Джордан ларсон волейболистка

Волейболистка Джордан Ларсон: водка в России не дешевле воды

— У вас были предложения из других клубов, помимо российских?

— Меня звали в Корею, были варианты с Европой. Италией, кажется, Турция. Сейчас уже и не вспомню. Это было так давно.

— Получается, «Динамо-Казань» — ваша первая серьезная команда? Успели привыкнуть к профессиональному волейболу, свыкнуться с тем, что это ваша работа, а не просто игра за колледж?

— Это действительно так. Приходится настраиваться на матчи по-другому, относиться к делу еще профессиональнее. Нужно принять, что если ты не будешь хорошо играть, набирать очки, тебя просто отчислят из команды. Хотя я совмещаю приятное с полезным и получаю наслаждение от своей работы. Думаю, многие могли бы позавидовать мне (улыбается).

— Вы родились в довольно холодном штате Небраска. Можно предположить, что российские морозы вас не пугали?

— На самом деле, в Небраске еще прохладнее, чем здесь. Там дует сильный ветер, которого в Казани нет.

— В Казани базируются сильнейшие клубы России сразу по нескольким видам спорта – футболу, хоккею, волейболу. А в США есть такие города – спортивные столицы?

— Ох, сложный вопрос. В Небраске вообще нет ни одной профессиональной команды, так что я не особо следила за другими видами спорта. В моей стране действительно популярны только американский футбол и баскетбол. Можно назвать разве что Бостон, где играют баскетболисты «Селтикс» и бейсболисты «Ред Сокс». В Филадельфии хорошие хоккейные и бейсбольные команды.

— Это правда, что вы ушли из пляжного волейбола в зальный во многом из-за желания попасть в сборную США?

— Это так. К тому же у пляжных волейболистов не так много возможностей играть на высоком уровне. Сейчас еще и AVP (американская ассоциация волейболистов-профессионалов) закрылась из-за финансовых проблем, так что у «пляжников» остались только международные турниры и матчи за сборную. Конкуренция в этом виде спорта намного серьезнее, чем в зальном волейболе, и попасть в состав национальной команды на Олимпиаду будет сложнее. Хотя, возможно, по завершении карьеры я еще поиграю в пляжный волейбол.

— Как бы вы оценили свой дебют в национальной команде на чемпионате мира, где сборная США стала четвертой?

— Мне очень понравилось, я получила бесценный опыт, открыла для себя много нового. Ведь это был мой первый действительно серьезный турнир на уровне сборных! Правда, в прошлом году был мировой Гран-при, но его не сравнить с чемпионатом мира. Что касается выступления американок в Японии, то, думаю, мы сыграли неплохо, показали командный волейбол, но, возможно, нас подвела усталость.

— На площадке вас отличает удивительный универсализм. Похоже, что вы можете сыграть на любой позиции. Как вам удалось этого добиться?

— Просто я с детства работала над многими элементами игры, поэтому и смогла многому научиться. Раньше у меня очень слабый прием, и я заставила себя сфокусировать внимание на улучшение своей игры в обороне. Я не самый прыгучий игрок в команде, и эти недостатки нужно было компенсировать чем-то другим. В идеале, мне хотелось бы играть «связкой», мне очень нравится пасовать.

— В одном из радиошоу, посвященных волейболу, ведущий сравнил вас с баскетболистом Майклом Джорданом, который умел делать все на площадке. С кем бы вы сравнили Екатерину Гамову? Может, это Шакил О’Нил – человек, доминирующий в атаке?

— Ага, Шакил (смеется). Если серьезно, мне очень нравится играть вместе с Катей. Гамова приносит пользу «Динамо» не только на площадке, но и за ее пределами. Мы не часто общаемся, но она здорово мне помогает.

— У вас убойная подача. Сколько раз за тренировку вы отрабатываете этот элемент? Скажем, хоккеист Стивен Стэмкос в детстве ежедневно бросал по воротам 300-400 раз.

— Конечно, я уделяю большое внимание работе над подачей. Сказать точно, сколько раз в день я бью по мячу, не смогу, но в детстве наши соседи постоянно жаловались на меня родителям. Им надоедало слушать стук мяча о стенки дома.

— Волейболисту «Зенита» Ллою Боллу в какой-то момент пришлось выбирать между волейболом и баскетболом. У вас не было такой проблемы?

— У меня также была возможность выбирать, но я не жалею о том, что начала заниматься волейболом. Мой отец был баскетбольным тренером, и, наверное, ему хотелось, чтобы я серьезно увлеклась этим видом спорта, но, повторюсь, я сделала выбор в пользу волейбола, и пока моя карьера складывается успешно. Надеюсь, так все будет и дальше.

— Считается, что английский – язык баскетбола. На волейбол это правило не распространяется? Ваши партнеры по команде хорошо говорят по-английски?

— Гамова и Маша Борисенко общаются свободно. Хорошо говорят Ирина Стратанович, Ольга Хржановская, ну и наш главный тренер Ринат Гилязутдинов.

— Как обстоят ваши дела с изучением русского языка? Уже можете что-то сказать?

— Конечно. «Привет». «Как дела». «Хорошо». Я бы хотела выучить русский язык и даже попросила клуб найти мне преподавателя. Я могу понимать тренера во время занятий, но говорить мне сложно.

— Уже задавал этот вопрос Риду Придди, но интересно ваше мнение. Почему в США нет профессиональной волейбольной лиги?

— Ее запускали, но этот проект получился невыгодным с экономической точки зрения. Может, через несколько лет появится что-то еще. Волейболу сложно конкурировать с американским футболом, бейсболом, баскетболом и хоккеем.

— Какой российский город вам запомнился больше всего?

— Хабаровск. До него очень долго добираться. Я не люблю летать так много. Мне понравилось в Москве, Санкт-Петербурге. Но о Хабаровске я буду помнить еще и из-за икры. По-моему, каждый игрок «Динамо» привез домой по большой банке (улыбается).

— Какой стереотип о России вы смогли разбить за время пребывания в Казани?

— Так, медведей я не встречала (улыбается). Водка в России не дешевле воды, как об этом думают многие. Но здесь сумасшедшие водители. Я не понимаю, как ездить на машине по российским дорогам. По-моему, здесь нет никаких правил – сел и езжай. Это не по мне. Если уж мы говорим о стереотипах, то мне очень не нравится, что во многих американских фильмах роль антигероев достается русским. Складывается ощущение, что в России все плохие, хотя это не так.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *