состоянии адекватно мыслить. Он был на грани беспамятства и продолжать твердить мне «Я уйду, я уйду»,- рассказал брат боксера.

Когда братья, их отец и Гринберг-младший вышли на улицу, где их уже ждал Гринберг-старший с женой, Гринберг-младший оставил всех на обочине и пошел ловить такси, он даже обращался за помощью к полицейскому, но все было безуспешно. Чтобы найти свободной такси в тот вечер, им потребовалось порядка 20 минут. По прибытию в госпиталь, им заявили, что им придется дождаться очереди, так как перед ними уже есть люди. Во время ожидания, Магомед попросил прилечь, затем у него начались сухие позывы на рвоту.

«Лишь после того, как я начал ругаться, охранник увидел что происходит с Магомедом, тогда он сказал что нам лучше выйти на улицу и позвонить в 911 оттуда, потому что тогда они сразу окажут медицинскую помощь и ждать нам не придется»,- заявил Гринберг-младший.

Гринберг-младший заявляет, что оставил Абдусаламова с братом в зале ожидания и вышел на улицу, чтобы позвонить в 911 со своего телефона. По данным департамента полиции, звонок в 911 поступил в 12:16 утра и длился около пяти минут. Когда он вернулся в зал, то увидел, что отец Абдусаламова, который прибыл на другом такси, уже добился внимания врачей к своему сыну. Как свидетельствуют данные больницы, Магомед был зарегистрирован в 12:31 утра. Гринберг-младший рассказал, что по ходу осмотра врачами, Магомед становился все менее восприимчив к происходящему вокруг.

«Он прилагал массу усилий для того, чтобы сказать хотя бы пару слов. Это была очень тяжелая ситуация», — заявил Гринберг-младший.

«Исходя из начальных результатов компьютерной томографии, степень повреждения его мозга на момент поступления в госпиталь уже ставила под сомнение его жизнь. Тогда мы не знали, сможем ли мы спасти его», — заявил доктор Сваруп.

Сканирование, проведенное в 12:50 утра, обнаружило большой сгусток крови в левом полушарии мозга Абдусаламова, который давил на череп, после чего боксер был доставлен в операционную. Врачи начали операцию в 13:33 по местному времени, сняв часть черепа с левой стороны, для того, чтобы ослабить давление, удалили тромб, а затем начали терапию для уменьшения отека мозга. Однако, из-за давления которое оказывалось на мозг и полученных ударов, повреждения были слишком серьезные.

«Мы спасли все, что могли, но нам не удастся сделать его таким же, каким он был раньше. Он молод и скорее всего многие функции мозга еще вернуться, но нам трудно сказать насколько он сможет восстановится», — заявил доктор Сваруп.

В канун рождества, Абдусаламов был перемещен в реабилитационный центр в пригороде Нью-Йорка, где он провел все это время, за исключением возврата в госпиталь, для проведения процедуры по замене удаленной части черепа.

«Магомед был смешным, открытым парнем, с великолепным духом. Он был очень светлым и позитивным, а не просто угрюмым бойцом из России. Это будет большим прискорбием, если люди никогда так и не узнают его с этой стороны — это трагедия на всех уровнях», — заявил Крис Джей, друг Магомеда Абдусаламова.

Напоследок, предлагаем посмотреть интервью Магомеда Абдусаламова о жизни, боксе и многом другом от 13 апреля 2013 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *