Джон а готти

Биография

Когда в 1990 году Джон Готти наконец был арестован, специальные подразделения ФБР, приложившие столько усилий к разоблачению главы преступной «семьи», были уверены, что на этот раз правосудие свершится.

фотография Джон Готти

«Тефлоновый Дон» был обвинен во многих преступлениях, включая убийство в 1985 году Пола Кастеллано — главаря «семьи» Гамбино, совершенное с целью захвата контроля над этой мафиозной организацией. Не успело еще остыть тело Кастеллано, как Джон Готти был приведен к присяге в качестве нового босса.

Реклама:

Кто же он, Джон Готти, поднявшийся на высшую ступеньку преступной иерархии? Джон Готти родился 27 октября 1940 года. Пятый ребенок в тринадцатидетной семье. Отец Джон — иммигрант из Неаполя, горбатился чернорабочим за $1.25 в день. Мать — Фанни. Семья ютилась в небольшом домишке в Бронксе — одном из самых неспокойных районов Нью-Йорка. Готти так невзлюбил Бронкс, что впоследствии категорически отказался включить этот район в сферу своего влияния. Когда Джону было двенадцать, родители переехали в Браунсвипл — часть Бруклина, в которой преобладали итальянцы и где кипели этнические страсти. Несколько десятков уличных банд систематически сводили здесь счеты друг с другом. Сильный, мускулистый Готти еще подростком получил кличку «Крепкий кулак». В шестнадцать он возглавил банду сверстников, которой все опасались.

Готти превосходил сверстников своим умом. На тестировании в школе он показал результат своего интеллектуального коэффициента, равный 140 единицам. Ему не хватило всего десять балов, чтобы быть гением. Учителя считали, что он подтасовал результаты теста. Но это мало вероятно, так как это ему незачем было делать. Ведь в районе, где он рос главную роль играли физические, а не умственные способности человека. Его друзей волновало с какого удара — первого или второго, он сразит своего противника в бою, а не время, за сколько он решит задачку в школе.

Характер у Джона Готти строптивый и вспыльчивый. Это очень гордая натура. А о его вспыльчивости говорит следующий факт. Когда ему было 16 лет, он одолжил какому-то пареньку денег. И когда тот оттягивал срок возврата, Джону шепнули, будто тот считает его за дурака и денег возвращать не собирается. Разъяренный Готти ворвался в бар, где обычно проводил время должник и чуть было не убил его. Джон начал избивать должника бейсбольной битой и задушил бы его собственными руками, если бы не был остановлен своими друзьями.

Кумиром Готти был Альберт Анастазиа, некоронованный король Бруклина — лучший киллер «Коза Ностры», возглавляющий одно из ее подразделений под названием «Murder Inc.» — «Корпорация убийц».

В 16 лет Джон бросает школу и организовывает банду «Ребята с Фултон-Рокавей». Эта банда занималась тем, что угоняла грузовики с товарами. Но Готти этого было мало. Его не привлекали случайные заработки.

Он мечтал о большом деле. О своем настоящем деле. И чуть позже ему удалось договаривается с одним из членов «Коза Ностры» о том, чтобы его «Ребята с Фултон-Рокавей» выполняли работу на заказ. Дела пошли в гору. Готти принимал ставки от имени местных букмекеров и собирал еженедельную дань для ростовщиков. «Малыш Джони, которому слова поперек не скажи, и норов бешенный, а в одиннадцать утра одет так, словно собрался шляться по барам — пестрая рубашка с широкими воротниками, обуженные брюки».

Его заместитель Сальваторе Гравано по прозвищу «Бык» в своей книге о жизни в мафии описывает «Тефлонового Дона» следующем образом: «Готти был крупным игроком и крупным проигравшим. Но он всегда, как подобает настоящему мужчине, оплачивал свои долги. Ведь не оплати он свой проигрыш, как это тут же вызвало бы немедленный позор в кругах преступного мира». Его единственный зарегистрированный доход в то время был 25,000 долларов в год, как продавца сантехники. А ему удавалось спустить на одних только скачках за выходные около 30000 долларов.

Спустя некоторое время Готти начинает работать на Анджело Бруно — солдата «семьи» Гамбино. Позже Бруно знакомит его со своим капо Кармине Фатико.

У Готти появляется новая работа. Со своей бандой он угоняет грузовики из аэропорта «Айдлуадл». Позже, по заданию Фатико, он «делает кости», что на языке мафии означает совершить первое убийство. Он убивает двух негров. За то, что те прикарманивали деньги «семьи» Гамбино. Тела убитых были найдены с пулями в затылке.

15 мая 1957 года Готти впервые попал под арест, но дело было прекращено из-за отсутствия улик.

В 21 год Готти женился. Его жена — Виктория Ди Джорджо, недоучившаяся школьница, была дочерью итальянского строителя и еврейки из России. Он был покорен этой изящной темноволосой девушкой с классическими чертами, с ее неброской красотой и мягкими манерами. Несмотря на возражения родителей, Виктория вышла замуж за Готти в апреле 1960 года. А в апреле 1961 года у них родилась дочь — Анджела. Позже на свет появилась еще одна дочь — Виктория и два мальчика — Джон-младший и Фрэнк. В то время Готти официально работал помощником водителя в «Гарнес Экспресс».

В 1963 году его арестовали в угнанном грузовике и он двадцать дней «гостил» в городской тюрьме. В последующие несколько лет он дважды попадался и отсидел, в общей сложности, шесть лет.

Однажды со своим братом Джином, он угнал грузовик, прямо из терминала «Юнайтед Айрлайнс», загруженным телевизорами на сумму 20000 долларов. Но в 1969 году его отпускают под залог. Позже Джон попадается на шоссе Нью-Джерси при попытке угона двух грузовиков. В результате Джон Готти был осужден на четыре года, которые он отбывал в тюрьме «Луисбург» в штате Пенсильвания. Там он познакомился с Кармине Галанте — Доном «семьи» Банано. Тот отбывал немалый срок за распространение героина. Готти и Галанте сдружились. И спустя время, когда оба оказались на свободе, Галанте часто приглашал Джона к себе в «Лумбургский Клуб».

К моменту освобождения Готти, его босс, Кармине Фатико открыл новую штаб-квартиру в Озон-парке в Куинсе. Снял два смежных магазинчика и назвал клубом охотников и рыболовов «Бергин». С этого момента команда под руководством Готти началась именоваться, как «Бергинская шайка».

В начале 1973 года был похищен 29-летний племянник Карло Гамбино — Эмануэль. За его возвращение злоумышленники требовали 350 тысяч долларов.

Но дело закончилось трагически — племянник был убит выстрелом в затылок. Карло Гамбино был потрясен случившимся. Он вызвал к себе Джона Готти и лично приказал ему выследить и убить похитителя. Премечатилен тот факт, что сам босс «семьи», лично отдал приказ рядовому члену совершить убийство. Пол Кастеллано (заместитель Гамбино) навязал Готти своего солдата «для помощи» в деле — Ральфа Гальоне.

22 мая 1973 года в закусочной «Снуп» на Стейтен Айленде Готти, Руджеро и Гальон нашли некоего Джеймса Макбретни, организатора похищения. По плану, обговоренному заранее, Готти должен был под предлогом продажи наркотиков выманить Мак-Брэтни из бара на улицу и там собственноручно убить его. Но в дело вмешался Гальон, предварительно приняв дозу кокаина, и ничего при этом не соображая убил его из своего пистолета прямо в баре на глазах у посетителей.

Готти рвал и метал. Такое задание было провалено. Сам босс семьи попросил его об личной услуги отомстить за племянника. Это сулило быстрое продвижение по иерархической лестнице «семьи», а тут вмешался какой-то Гальон и все испортил. Анджело Руджеро — лучшему другу Готти, с которым он дружил с детства, не удалось остудить вспыльчивый нрав своего друга. Результатом такого гнева явилось убийство Гальоне. Эта была уже месть Джона Готти упрямого и гордого неаполитанца.

По законам «Коза Ностры» ее члены не имеют права убивать друг друга без разрешения босса. За нарушение закона — смерть. Поскольку Гольон был солдатом Пола Кастеллано, то Готти должен был сперва спросить разрешения на убийство у самого Пола и лишь после его согласия убивать. Но этого сделано не было. И по всем правилам Готти должен был умереть. Но на его защиту встал Деллакроче (второй заместитель Гамбино). Деллакроче любил Джона как собственного сына и всячески помогал ему в восхождении на Олимп преступности.

По делу неповиновения Готти было созвано экстренное совещание на котором присутствовали: босс «семьи» — Карло Гамбино, его два заместителя — Пол Кастеллано и Аниелло Деллакроче и консильере (советник) — Джозеф Армоне. Заседание длилось всю ночь. Жизнь Джона Готти висела на волоске. Кастеллано жаждал крови, Деллакроче молил о пощаде. Карло Гамбино был в замешательстве. Но тут его советник произнес фразу, спасшую Готти жизнь. «По нашим законам Готти должен умереть. Но благодаря таким людям еще существует и остается непобедимой «Коза Ностра». Только к утру было решено оставить его в живых. Но в обмен, Готти должен был признался в убийстве Гальона и отсидеть срок в тюрьме. Деллакроче предоставил Джону всех своих лучших адвокатов. И в 1974 году Готти был осужден всего на четыре года за неумышленное убийство, вместо 20 полагающихся лет за предумышленное.

В то время, когда Готти отбывал наказание, в октябре 1976 года умер Карло Гамбино, назначив своим приемником Пола Кастеллано.

29 июля 1977 года Готти вышел на свободу. И практически сразу после освобождения он был принят в «Коза Ностру».

Джон Готти был настоящим мужчиной, всегда платившим по счетам. И он не забывал кому он должен за спасение своей жизни. В 1979 году Готти выпал шанс отблагодарить своего наставника — Деллакроче. Заместителя босса вместе с предполагаемым соучастником Энтони Плейтом обвиняли в организации незаконных азартных игр во Флориде. И чтобы получить меньший срок Плейт начал давать показания агентам ФБР против Аниелло Деллакроче. Плейт был единственным свидетелем, проходящем по делу. Его то и убил Готти.

Джон Готти стремительно делал свою карьеру. Спустя всего лишь два года вступления в «Коза Ностру» он становиться капитаном, поднявшись еще на одну ступеньку вверх. Всего два года «отслужив» в солдатах он стал капитаном. Некоторым же приходилось ждать несколько десятков лет прежде, чем получить повышение. Некоторые же так и остаются рядовыми членами организации.

В марте 1980 года в личной жизни Готти произошла трагедия. Он очень любил своего второго ребенка — Фрэнка. Однажды он катался у себя в районе на велосипеде, и проявив невнимательность выскочил из-за припаркованного у тротуара грузовика на проезжую часть в тот момент, когда по ней проезжал на машине их сосед Джон Фавара. Мальчик погиб, попав под колеса машины. Ему тогда было 12 лет.

Фавара пришел на похороны Фрэнка, выразить соболезнования родителям, но в обмен на это получил серию сокрушительных ударов по голове и туловищу бейсбольной битой, которую держала убитая горем жена Джона Готти. После выписки из больницы, Фавара выставил дом на продажу.

Готти решил отомстить незадачливому продавцу мебели, признанному полицией невиновным в гибели ребенка. Фавара стал получать анонимные письма с угрозами и подумывал переехать с семьей в другую часть штата, подальше от Готти. Всякий раз, когда Джон проезжал мимо дома Фавары, он складывал пальцы, как бы нажимая на взведенный курок.

Четыре месяца спустя, когда Готти и его жена Виктория отдыхали во Флориде, продавец мебели внезапно исчез. Как заявили свидетели, не успел он припарковать свою машину около дома, как из темноты возникла чья-то фигура. Ударом по голове Фавара был сбит с ног и брошен в машину, которая тут же исчезла в неизвестном направлении.

Больше несчастного продавца мебели никто не видел. Говорят, что Фавару держали в каком-то подвале до возвращения Готти. И когда тот вернулся с отдыха, то собственноручно распилил соседа на кусочки бензопилой. Так это или нет — знает только сам Джон Готти. Все в «семье» говорили, что «Это дело темное и соваться туда не стоит».

Готти тяжело переживал смерть маленького Фрэнка и каждый месяц приходил на его могилу. Одна из комнат его дома была превращена в своеобразный храм памяти погибшего сына. Фотографии мальчика были обрамлены темным бархатом, который ниспадал тяжелыми складками вокруг позолоченных рамок.

Как известно в то время боссом «семьи» Гамбино был Пол Кастеллано. «Он не столько был бандитом, сколько был рэкетиром». — так отзывались о нем его подручные.

Человек, который по настоящему ненавидел Кастеллано, был Готти, капо Деллакроче, он считал, что именно Деллакроче, а не Кастеллано должен был унаследовать после Гамбино должность босса.

Своими безумными выходками Кастеллано день за днем наживал себе врагов не только за пределами, но и в самой «семье». Деллакроче просил Готти не развязывать войну, пока он жив. И действительно, пока был жив Деллакроче был жив и Кастеллано.

Но 4 декабря 1985 года Деллакроче умирает от рака. А Кастеллано забивает в свой гроб последний гвоздь — он не приходит проститься со своим заместителем, тем самым потеряв последние капли авторитета в глазах подчиненных.

Спустя несколько дней после смерти Деллакроче, солдаты перешли на подпольное положение. Женам и подругам было сказано уехать из города на несколько дней.

В дело вошли 5 групп: Готти и его бергинская шайка; Сэмми Гравано и люди из «Тали» в Бруклине; Джо Армоне (Еловая Шишка) со старыми членами семьи Гамбино; Роберт Ди Бернардо и Фрэнк Де Чикко. Заговорщики назвали свой союз — «Кулак».

Заговорщики собрались у Джои Ватса. Председательствовал сам Джон Готти. Джо Армоне переговорил с Джо Галло (консильере семьи Гамбино). Гравано и Де Чикко связались с Виком Амузо и Энтони Кассо (Газ) из семьи Лучезе. Готти переговорил с Джо Мессиной — младшим боссом семьи Бонано. Руджеро с Джерри Ланга, который являлся младшим боссом семьи Коломбо.

Практически все поддерживали Готти и его команду в деле по устранению «непутевого босса». Было решено назначить встречу Де Чикко и Кастеллано в ресторане «Спаркс»», расположенному по адресу 1809, Стилвелл-авеню.

16 декабря 1985 года большой Линкольн с двумя сидящими внутри людьми плавно остановился перед рестораном. Водитель выключил двигатель и поспешил обойти автомобиль, чтобы открыть дверь своему боссу, но босс очень торопился на встречу и не дождавшись телохранителя, сам открыл дверь машины. Боссом был Пол Кастеллано — известной «семьи» Гамбино. Его водителем был, недавно назначенный заместителем Томми Билотти.

Стреляли Эдди Лино, Толстый Салли Скала и Винни. Как только два человека вышли из Линкольна началась стрельба. Два человека в меховых шапках и плащах помчались к Кастеллано с револьверами в руках. Большой Пол тут же получил несколько пуль в голову и одну в грудь. Кровь хлынула из него и он, камнем рухнул на тротуар. Билотти получил четыре пули в голову и еще четыре в грудь. Один из стрелков подошел к Кастеллано и выстрелил еще раз в голову Босса. Испуганные пешеходы разбежались, кто куда смог, в то время как стрелки убегали по их заранее подготовленным маршрутам. В этот момент, другой Линкольн, медленно проехал около трупов, чтобы рассмотреть результаты тщательно разработанного плана. В этой машине сидели Джон Готти и его заместитель Сэмми Бык Гравано. Джон Готти пришел к власти с шиком, в духе настоящей «Коза Ностры», как в далеком 1957 году после убийства Альберта Анастасия пришел к власти Карло Гамбино.

Спустя несколько дней после убийства все жители Нью-Йорка и многие люди из разных частей мира знали имя Джон Готти, как нового решительного босса «семьи» Гамбино.

Ни одна «семья» не пошла против нового главаря, опасаясь за свою безопасность. И на заседании комиссии Джон Готти был избран новой главой преступной «семьи» Гамбино.

Портрет Готти написанный Энди Воролом, появился на обложке журнала «Тайм». Фото в «Пипл» и «Нью-Йорк таймс магазин».

Полиция утверждает, что Джон Готти стал главарем нью-йоркской мафии не только благодаря своему авторитету в преступном мире, но и благодаря тому, что его влиятельным соперникам не удалось избежать тюрьмы.

Серия судов в начале восьмидесятых устранила лидеров мафии в Нью-Йорке. Всех, кроме Готти. Сработали отлаженный механизм тактики запугивания властей, умело построенный на привлекательной внешности имидж, а также блестящие способности адвоката Брюса Котлера.

Джон Готти никогда не забывал о двойных агентах и время от времени преподавал им уроки жестокости. Билли Бой значился в досье ФБР как «солдат» в команде Готти, когда тот еще только начинал свою мафиозную карьеру. Это был тот самый человек, который сообщил федеральным властям, что его босс знал, что его подручные занимаются наркобизнесом. Он жил в Бруклине под вымышленным именем с тех пор, как его показания привели к аресту нескольких гангстеров. Одним из них оказался брат Готти Джене, который получил за незаконную торговлю героином двадцатилетний срок.

Рано утром Билли Бой отправился из дома на работу. Он не заметил ни троих мужчин, вышедших из автомобиля, запаркованного напротив, ни мгновенно оказавшихся в их руках пистолетов. Когда стрельба прекратилась, тело Билли Боя было изрешечено пулями.

Убийство организовал Сэмми-Бык — правая рука босса. В 1985 году Готти был обвинен в нападении на ремонтного рабочего и насильственном изъятии у него 325 долларов. Вспомним, что он уже сидел в тюрьме за кражу автомобиля, и еще раз удивимся потрясающей мелочности бандита, ворочавшего миллионами.

Но пострадавший прекрасно знал, кто такой Готти. В больнице он заявил о потере памяти, и обвинения против мафиози отпали сами собой.

Годом позже Готти попался на рэкете, и ему было предъявлено обвинение по трем статьям, включая убийство. Но и на этот раз преступнику удалось избежать правосудия. И в 1992 году, оказывается, он не приказывал убивать профсоюзного деятеля, который не платил мафии положенные «взносы».

Правой рукой босса во всех этих преступлениях неизменно оставался его верный Сальваторе. По его собственному признанию, во второй половине 80-х годов он совершил столько убийств, что о многих даже забыл. Сальваторе был арестован вместе с Готти. Обоих ждал суд, и полиция не сомневалась в том, что уж на этот раз преступникам не выкрутиться. Следствие располагало записями подслушанных телефонных переговоров,

компрометирующих гангстеров, и двумя информаторами, готовыми свидетельствовать против обвиняемых.

Сэмми сам согласился выступить против мафии. Это был редчайший случай в истории криминалистики. Оказалось, что жестокий и хладнокровный убийца, отправивший на тот свет десятки людей, испытывал ужас перед потенциальной возможностью закончить жизнь на электрическом стуле. Поэтому в драматическом судебном разбирательстве в марте-апреле 1992 года он стал свидетельствовать против Джона Готти и его империи. Постепенно сознаваясь во всех убийствах, совершенных по приказу Готти, съежившись под пристальным взглядом «крестного отца», Сальваторе понимал, что теперь он конченый человек. В обмен на свидетельские показания Сэмми мог рассчитывать на смягчение приговора за собственные преступления. Над ним нависла угроза пожизненного заключения. Но все-таки это было лучше, чем смертная казнь.

23 июня 1992 года Готти в последний раз надел свой выходной наряд — сшитый на заказ белый костюм и желтый шелковый галстук. Он был приговорен к пожизненному заключению без права на амнистию. Вместе с боссом был осужден его заместитель Фрэнк Локасио — «Фрэнки Лок», 59-летний прихвостень, также разоблаченный показаниями Сэмми.

«Этого никогда бы не случилось, если бы они не стали врагами, — заявил известный специалист по проблемам борьбы с мафией Джордж Карменца. — Это был классический двухактный спектакль, который закончился вероломным предательством. Закономерный финал для таких негодяев, как эти двое».

По слухам, не разгромленная до конца мафиозная империя Готти сейчас управляется его сыном, Джоном-младшим. Говорят, яблоко от яблони недалеко падает. Время покажет, бывают ли исключения из этого правила.

Дмитрий Иванов

Люблю исследовать биографии интересных людей Готти,
Genry Hill 05.06.2010 06:45:17 Готти-мы все называем его подонком, но он был предан своему делу как никто другой, Коза Ностра была для него всем, он человек с принципами и честью. Может он и преступник, он — легенда, его имя не забудут. Думаю, если он жив, то не жалеет о жизни, он бы мог быть предпринимателем, бизнесменом, прожил бы на свободе много лет, но это был бы не Джон Готти. Последний настоящий Крестный отец Мафии. Больше не будет таких королей.
Royal flash
guru 666 15.03.2010 09:52:09 Он был лидер, а лидер никогда не будет подчиняться, он не стал играть по правилам самой могущественной семьи «правительство USA», и проиграл потому что: «тот кто не с нами, тот против нас».
ОН БЫЛ ПРОТИВ !!! Избери он путь политика, и кто знает кто был бы президентом!
ЛЕГЕНДА.
ALEX 20.05.2016 07:43:16 ДЖОН ГОТТИ — ЛЕГЕНДА. ВЕЛИКИЙ ЧЕЛОВЕК.

Лучшие недели

Маркиз де Сад: Воспевая секс-свободы и насилие
Посетило:300
Яркий представитель поп-культуры девяностых
Посетило:284
Рафига Алиева
Посетило:4752

Биография

Готти родился в 1940 году в бедной итальянской семье, вырос на улицах Южного Бронкса, затем переехал в Квинс. Был одним из тринадцати детей в семье и одним из пяти братьев, которые позже стали членами семьи Гамбино. В 16 лет Готти бросил учёбу в школе и вступил в банду Fulton-Rockaway Boys, которая тесно сотрудничала с мафией. Там он познакомился с Анджело Руджейро и Уилфредом «Вилли Бой» Джонсоном. В этот период Готти связался с командой Кармине «Чарли Вагон» Фатико, капо семьи Гамбино в Бруклине. В начале 1970-х годов команда Фатико переехала в район Озон-Парк (Квинс).

Ещё в подростковом возрасте Готти выполнял поручения Фатико, позже занимался угонами грузовиков в аэропорту Айдлуайлд вместе со своим братом Джином и другом Руджейро. 6 марта 1962 года Джон Готти женился на итало-американке Виктории Ди Джорджио. У пары в будущем родилось пятеро детей: Виктория, Джон-младший, Фрэнк, Анджела и Питер. В 1969 году Готти был осуждён за вооружённое ограбление грузовика, отбывал заключение в тюрьме «Льюисбург» в Филадельфии, освободился в 1973 году, а уже в 1975 году был осуждён за убийство, но отсидел всего два года.

В конце 1977 года Готти стал членом семьи Гамбино и был включён в «команду» Кармине Фатико. После ареста Фатико за ростовщичество Готти, считавшийся протеже заместителя босса Аньелло Деллакроче, был повышен до действующего капо. В декабре 1978 Готти участвовал в организации крупнейшего ограбления Lufthansa Airlines в аэропорту имени Кеннеди.

16 декабря 1985 года Джон Готти и Сэмми «Бык» Гравано организовали убийство босса семьи Гамбино Пола Кастеллано и его заместителя Томми Билотти, которых киллеры расстреляли у ресторана «Спаркс» на Манхэттене. Спустя пару недель Готти стал боссом семьи Гамбино. В 1986 году на жизнь Готти было совершено покушение, затем он трижды оправдывался судом.

В 1992 году благодаря показаниям своего заместителя Сальваторе Гравано, согласившегося сотрудничать с властями, Готти осудили на пожизненное заключение за убийство и рэкет. В 1990—2002 годах Джон Готти пребывал в заключении, 10 июня 2002 года скончался в тюрьме от рака горла.

В искусстве

Кинематограф

  • 1994 — «Поймать Готти» / «Getting Gotti», исп. Энтони Джон Дэнисон;
  • 1996 — «Готти» / «Gotti», исп. Арманд Ассанте;
  • 1998 — «Свидетель против мафии» / «Witness to the Mob», исп. Том Сайзмор;
  • 2001 — «Босс всех боссов» / «Boss of Bosses», исп. Сонни Маринелли;
  • 2001 — «Большое ограбление» / «The Big Heist», исп. Стивен Рандаззо;
  • 2010 — «Клуб „Синатра“» / «Sinatra Club», исп. Дэнни Нуччи;
  • 2018 — «Кодекс Готти» / «Gotti», исп. Джон Траволта.

Музыка

  • Композиция «King of New York» американской группы «Fun Lovin’ Criminals» посвящена Джону Готти (альбом «Come Find Yourself», 1996 г.).
  • Композиция «Джон Готти» российской группы «Bad Balance» (альбом «Легенды гангстеров», 2007 г.).
  • Композиция «Hijack» американского хип-хоп исполнителя «Tyga» (фрагментарная отсылка к Готти — «Young Gotti»).
  • Композиция «John Gotti» американского хип-хоп исполнителя «Kevin Gates» (альбом «Luca Brasi 2»).
  • Альбом «Teflon Don» американского рэпера Рика Росса.
  • Композиция «John Gotti» немецкого рэпера Kollegah.
  • Композиция «Everybody get up» британской группы Five («… Together represent like John Gotti»).
  • Композиция «Stakes Is High» американского хип-хоп трио «De La Soul» из одноименного альбома 1996 года («… Seem like every man and woman shared a life with John Gotti»).

Литература

&nbspАмериканская трагедия

Мафия смертна

Нью-йоркская мафия при смерти: Готти-младший, босс боссов, и еще несколько десятков мафиози вскоре предстанут перед судом и надолго угодят за решетку. Впрочем, разгром нью-йоркской cosa nostra — это не заслуга полиции. Скорее, это заслуга самого Готти-младшего.
Босс за отца не отвечает
Джон Готти-младший, который не расстается с аудиоплейером, носит майку, серьгу в ухе и унизительное для мафиози прозвище Юнец, в золотые для американской мафии годы точно не смог бы стать главным нью-йоркским доном. И даже лет двадцать назад не смог бы. Потому что тогда боссами мафии становились исключительно серьезные люди. А босс боссов нью-йоркской итальянской мафии отличался от президента Соединенных Штатов лишь тем, что занимал свой пост пожизненно (правда, и жизнь у него была покороче), а его распоряжения исполнялись быстрее и четче.
В самом деле, разве мог несерьезный и невлиятельный человек улаживать разногласия между пятью ведущими нью-йоркскими мафиозными кланами — семьями Гамбино, Коломбо, Дженовезе, Луккезе и Боннано? Конечно, не мог. Несерьезный человек просто не мог носить звание capo di capi, что и означает «босс боссов», и возглавлять так называемый Комитет, куда входят боссы всех пяти кланов Нью-Йорка.
Комитет был своего рода законодательным органом нью-йоркских мафиози: его решения были обязательны для исполнения, и возглавлял его дон самого могущественного клана. А в Нью-Йорке каждый мальчишка знает, что самая влиятельная семья здесь — это семья Гамбино.
Основатель клана Карло Гамбино и сменивший его Пол Кастеллано показали себя вполне компетентными людьми. Пока они стояли во главе клана, итальянской мафии в Нью-Йорке удавалось бороться и с властями, и с другими группировками, возникшими после второй мировой войны.
И тем более удивительно, что такой серьезный и авторитетный клан в Комитете в последние годы представлял этот желторотый Юнец, Готти-младший. «Он так же подходил на роль мафиози, как слепой — на роль снайпера»,— сокрушается теперь один из бывших гангстеров.
Но Готти-младший на самом деле не так уж виноват. Виноват его папаша — Джон Готти-старший, который организовал в декабре 1985 года убийство Пола Кастеллано, его заместителя, и стал новым главой клана Гамбино. Возглавив семью, он возглавил и Комитет. Тогда еще никто не подозревал, что тем самым итальянской мафии в Нью-Йорке был подписан смертный приговор.
Председатель всегда прав
В отличие от своих предшественников Готти-старший не стремился держаться в тени. Его имя едва ли не ежедневно мелькало в разделах светской хроники нью-йоркских газет, всем в городе было прекрасно известно, какие компании принадлежат ему официально, какие — через подставных лиц, а подписываемые им контракты становились поводами для обширных газетных и телевизионных материалов. Легальная деятельность мафии стала практически прозрачной.
Однако с точки зрения мафии боссом боссов Готти-старший был никудышным. Поскольку сам он пришел к власти с помощью переворота, то панически боялся быть убитым своими же, а потому все силы отдавал борьбе с внутренними конкурентами. На решение проблем всего братства времени и энергии у него уже не оставалось.

Этим не преминули воспользоваться лидеры двух других сильнейших кланов — Боннано и Коломбо. В нарушение действовавшего в братстве запрета на наркобизнес они активно занялись контрабандой героина. И уже через три года погорели: совместными усилиями федеральных властей, городской полиции и представителей нью-йоркских группировок неитальянского происхождения кланы Боннано и Коломбо были разгромлены, а их руководители оказались за решеткой.
Влияние Готти-старшего автоматически возросло. Вот тогда-то он и сделал шаг, который погубил мафию. На первом же заседании Комитета в новом, трехчленном составе Готти объявил, что вторым человеком в клане и своим представителем в Комитете он назначает своего сына — Джона Готти-младшего, известного всему Нью-Йорку как Юнец.
Помощник старшего Готти, присутствовавший на этом заседании, вспоминает, как отреагировали на эти слова представители других кланов: «Вместо того, чтобы поздравить Готти-младшего, Винни Гиганте по прозвищу Подбородок присвистнул от удивления, а потом сказал: ‘Боже, как жаль’. Да и мы все были просто шокированы решением Джона».
Иначе отреагировать боссы просто и не могли. Ведь прежде никто из боссов нью-йоркской мафии не «посвящал» своих детей. Пол Кастеллано, например, с самого начала дал понять, что ни один из его сыновей не будет заниматься делами мафии. То же можно сказать и о главах остальных нью-йоркских семей. Один из них даже как-то сказал: «Если бы от меня потребовали отдать мафии сына, я стоял бы насмерть. Я хочу, чтобы все мои дети занимались только легальными делами».
Кроме того, всем было ясно, что Юнец, не умеющий владеть собой, не годится даже в рядовые мафиози, не говоря уже о более серьезных должностях. И все же члены Комитета подчинились решению Готти-старшего. Потому что формально он не выходил за рамки предоставленных ему прав.
Детей не выбирают
Джон Готти-младший родился после второй мировой войны. При этом он был совершенно не похож на своего отца. Готти-старшего за аристократизм (всему Нью-Йорку были известны его многочисленные шелковые костюмы) даже называли Джон—белые перчатки. Юнец же костюмам предпочитает футболки, обожает татуировки, в ушах у него почти постоянно наушники, на поясе — дешевый плейер.
Любимым развлечением Юнца до «посвящения» было шатание по барам и ночным клубам «Маленькой Италии», нью-йоркского квартала, где в основном живут итальянцы. Развлекался он тем, что задавал один и тот же вопрос: «Ты знаешь, кто я?» — и, что бы собеседник ни ответил, валил его ударом кулака.
Первый раз Готти-младшего арестовали в 1987 году — за нападение на полицейского. Это было едва ли не первое преступление, совершенное членом семьи высокопоставленного мафиози. «Ни один уважающий себя мафиози старой закалки не позволил бы себе ничего подобного,— говорит Лэнс Гедда, нью-йоркский историк.— Джон вмешался в уличную драку, избил какого-то парня, а когда прибыла полиция, избил и полицейского».
Юнца, конечно, отмазали — все обвинения были сняты. Он вступил в клан. А пять лет спустя как полномочный представитель клана Гамбино в Комитете сменил отца на посту босса боссов нью-йоркской cosa nostra. Так уж сложились обстоятельства.
От суда не уйдешь
Обстоятельства эти заключались в том, что в 1992 году Джона Готти-старшего все-таки арестовали по обвинению в убийстве Пола Кастеллано.
Вообще говоря, арест высокопоставленного мафиози — всегда редкость. Если обвиняемый не был связан с торговлей наркотиками, то добиться обвинительного приговора следствию очень сложно. Адвокаты ловко отметают любые обвинения, прибегая к психологическим трюкам. «Если вы в каждом итальянце видите члена мафии, вы просто шовинисты!»— говорят они присяжным, и те смущенно оправдывают обвиняемых.
В общем, арест Готти-старшего, тем более по обвинению в убийстве, выглядел скандально. Однако это было только начало. Каждое новое сообщение о «деле Готти» становилось сенсацией. В частности, во время обыска в резиденции Готти среди его бумаг был обнаружен список всех «посвященных» мафиози Нью-Йорка.
До сих пор мафиози и полицейские ломают голову над тем, почему столь важный и секретный список не был зашифрован и хранился едва ли не на самом виду — в незапертом ящике письменного стола. Для опытного мафиози это было нечто из ряда вон выходящее.
Нью-йоркская мафия дорого заплатила за халатность Готти-старшего. Вооружившись списком, полицейские сумели вывести из-под контроля мафии некоторые наиболее прибыльные операции — мусорный бизнес, производство и продажу бетона, швейную промышленность, Фултонский рыбный рынок (он один приносил мафии пятьдесят миллионов долларов в год). Было подорвано влияние мафии в профсоюзах.
Впрочем, худшее было впереди. Использовать в суде список, найденный в столе Готти, следствие не могло. Существование такого списка и наличие в нем тех или иных имен само по себе не было уликой. Судьбу процесса и, как оказалось, всей нью-йоркской мафии решил заместитель Готти-старшего — Сэмми Гравано, арестованный также по обвинению в организации убийства Кастеллано. Незадолго до начала процесса полицейские устроили очную ставку Гравано и Готти. И дали обоим прослушать запись одного разговора. На пленке Готти-старший убеждал своего собеседника, что Гравано — предатель, и обещал провести «чистку» в клане, которая Гравано и его сторонникам ничего хорошего не сулила.
По свидетельству присутствовавших на ставке полицейских, Гравано не отрываясь глядел на Готти, а тот не поднимал головы. Затем обоих отправили по камерам — подумать над тем, что все это может означать. Через день Гравано сообщил агентам ФБР, что готов давать показания против своего шефа.
Новые китайские
Показания Гравано произвели эффект разорвавшейся бомбы. Впервые высокопоставленный мафиози согласился давать показания против своих бывших коллег. На основе его показаний Готти-старший был осужден, а его место в клане и Комитете окончательно занял Юнец.
Показания Сэмми Гравано, впрочем, не только сделали Готти-младшего главой нью-йоркской мафии. «По словам тех, кто пошел по стопам Сэмми Гравано и начал давать показания, факт дачи Гравано показаний свидетельствовал не о том, что что-то не в порядке с Гравано, а о том, что что-то не в порядке с самой мафией. Это было своеобразным рубежом, своего рода моментом истины»,— утверждает Джон Глисон, руководивший бригадой прокуроров на процессе над Джоном Готти-старшим.

Хранить верность мафии, руководимой Юнцом, даже для мафиози оказалось делом противоестественным. «Нынешнее поколение мафиози психопатичней своих предшественников. Они не имеют представления о чувстве долга и лояльности, зато обожают насилие,— утверждает крупный нью-йоркский эксперт по мафии Ховард Абодински.— И Юнец едва ли не самый яркий образчик такого нового мафиози. Он переплюнул даже своего отца».
Встречи Комитета превратились в формальность. Нью-йоркские кланы действовали поодиночке, что облегчило работу агентов ФБР и местной полиции. Председательство Юнца в Комитете стало эпохой триумфа для агентов ФБР и настоящим позором для cosa nostra. Мало того, что все пять семей нью-йоркской мафии оказались обезглавленными, над мафией начали просто смеяться. Про арест главаря клана Дженовезе Винсенте Гиганте — Подбородка, например, ходит такой анекдот: когда его пришли арестовывать, он пытался имитировать помешательство и бегал по Пятой авеню в одном халате, приставая к прохожим.
Арест самого Юнца, последовавший в начале января этого года, еще больше опозорил братство. Обстоятельства его таковы. Когда Готти-младший узнал, что возбужденное в прошлом году против него уголовное дело вступило в решающую стадию, он, как последний трус, решил немедленно сдаться властям. Юнец даже не стал переодеваться — очень боялся, что его могут убить при задержании,— и явился в полицейский участок в тренировочном костюме, с плейером на поясе.
Вместе с Готти-младшим на скамью подсудимых сядут еще тридцать девять мафиози, некоторые из которых хорошо известны всей стране. Например, Дэнни Маклейн — бывший питчер бейсбольной команды Detroit Tigers, Гамба Джонни Сальяно — ди-джей ведущей нью-йоркской радиостанции.
Обвинения, предъявленные мафиози, как всегда, банальны: махинации с телефонными карточками, вымогательство денег у строительных компаний и подлоги в нью-йоркском ночном клубе Scores. Как утверждают представители правосудия, Юнца можно было бы обвинить и в убийствах, но в этом нет никакой необходимости — предъявленные обвинения и без того тянут на пожизненный срок.
Так что нет смысла тратить силы и время следствия на поиск новых улик. Тем более что у федералов и нью-йоркской полиции есть теперь и дела поважнее. Например, борьба с китайской, корейской и даже сикхской группировками. Именно они контролируют сейчас Нью-Йорк.
— Трупы, закатанные в бетон, которые мы ежедневно вытаскиваем со дна Гудзона, скорее всего, не имеют к cosa nostra никакого отношения. По нашим сведениям, в начале мая Комитет формально прекратил свое существование. Итальянская мафия в Нью-Йорке мертва,— утверждает один из высокопоставленных сотрудников нью-йоркского отделения ФБР. И добавляет: — Между прочим, «Маленькую Италию» сейчас контролируют китайцы. А ресторан «Устрица Умберто», в котором почти пятьдесят лет проводил свои собрания Комитет, теперь принадлежит какому-то корейцу.
КЛИМЕНТИЙ АМЕЛИН
———————————————————
Нью-Йорк очищен от итальянской мафии. Теперь город контролируют китайцы и корейцы.
———————————————————
Нашла cosa на камень
Американская cosa nostra, возникшая в 1920 году, поначалу занималась только одним видом деятельности — контрабандой алкоголя. Затем сфера ее интересов расширилась, и под контролем гангстеров оказались фондовые рынки, недвижимость, индустрия развлечений, наркотики. Кстати сказать, именно американская мафия ввела в оборот выражение «отмывать деньги». Дело в том, что в конце 30-х годов по всей Америке открылись сотни небольших прачечных, которые контролировались мафией и использовались для легализации незаконных доходов.
До недавнего времени мафия действовала через почти 5 тысяч легальных фирм. Ее ежегодный доход в начале 90-х составлял около $120 млрд, треть из которых приходилась на доходы от наркоторговли. Сейчас доходы cosa nostra стремительно сокращаются.
Структура американской cosa nostra практически повторяет структуру итальянской. К началу 90-х годов в США насчитывалось 24 мафиозных клана, действовавших в крупнейших городах страны. Обычно одна мафиозная семья контролирует весь город. Исключение составлял Нью-Йорк, в котором кланов было пять.
Во главе каждой мафиозной семьи стоит босс, или дон, власть которого практически безгранична. У каждого дона есть заместитель, своеобразный вице-президент, а также consigliere (советник), обладающий широкими полномочиями. В непосредственном подчинении заместителя босса находится caporegime (лейтенант), играющий роль посредника между верхними и нижними эшелонами мафии и ограждающий босса от прямых контактов с незаконными операциями. В подчинении лейтенантов находятся «солдаты», которые чаще всего и руководят как легальной, так и нелегальной деятельностью семьи.
По данным ФБР, в мафиозной деятельности принимают участие около миллиона человек. Из них лишь 15 тысяч — «посвященные мафиози»; еще 150 тысяч — «солдаты» мафии. В связях с мафией к концу 80-х годов были уличены около полусотни конгрессменов, сенаторов и представителей законодательных собраний штатов.
Из борцов с мафией наибольшую известность получили два человека. Первый, Дж. Эдгар Гувер, директор ФБР с 1924 года, активно преследовал мафиози, занимавшихся бутлегерством. Во многом под давлением Гувера в 1933 году был отменен «сухой закон». Однако после второй мировой войны внимание Гувера переключилось на коммунистов и врагов США, и программа борьбы с мафией была практически свернута.
Вторым человеком, поведшим решительную борьбу с мафией, стал Рудольф Джулиани, занимавший в 80-е годы пост окружного прокурора Нью-Йорка. Его стараниями на скамье подсудимых оказались (и были осуждены) боссы Боннано и Коломбо. Став мэром Нью-Йорка, Джулиани продолжил борьбу с мафией, которая завершилась разгромом cosa nostra.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *