Лео Андрей сделай что сможешь 2

Сделай, что сможешь

hide Table of Contents

  1. Лео Андрей Васильевич Сделай, что сможешь 1
  2. Глава 1
  3. Глава 2
  4. Глава 3
  5. Глава 4
  6. Глава 5
  7. Глава 6
  8. Глава 7
  9. Глава 8
  10. Глава 9
  11. Глава 10
  12. Глава 11
  13. Глава 12
  14. Глава 13
  15. Глава 14
  16. Глава 15
  17. Глава 16
  18. Глава 17
  19. Глава 18
  20. Глава 19
  21. Глава 20
  22. Глава 21
  23. Глава 22
  24. Глава 23
  25. Иллюстрации
  26. Канский округ
  27. Тополь-тайник
  28. Тополь-тайник. Крона
  29. Вид утром с тополя
  30. Неужели золото?
  31. Вот так моют золотишко
  32. Намытое золото
  33. Река Кан
  34. Это не паром, но очень похож
  35. Канск — московская улица
  36. Канск — базарная площадь
  37. Базар Канска
  38. Канск, Спасский собор
  39. Револьвер Адамс образца 1867 года
  40. Револьвер системы Лефорше, калибр 7 мм
  41. Вот такой он шпилечный патрон
  42. Зарядка шпилечного револьвера
  43. Пулелейка
  44. Девочки-крестьянки
  45. Деревенские подростки
  46. Ангарский охотник с собакой
  47. Пожилые крестьяне Мишкиной деревни
  48. Почтовая станция
  49. Путешествие по Сибири на санях
  50. Гостиница в Красноярске
  51. Жилые и служебные помещения губернатора Красноярска
  52. Красноярск, Воскресенская улица
  53. Красноярск, Театральная улица
  54. Красноярск, общий вид с каланчи
  55. Красноярск, Покровская церковь
  56. Красноярск, общий вид на гостиный двор
  57. Красноярск, общий вид на Благовещенскую церковь
  58. Красноярск, общий вид с кладбища
  59. Вид на Красноярск с Енисея
  60. Катание на масленицу. Ф. В. Сычков, 1911
  61. А это уже начало 20-го века, но катались так же
  62. Масленица. П. Н. Грузинский, 1889.
  63. Масленица, С. Крылов
  64. Взятие снежного городка. Суриков В. И.
  65. Ледоход на Енисее
  66. Биола-Ласлей

Сделай что сможешь 2 

Глава 1

День сегодня обещает быть жарким. Я открыл окно и выглянул во двор. Солнце только-только взошло. Налетевший утренний ветерок растрепал волосы. Э-эх… захотелось потянуться до хруста в позвоночнике. А жить-то хо-ро-шо!!!

Со стороны возводимой четырёхэтажки раздаются бодрые команды: народ приступает к работе ещё затемно, иначе до зимы не успеть. Бросил туда взгляд. Медленно, но верно за частоколом опорных столбов начинают вырисовываться контуры стен первого этажа. Память сразу решила подпортить впечатление от прекрасного утра, напомнив про нерешённые вопросы с трубами отопления. Послал её подальше, чтоб не мешала любоваться началом нового дня.

На крыльцо выбежал Мухтар, сел и стал по-хозяйски осматривать подведомственную территорию. Через минуту следом выкатилась парочка меховых комков и напала на его мотающийся из стороны в сторону хвост. Щенки… вот кому без забот живётся. Лопают вдоволь и быстро растут, развлекаются по мере сил и купаются во всеобщем внимании. Правда, «приёмные родители» вроде бы взялись за их воспитание, причём забавно так: у каждого сосунка свой наставник. Коза единственную девчонку натаскивает, Мухтар — пацана поумнее, а Иртышу достался пентюх, на него похожий, постоянно возле конуры шастает, а бывает, и спит там. При этом в характере самого Иртыша произошли заметные изменения к лучшему. Он уже не смотрится таким дурнем, как раньше. Не-е… что вы, что вы! Нынче он солидный пёс, обучающий молодое поколение навыкам охраны двора. И всё то, что недавно Мухтар с Ферей ему с трудом вдалбливали, он выдаёт за собственные «боевые» наработки.

О… Софа вышла, порядок среди женского персонала наводит. За ежедневными хлопотами старается скрыть тревогу. Ей последнее время можно лишь посочувствовать. Граф с поручиком побыли три дня в Красноярске, взбаламутили нам жизнь и умчались в сторону китайской границы. Что делать, служба есть служба, а наша красавица теперь снова ждёт и переживает за суженого. В голове опять понеслись воспоминания. Скованная атмосфера первого вечера с офицерами в нашем доме: молчаливые знахарка и граф, ничего не понимающие соседи и я, как тамада на свадьбе, старающийся своим красноречием скрасить неловкую ситуацию. Хорошо хоть потом поручик подключился с рассказами о столичной жизни.

А эта странная беседа с графом на следующий день. Не поленился ведь, приехал с напарником ко мне в мастерскую, осмотрел всё, а затем:

— Александр, я прошу у Вас руки Софьи Марковны.

Первую минуту я просто стоял и хлопал глазами. С какого бодуна они ко мне-то с такой дурацкой просьбой обращаются? Это босс мой опекун, а не я её.

— Простите, граф, я не совсем понимаю причину, по которой вы просите руки уважаемой Софьи Марковны у меня.

— Это желание Софи… извините, Софьи Марковны. Вы старший мужчина в доме.

Охренеть… Софи, значит… У босса крыша от любовной эйфории поехала, однозначно. Ну Софочка, я тебе дома устрою разбор полётов! Тоже мне, старшего мужчину нашла! Издевательство, в натуре, — и надо мной, и над графом. А ребята стоят хмурые, напряжённо ждут ответа. Могу их понять: приходится просить какого-то молокососа о долгожданном единении двух любящих сердец. Вдруг откажет, что тогда?

Мда… сразу ясно: нечто дружеское вроде «да забирайте вы эту Кемску волость» тут не прокатит. Постарался подойти к ответу со стороны политической.

— Граф, я надеюсь, вы осознаёте: на этот брак вам предстоит получить разрешение его императорского величества?

— Безусловно. И поверьте, задержки с разрешением не предвидится.

Ага, выходит, есть у него козырь в рукаве при разговоре с царём. Отлично, а то я опасался, что Софе уготована жизнь внебрачной сожительницы.

— Думаю, вы представляете и реакцию петербургского beau monde’a. Que dira le monde? (Что скажет общество?)

Ох как гордо он вскинул подбородок!

— В этом вопросе меня мало заботит реакция высшего света.

Хм… уважаю… Ответ настоящего мужчины. Тогда флаг тебе в руки, граф, я обеими руками за ваше совместное будущее. Только вот…

— Приятно это слышать. Вижу, Софья Марковна будет под надёжной защитой. И я конечно же с удовольствием пожелаю вам общего счастья. Но…

Слегка расслабившиеся лица вновь хмурятся.

— Я также знаю, что послезавтра вам выступать в дорогу, и кто знает, какие опасности могут на ней поджидать. Не лучше ли заняться решением этого вопроса после вашего возвращения?

Граф понимающе кивнул, соглашаясь.

— Могу ли я надеяться на освобождение Софьи Марковны от любых обязательств к ноябрю?

Во блин, спросил! Какие у неё имеются обязательства? Или он считает, «старший мужчина в доме» её здесь эксплуатирует в роли заведующей косметсалоном?

— Что вы имеете в виду?

— В первую очередь опекунство: я полагаю, трудностей со сменой опекуна у вас не возникнет. А во-вторых, работу в салоне, разумеется.

— С опекунством проблем не будет, а по работе поговорите с самой Софьей Марковной. Салон её собственность.

Ха… какие лица у них ошарашенные! Да, ребята, Софа — человек не бедный и вполне самостоятельный. И я ей сегодня точно головомойку устрою. Выставила меня перед людьми, понимаешь ли, тираном каким-то.

На обед по приглашению Валерия Яковлевича поехали к соседям. По сути, звали лишь офицеров, а мы с боссом и Машулей и так последние два месяца в обеденное время там кушаем. Дома-то негде: гостиная оккупирована женским дворянским табором, а остальные подходящие помещения заняты постоянно увеличивающимся персоналом салона. Им тоже где-то питаться надо.

На этот раз Софа с графом за столом выглядели «живее всех живых», оба шутили без умолку, но свой «маленький секрет» не выдавали. Я тоже не стал заострять на нём внимание. Потом перебрались к нам. Я имел неосторожность заглянуть в гостиную и тут же был «наказан» дамским обществом на пять песен. Присутствие свежих столичных кавалеров слегка смягчило мою участь, но полностью от «наказания» не избавило. В общем, на пару с поручиком мы выдали полноценный концерт. Подозреваю, ему это было в радость, если судить по сверкающим глазам и растопорщенным усам.

К ужину заявилось высокое начальство в лице самого губернатора с супругой и пожурило графа за то, что он не приехал к ним на обед. Пришлось для погашения конфликта выставлять спиртное и закуски. Вечерок пролетел незаметно.

А на следующий день ко мне перед обедом примчался всклокоченный поручик — просить руки старшего косметолога Светланы. Хотелось воскликнуть, как тому волку из мультика: «Шо, опять?!». Чёрт возьми, эти-то когда состыковаться умудрились?! Утром видел Светика, ничего не предвещало свадебного переполоха. На мой вопрос какого хрена снова у меня разрешения спрашивают ответ был тот же: я старший мужчина в доме. Твою меть! Ну девушки, это уже слишком! У неё есть мать. Вот и вперёд, к ней на поклон. Что? Она жаждет именно моего веского слова? И Софья Марковна тоже? Блин… я им что, свадебный генерал? Так, поручик, предварительное согласие дама вам дала? Прекрасно! Теперь пусть помучается, мой ответ вы услышите по возвращению из похода. Всё! No comments! Достали! И не надо тут усами шевелить. Вы знакомы всего два дня, считайте это проверкой ваших отношений.

Бурная отповедь не помешала бравому офицеру вечером наслаждаться жизнью как ни в чём не бывало, но смотрел он в этот раз только на нашего работничка. Ох Света, Светочка, Светуля! Когда ж ты столичного гостя окрутить успела?

Прощание с залётными господами вышло несколько смазанное: заскочили, поклонились и по коням — в путь-дорогу. Софа провожала с улыбкой Моны Лизы, Светлана — с красными глазами, а я, пожимая руки путешественников, пожелал каждому скорого возвращения. Если они быстро не вернутся, мне от женских слёз небо с овчинку покажется.

Грустить об ушедших в поход времени особо не было. Сразу после отъезда вояк были намечены отборочные состязания для новых кандидатов в бизоны. Как-никак обещал ребятам посмотреть на тех, кого они сами тренировали, нужно исполнять обещанное. Народу пришло аж двадцать девять человек, возрастом от четырнадцати до восемнадцати лет. Из них пятеро не занимались вообще, просто решили счастья попытать. Кулачными бойцами себя возомнили, не иначе.

Посмотрел я на это воинство, погонял их. Мда… не бизоны, а слонопотамы какие-то. До уровня мной тренируемых никто не дотягивает. Или я уже придираться начинаю? Ай ладно, собирался брать двоих, а возьму семерых — надо расширять банду моих обалдуев. Через год, глядишь, смогу организовать отряд охраны… хм… и нападения.

А неделю спустя с Абаканского железоделательного завода прибыла первая партия заказанного металла, и дел в мастерской резко прибавилось. Я решил рискнуть прибылью и уговорил напарника взять в обучение ещё семерых парней из новых бизонов. Работы у нас всем хватит. Мастеров, умеющих хорошо проводить склёпку металлических листов, следует готовить заранее. Когда начнём строить железные суда, их будет постоянно не хватать.

Заодно счёл необходимым подкорректировать распорядок трудового дня, а то уж больно раздражают местные обеденные перерывы — по два часа. Ведь почти все работяги питаются дома, а народ тут обстоятельный: пока дойдут, пока руки помоют, потом неторопливо поедят. В результате минимум час светлого времени пропадает без толку.

Не-е, пора менять старые традиции. Предложил напарнику оборудовать заводскую столовую, он, почесав бороду, согласился, но организацию этого процесса взвалил на мои плечи. Ну да, кто бы сомневался, инициатива, как всегда, наказуема. Эх… нет в жизни счастья! А что делать? Хочется тебе, Сашок, большого нормально фунциклирующего предприятия, вот и рули. Здесь лишь ты знаешь, каким оно действительно должно быть.

Наконец-то получил разрешение на поиск и разработку россыпных месторождений золота, ну и заодно всего остального полезного, что в земле лежит. Три месяца его дожидался. Ха… но даже не рассчитывал на такой быстрый ответ, слишком сложно сейчас с этим вопросом дела обстоят. Да-а… порадовали бюрократы горного ведомства. Видать, действительно мне в этой жизни кто-то на небесах помогает. Пора становиться золотопромышленником, ой пора-а! А то деньги нужны. Много денег.

Намечал следующей весной организовать первую экспедицию, но случай изменил планы. Как-то ужинал у купца Кузнецова — я теперь каждую неделю выделяю вечерок на ознакомление с его библиотекой. Правда, стараюсь ограничивать себя только технической литературой, законодательством и статистикой Российской империи, остальное изучать просто некогда.

Уже прощаясь с купцом, столкнулся в прихожей с худощавым пожилым человеком, в очках и фуражке горного инженера. Пётр Иванович представил нас друг другу. Оказалось, гость из-за болезни пропустил выход геологоразведочной партии, которой должен был руководить, и теперь, оклемавшись, пытается подыскать хоть какую-нибудь работу на лето.

К его глубокому сожалению, у Кузнецова вакантных мест не нашлось. И тут у меня мелькнула мысль: вот шанс начинать кардинально улучшать своё благосостояние уже этим летом. А почему бы и нет? Софа этого болезного товарища основательно подлечит, а дальше ему прямая дорога вперёд, за синей птицей.

Дождавшись ухода просителя, поинтересовался у купца, что за человек к нему заходил и можно ли ему доверять, а получив положительную характеристику, спросил:

— Пётр Иванович, как вы посмотрите на моё предложение Нестору Андреевичу поработать на меня?

— Буду очень рад, если сговоритесь. Хотя… нынешний сезон вы упустили. Экспедиции за золотом загодя снаряжать надобно, с осени.

— По словам Нестора Андреевича, у него всё готово, люди ждут.

— Так-то оно так. Но… времени на длительные поиски не осталось. Он и сможет-то лишь по Минусинскому или Ачинскому краю походить, а там уж почти и нет неисследованных земель. Значит, экспедиция заранее обречена на неуспех, и вы впустую потратите свои деньги.

Э-э нет, долгих изысканий не предвидится. У меня все не обнаруженные на данный момент крупные золотые россыпи тщательно на карту нанесены и описание их составлено. Недаром же я старательно изучал расположение уже открытых на сегодняшний день приисков Енисейской губернии и насиловал память, вспоминая координаты будущих богатых месторождений. Так что Нестор Андреевич не наугад в тайгу поедет, а по чётко выверенному мной маршруту.

— Всё же рискну.

— Ваше право. Я предупредил.

Кстати, не так и много денег ушло на закупку продуктов и организацию отправки розысковой партии — там всего-то пять человек. Больше сил и времени потребовалось на разъяснение целей экспедиции её руководителю. Нестор Андреевич крайне недоверчиво отнёсся к якобы добытым мною у «знающих людей» сведениям. Еле убедил его действовать по разработанному плану. Надеюсь, хоть что-нибудь он до зимы найдёт.

Большой неожиданностью стало желание устроиться в мастерскую уральского чубатого казачка, не так давно повалявшего меня в пыли. Интересно, это он таким образом решил в состав бизонов попасть? Немного подумал, рассматривая его, и решил спросить прямо:

— Ты именно в мастерской работать хочешь?

— А что?

— Да не… ничего. Если намерен здесь специальность получить, отговаривать не стану. Просто я хотел предложить тебе заняться более знакомым делом.

— Эт каким же?

— Мне пора свою охранную команду организовывать, чтоб делам моим никто не смог палки в колёса совать. Возьмусь ставить всё на новый европейский лад. Платить буду хорошо, но и трудиться охранникам придётся не меньше, чем рабочим в мастерской, и спрос с них, соответственно, пойдёт особый.

— Команду желаете набрать из тех парней, что учите?

— И из них тоже. Но там лишь половина для серьёзных дел годится, да и тех ещё готовить и готовить.

— А ещё из кого?

— Нужны люди вроде тебя — молодые, но уже понюхавшие пороху.

— Таких нынче много.

— Может, и много, да не все сгодятся.

Он задумчиво покивал головой.

— И что делать, кого охранять?

— Усадьбу и всех, кто там проживает. В дальнейшем количество охраняемых объектов увеличится, но это дело будущего. Кроме усадьбы ещё одной твоей обязанностью станет учёба.

— Чего?

— Да-да, учёба. Не удивляйся. Ты должен уметь и читать, и писать, и считать. Прекрасно драться, владеть холодным оружием и стрелять из всего, что может стрелять. Вот этому и начнёшь учиться под моим чутким руководством.

Та-ак… глазки у парня загорелись. Похоже, рыбка заглотила наживку. Куём железо, пока горячо. Расписал в ярких красках перспективы жизни, возможности увидеть новые города и страны. Не забыл и про опасности упомянуть, хотя они его уже почти не интересовали. Эх-х… молодо-зелено, о сложностях и опасностях как раз в первую очередь узнавать следует.

— Я согласен.

— Хорошо. Но сначала нужно пройти собеседование. Расскажешь мне и моему опекуну, Софье Марковне, о своей жизни, о том, как воевал, о своих мечтах и чаяниях. Потом мы с тобой подпишем контракт на пять лет, где будут прописаны твои обязанности по отношению к нам и наши обязательства по отношению к тебе. И лишь после этого приступишь к работе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *