Кубрат пулев кличко

Когда ты маленький, все, что тебя волнует — это разрешат ли тебе, к примеру, есть мороженное на завтрак, или подарят на День Рождения велосипед, а еще — ты можешь убежать и спрятаться.
Когда ты взрослый, кроме осознания, что в жизни неизбежны две вещи : налоги и смерть, приходит иное осознание : ты должен вмешаться, потому что прятаться больше негде — взрослый теперь ты.
Обычный вечер четверга, в который я спешила на встречу. Обычная улица в центре столицы, полная снующих в разные стороны людей, старательно не замечающих возгласы :»Пустите, пожалуйста!»
Нехотя вынимая наушники ( я всегда слушаю музыку не громко) и пряча их в карман, я замедляю шаг и разворачиваю голову в сторону шума.
Достаточно внушительный , плотного сложения, и явно на голову выше меня самой парень держит стальной хваткой чуть ниже локтя девушку — обычную, манекеново-глянцевую такую, коих сейчас большинство. Еще двое стоят чуть поодаль.
— Да ладно тебе, это мои друзья, хватай подруг и отдохнем, а ты сразу уходить собралась,-басит он, явно сдавливая хватку.- Нехорошо!
Девушка делает еще одну напрасную попытку вырвать руку.
Мимо ходят люди. Мужчины, такие брутальные, с бородами, вдвое крупнее его. Тетки-бабки. Кучкующаяся молодежь, превосходящая их количеством. И все старательно отводят глаза и ускоряют шаг. Таким образом проходит еще минут 5-ть.
Тяжело вздохнув, я окончательно сворачиваю в их сторону, прости, дружище, видимо, я опоздаю на встречу.
Ловко поднырнув ему под правую руку, оказываюсь между ними, зажимая одну из болевых точек на его руке, заставляя ослабить хватку. Девушка вырывает руку и остается попискивать за моей спиной.
Те двое тут же вырастают за его.
Сердце колотиться как машинка при отжиме на 1400 оборотов, в ушах шумит — и да, мне дико страшно.
Наверно, не ожидав подобного хода событий, оно ( а именно так я собираюсь именовать «звезду» истории далее) выходит из ступорного состояния и обращается ко мне.
— Слыш ты, руку пустила!
— Что, не очень нравиться быть на ее месте? — стараясь не выдать свое паническое состояние выговариваю я. — Забирай своих «помощников» , разворачивайтесь и уходите.
-Ты, чо борзая, что ли ? Тебя мама с папой не учили уважению? Так мы сейчас научим.- ухмыляется оно.
И тут что-то во мне щелкнуло.
Адреналин в крови закипел, забурлил сменяя страх яростью, аж скулы со скрежетов заходили и ноздри гневно раздулись. В голове пульсировала лишь одна мысль : только дай мне повод, мразь!
— Почему же, учили. Учили, что об такую мразь как ты и твои дружки, загоняющих стаей того, кто явно слабей — руки марать негоже. Хочешь драться — выходи в ринг, с достойным соперником, а нет, собирай подружек и вали — девишник окончен.- но руку предусмотрительно отпустила, старая как можно незаметнее начать увеличивать пространство между нами.
Двое его дружков стараются незаметно окружить нас слева и справа. Словно попала в окружение стаи шакалов!
— Я бы не советовал Вам, господа, этого делать ,- пробасил до боли знакомый голос.
Абсолютно бесшумно, несмотря на свою внушительность и мощь, ( меня всегда это в нем восхищало) за их спинами возник мой друг из со своими приятелями. Все держали скрещенные на плечах тренировочные мечи (а спешила я как раз на тренеровку 🙂 🙂 ). — Вам же ясно сказали — девишник окончен.
Поединка на мечах не состоялось.
Поняв, что преимущество не на их стороне троица удалилась со словами типа : » эй, вай недопонимание вышло, а тут она сама нарвалась, поэтому без обид братух.» И да, я НЕ за какую не за статью и НЕ агитирую и НЕ пропагандирую, но троица была кавказской.
Конечно мне было страшно. У них могло быть что угодно : от ножа до ствола, они выглядели явно сильнее и могли запросто меня покалечить. Но еще страшнее мне от мысли, что я стану такой же черствой и трусливой, как торопливо проходящие мимо люди, когда на их земле творят такой беспредел! Очнитесь!
На месте этой девушки могла быть Ваша дочь, мама, сестра, жена или любимая!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *