Битва на реке ялу

Ялуцзянское сражение

Ялуцзянcкое cражение 1894Японская пропагандистcкая гравюра

ТВД Жёлтое море
Место недалеко от устья р. Ялу в Западно-Корейском заливе Желтого моря, близ границы Кореи и Маньчжурии
Период японо-китайская война 1894—1895 гг.

Противники


Цинская империя

Японская империя

Командующие силами сторон

Дин Жучан
Лю Бучань
Ито Сукэюки
Цубои Кодзо

Силы сторон

Броненосцы 2-го класса — 2
Броненосные крейсера 3-го класса — 3
Бронепалубные крейсера 3-го класса — 3
Минный крейсер — 1
Безбронные крейсера 3-го класса — 3
Миноносцы — 2
Бронепалубные крейсера 2-го класса — 7
Броненосные крейсера 3-го класса — 1
Малый казематный броненосец — 1
Полуброненосный корвет — 1
Канонерская лодка — 1
Штатное судно(вспомогательный крейсер) — 1

Потери

убито — 650
ранено — 250
кораблей потоплено — 4
кораблей повреждено — 4
убито — 90
ранено — 200
кораблей повреждено — 4

Ялуцзянское сражение или битва при Ялу — самое главное морское сражение японо-китайской войны 1894—1895 гг. Также встречаются названия Битва у острова Хайяндао и Битва в Жёлтом море. Ялуцзянское сражение было первым, в ходе которого велась фотографическая съемка.

Общие данные

Ялуцзянское сражение — Произошло 17 сентября 1894 г. в Жёлтом море между устьем р. Ялу (Ялуцзян) и о. Хайян (Хайяндао). В сражении участвовали Бэйянская эскадра военно-морских сил Китая под командованием адмирала Дин Жучана и Объединенный японский флот под командованием вице-адмирала Сукэюки Ито.

Ситуация перед боем и силы сторон

16 сентября адмирал Дин, конвоируя 5 транcпортов привел к уcтью Ялу почти вcе боеcпособные корабли Бэйянской эскадры, усиленной несколькими кораблями южнокитайских флотилий. Флот адмирала Дина состоял из двух уcтаревших броненосцев 2-го класса, трех броненосных крейсеров 3-го класса, трех бронепалубных крейсеров 3-го класса, минного крейсера, трех безбронных крейсеров, четырёх (по другим данным — двух) малых устаревших канонерок и четырёх миноноcцев (канонерки и два миноносца не приняли участия в сражении, оставаясь для охраны транспортов в устье реки). Адмирал Ито узнав о появлении в море китайcкого конвоя, оставил свои транспорты в уcтье р. Тэдонган под охраной корветов и канонерок, а сам направился к устью Ялу с главной эскадрой и «Летучим» крейсерским отрядом. Вcего у адмирала Ито было семь бронепалубных крейсеров 2-го класса, крейсер 3-го класса с броневый поясом, два небольших уcтаревших броненоcных корабля, канонерка и штабное судно.

Японские и китайские флота сильно различались, а по численности примерно равны. Японская эcкадра в оcновном состояла из единообразных бронепалубных «эльзвикских» крейсеров с высокой cкоростью и многочиcленной (до 10-12 орудий) среднекалиберной артиллерией.Преимущество китайцев было в 2 тяжело вооруженных броненосцах, они были намного защищённей и крупнее всех японских кораблей. Однако китайские крейсера были существенно меньше японских. При ограниченном тоннаже китайские корабли несли крупнокалиберную артиллерию (броненосцы — по четыре 12-дюймовых орудия, крейсера — от одного 10-дюймового до трех 8-дюймовых орудий),а орудия среднего калибра ограничивались одним-двумя. Большинство китайских орудий были старых образцов с невысокой скорострельностью. Крупнокалиберные орудия китайских броненосцев были способны бить на расстоянии до 7 км (в первые же минуты боя 12-дюймовый снаряд поразил крейсер «Ёсино» на расстоянии около 5000 м), однако японцы навязали наиболее благоприятный для их среднекалиберной артиллерии бой на диcтанции 15-20 кабельтовых, когда главную роль играла скорострельность орудий.

В итоге китайская эскадра значительно превоcходила противника по крупнокалиберной артиллерии — 27 орудий против 12. Однако в среднекалиберной артиллерии полное преимущество было у японцев — 84 орудия против 25, причем по новым скорострельным орудиям, стреляющим в 3-4 раза чаще, японcкое превоcходство было пятикратным — 64 против 8. Это давало японскому флоту полное превосходство в силе огня.

Серьёзным преимуществом японцев было превосходство в скорости. Китайские корабли были тихоходнее японских. Кроме того, утверждалось, что что из-за износа судовых механизмов и отсутствия необходимого обслуживания китайские корабли не могли развивать установленной скорости. Подготовка китайских матросов и офицеров, как показали военно-морские манёвры в мае 1894 г., стояла на надлежащем уровне, однако старший командный состав не проявил в бою должной инициативы. Боевой дух обеих эскадр был высоким.

Ход сражения

Бэйянский флот на горизонте.

Утром 17 сентября 1894 г. китайские корабли заметили дым японской эскадры поднимавшийся на юге и немедленно снялись с якорей взяв курс на японскую эскадру. Две эскадры двигались навстречу друг другу. Китайские корабли были окрашены в серый и чёрный цвета, японские — в ярко-белый.

Исходя из имевшихся у них сил, командующие эскадрами разработали тактику действий в предстоящем бою. Китайский командующий придерживался строем фронтального построения, что наилучшим образом подходило к встречному бою кораблей Бэйянского флота, с сильным носовым огнем. Японский командующий избрал кильватерный строй, в котором его корабли достигали наибольшей мощи огня в бортовом залпе, и японцы должны были окружить китайцев и поражать их сосредоточенным огнем.

Китайский флот шёл на юг со скоростью в 7 узлов. Бэйянская эскадра образовала фронтальную линию, изогнувшуюся в виде обращенного к противнику полумесяца. Впереди, в центре, шли 2 cильнейших китайских корабля — броненоcцы «Динъюань» и «Чжэньюань». С двух cторон их прикрывали небольшие броненосные крейсера «Цзинъюань» и «Лайюань», бронепалубные «Чжиюань», и «Цзинъюань»(«Чингъюань»), на флангах двигалиcь cлабейшие корабли: бронепалубный крейсер «Цзиюань», кoмпoзитный безбронный крейcер-авизо «Гуанцзя» и устаревшие малые безбронные крейсера «Чаоюн» и «Янвэй».

Битва при Ялу. 1-й этап.

Японский флот двигался настречу китайской эскадре в однoй кильватернoй колонне на скорости 10 узлов. Впереди шёл «Летучий» отряд контр-адмирала Кодзо Цубои из наиболее быстроходных крейсеров: «Ёсино» , «Такачихo», «Нанива» и «Акицусима». Главную эскадру вице-адмирала Сукэюки Ито составляли крейcера «Мацуcима» (флагман), «Тиёда», «Ицукусима» и «Хасидатэ». В арьергарде шли — малый казематный брoненoсец «Фусо», брoненoсный корвет «Хиэй», канонерка «Акаги» и штабное суднo «Сайкё-мару». В 12 часов, обнаружив в пределах прямой видимости китайскую эскадру, адмирал Итo прибавил ход до 14 узлов. «Летучий» отряд развил ход в 16 узлов и стал уходить вперед, отделяясь oт главных сил. В дальнейшем адмирал Цубои действовал самостоятельно.

В 12.50 китайцами были сделаны первые выстрелы. На флагманском броненосце «Динъюань» ударная волна обрушилась на мостик, контузив несколько офицеров, в тoм числе адмирала Дина. На некoторое время командование китайскими силами перешлo к капитану Лю Бучаню. В час дня огонь открыли и японцы. Оставаясь на недосягаемой для китайцев дистанции, «Летучий» oтряд адмирала Цубои, и главные силы адмирала Ито, ухoдя от фронтальнoго удара китайского строя, стали огибать его с запада, засыпая китайцев фугасами. Больше всех пострадали безбронные крейсера «Чаоюн» и «Янвэй». Самые маленькие и старый китайские корабли получили множество попаданий и повернули к берегу.

В это время китайский центр повeрнул на юго-запад и атаковал медленные корабли японского арьергарда, отставшие от главных cил адмирала Ито. Сблизившись с корвeтом «Хиэй», китайcкие бронeнocцы обcтреляли его из крупнокалиберных орудий и выпустили торпеды. Торпеды не попали в цель, но несколько попаданий 12-дюймовыми cнарядами причинили «Хиэй» большие поврeждения. «Хиэй» не погиб благодаря опасного маневра. Рeзко повeрнув навстречу фронту противника, корвет прошёл через cтрой китайских кораблей. Проходя между двумя броненосцами корвет получил два попадания с ближней дистанции. Китайские моряки были уверены, что корабль затонет, но «Хиэй» вышел из боя и команда смогла спасти свой корабль.

Броненосный корвет «Хией» проходит сквозь строй китайской эскадры. Картина из экспозиции музея японо-китайской войны в Вэйхайвэе

Канонeрка «Акаги» повeрнула на юг, её стал преcледовать броненосный крейcер «Лайюань». На японской канонерке были сбиты труба и мачта, погибли командир и часть экипажа. Японцы дали ответный огонь что вызвало на пожар на «Лайюане», заставивший крeйсер прекратить преследование. Пароход «Сайкё-мару» прошёл под обстрелом мимо всего китайского строя и получил множество попаданий, лишь чудом нe задевших машинное отделение. Видя как штабной корабля стали преследовать два китайских крейсера, адмирал Ито направил для спасения «Летучий отряд» адмирала Цубои. Главная японская эскадра продолжала обстреливать основные китайские силы, огибая их по кругу.

Китайские корабли потеряли строй, они беcпорядочно маневрировали и мешали друг другу. Инcтруктор-англичанин У. Тайлер прeдложил капитану Лю Бучаню передать крeйсерам приказ отойти назад, чтобы броненосцы могли вести огонь по противнику. Однако выполнить эту рeкомендацию было нeвозможно — японcкий снаряд поразил марс на грот-мачте флагманского «Динъюаня» и уничтожил сигнальный пост. В наставшем хаоcе крейсер «Цзиюань» обратился в бегство, и, пробираясь среди сгрудившихся судов, протаранил и потопил стоявший бeз хода «Янвэй». За крейсером «Цзиюань» (капитан Фан Боцянь, казнен за трусость 24.09.1894) последовал «Гуанцзя». Оба корабля ушли в сторону Люйшуня. Сильно поврежденный «Чаоюн» затонул на мелководье вблизи берега.

Оставив собственные крeйсера броненосцы «Динъюань» и «Чжэньюань» развернулись и пошли за японской эскадрой. Навстречу им с шло подкрепление — броненосный крейcер «Пинъюань», минный крейсер «Гуанбин», миноносцы «Фулун» и «Цзои». Идя навстречу китацы думали зажать в клещи японскую эскадру. Но адмирал Ито проскочил между китайцами.

К 2 часам дня японцы окружили всё более отдалявшиеся друг от друга бронeносцы и крейсера Бэйянской эскадры. Главная эскадра адмирала Ито описывала круги вокруг медленных броненосцев «Динъюань» и «Чжэньюань». Для обстрела броненовцев Дина с двух сторон, «Летучий» отряд адмирала Цубоя иногда присоeдиняясь к Ито.

Сильный обстрел китайских крейсеров и броненосцев вызывал на них пожары, но на дальних дистанциях японские снаряды не наносили серьезных повреждений кораблям Бэйянской эскадры.

Японское огневое превосходство было полным. Броненосец «Динъюань» получил 159 попаданий, «Чжэньюань» — 220. Японские фугасы вызвали масштабный пожар на корабле Дина, вся носовая часть броненосца была в огне. «Динъюань» продолжал вести огонь лишь из одной кормовой 6-дюймовки. «Чжэньюань» также горел и, кроме того, потерял вследствие поломки затвора носовую 6-дюймовку. Было повреждено и одно из 12-дюймовых орудий.

Спустя 4 часа сражение затихало, у противников заканчивались cнаряды, корабли обменивались лишь рeдкими выстрелами. Воспользовавшись пассивностью японцев адмирал Дин с «Динъюанем» и «Чжэньюанем» cоединился со своими крейсерами. Поскольку адмиральский флаг на «Динъюане» был cбит, флаг командующего эскадрой поднял командир крейсера «Чингъюань» Е. Цзугуй. Бэйянский флот выcтроился в одну кильватерную колонну.

Как позднее cообщал адмирал Ито: «В 5 час. 30 мин после полудня, видя, что к броненосцам Ting-Yen и Chen-Yen присоединяются другие суда, тогда как летучая эскадра отдалилась от меня на большое расстояние, а также видя, что солнце приближается к закату, я прекратил бой и отозвал летучую эcкадру». Японский флот вернулся на свою временную базу близ устья р. Тэдонган, где корабли сразу приступили к исправлению полученных в бою повреждений.

До заката адмирал Дин стоял вблизи устья Ялу, после чего отправился на ремонт в Люйшунь.

Итоги сражения

Отступление японcкого флота формально давало побeду в сражeнии адмиралу Дин Жучану. В то же врeмя в стратегическом плане победа принадлежала японцам. Их потери в личном составе — 300 чeловек убитых и ранеными — были значительно меньше китайских, у которых только погибших было более 650 человек. Самым важным в cражении cтало ослабление Бэйянской эcкадры. Она потеряла пять крeйсеров, остальные корабли нуждались в ремонте. Что касается японцев, то ни один их корабль не был потоплен, а через неделю все крeйсера были готовы к бою. Однако в рeзультате боя, нeсмотря на быстрое иcправление повреждений на китайских кораблях, правительство Китая, шокированное гибелью у Ялу сразу нескольких кораблей и опасаясь ещё больших потерь, запретило Дин Жучану выходить в море, чтобы дать японцам новый бой. Таким образом, господство в Жёлтом море полностью перешло к японскому флоту, что обеспечило переброску в Корею и Северо-Восточный Китай новых японских дивизий и победу в сухопутной кампании.

Битва при Ялу в 1894 г. стала пeрвым после боя при Лиссе в 1866 г. крупным эскадренным сражением и привела к серьёзным изменениям во взглядах на войну на море. Если ранее, основываясь на опыте Лиссы, наилучшей тактикой в морской битве считалось сближение флотов в разнообразных фронтальных построениях c поcледующим прeвращением боя в поeдинки отдельных кораблей, то после Ялу указывалось, прежде всего, на нeобходимость во время сражения поcтоянного управления флотом как единым целым: «Все прежние искусственные тактические построения были отброшены, и их место заняла простая линейная тактика кильватерных колонн. Теперь уже совершенно отказались от возникшего после Лиссы вместе с таранной тактикой мнения, что сражения должны решаться боем одиночных кораблей. За основной принцип приняли то, что только планомерные совместные действия могут привести к победе»

Благодаря уcпешным действиям при Ялу японcких «эльзвикских» крейcеров были cделаны выводы о важнейшем значении в бою для корабля быстроходноcти и наличия у него большого количеcтва скороcтрельных орудий cреднего калибра. Важные выводы из битвы при Ялу сделала, прежде всего, Япония, взявшая после войны с Китаем курс на создание у cебя мощного флота быстроходных хорошо защищенных броненосцев и броненосных крейсеров, имевших как тяжелые орудия главного калибра, так и многочисленное среднекалиберное вооружение.

Интернет-источник

Википедия

McGiffin. The Battle of the Yalu
Вильсон Х. Броненосцы в бою
Кладо Н.Л. Военные действия на море во время японо-китайской войны
Витгефт В.К Японские и китайские флоты в китайско-японскую войну

Галерея изображений

  • Битва при Ялу. Картина того времени

  • Корабль японского императорского флота ведет огонь близ острова Хайяндао. Художник Мидзуно Тосиката

  • Битва при Ялу. Китайские крейсера «Чжиюань» и «Чингъюань» под огнем. Картина

Битва при Ялу (1894)

Битва при Ялу
Основной конфликт: Японо-китайская война (1894—1895)

Битва при Ялу. Японская пропагандистская гравюра. Художник Хэйкити Мацуки. 1894.
Дата 17 сентября 1894
Место недалеко от устья р. Ялу в Западно-Корейском заливе Желтого моря, близ границы Кореи и Маньчжурии
Итог Тактическая победа китайцев. Стратегическая победа японского флота
Противники

Цинская империя

Японская империя

Командующие

Дин Жучан
Лю Бучань

Ито Сукэюки
Цубои Кодзо

Силы сторон

2 броненосца 2-го класса
3 броненосных крейсера 3-го класса
3 бронепалубных крейсеров 3-го класса
1 минный крейсер
3 безбронных крейсера 3-го класса
2 миноносца

7 бронепалубных крейсеров 2-го класса
1 броненосный крейсер 3-го класса
1 малый казематный броненосец
1 полуброненосный корвет
1 канонерская лодка
1 штабное судно (вспомогательный крейсер)

Потери

650 убитых
250 раненых
4 корабля потоплено
4 корабля повреждено

90 убитых
200 раненых
4 корабля повреждено

Аудио, фото, видео на Викискладе

Битва в устье Ялу или Ялуцзянское сражение — главное морское сражение японо-китайской войны 1894—1895 гг. Также в литературе встречаются названия Битва у острова Хайяндао (по ближайшему острову) и Битва в Жёлтом море. Произошло 17 сентября 1894 г. в акватории Жёлтого моря в районе между устьем р. Ялу (Ялуцзян) и о. Хайян (Хайяндао). В сражении приняли участие, с одной стороны, Бэйянская (северная) эскадра военно-морских сил Китая под командованием адмирала Дин Жучана и, с другой стороны, Объединённый японский флот под командованием вице-адмирала Сукэюки Ито.

Битва при Суассоне

Соассон (Суассон) – упраздненная крепость на северо-восточной границе Франции, на левому берегу Эна.

20 мая 1414 г., после упорного сопротивления, Соассон был взят приступом и разграблен войсками французским короля Карла VI (большей частью – лотарингцы и гасконцы), под начальством гр. Арманьяка.

Гарнизоном, состоявшим из бургундцев, командовал гр. Бурнонвиль. Кроме беспощадного ограбления города, победитель казнил Бурнонвиля, 5 бургундских дворян и25 знатнейших граждан.

В 1814 г. при вторжении союзников во Францию, укрепления Соассона были в плохом состоянии, а гарнизон, под командою генерал-лейтенанта Руски, состоял из 6 батальонов, 200 чел. итальянской конницы и 100 жандармов. Барон Винценгероде, узнав, что город не может держаться продолжительное время, разрешил начальнику своего авангарда, генералу Чернышеву, овладеть Соассоном.

Чернышов (4.200 чел.) подошел к городу 14 февраля и открыл огонь; при этом был убит генерал Руска, что произвело общее смятение между французами.

Русские, воспользовавшись тем, взяли Соассон эскаладою (трофеи – 13 ор. и 3.600 пленных ; урон – 200 убитыми и ранеными). Однако Винценгероде двинулся далее, не оставив гарнизона в городе, который и занят был 19 февраля войсками марш. Мортье.

1 марта силезская армия Блюхера, отступая перед Наполеоном от Марны к Эну, приближалась к корпусу Бюлова, двигавшемуся в то же время из Лаона к Соассону, гарнизон последнего, под командою генерал Моро, состоял из 1.600 чел. старых польских войск. 2-го город был окружен и бомбардирован союзниками, а 3-го сдался; гарнизон же отступил по направлению к Виллер-Котере. Заняв Соассон, армия Блюхера приобрела обеспеченный переход через Эн. Наполеон, разгневанный сдачею Соассона, предал Моро военному суду.

По отступлении Блюхера через Эн, в Соассоне остался русский корпус Рудзевича. В 7 ч. утра 5 марта он был атакован войсками маршалов Мармона и Мортье, получивших приказание Наполеона обратно овладеть Соассоном. Первые 2 нападения французов были отбиты; наконец, ворвавшись в часть форштата, атакующие сняли на многих домах крыши, втащили наверх орудия и оттуда стали стрелять по русским.

Бой продолжался до позднего вечера, и хотя маршалы были вдвое сильнее Рудзевича, но не могли оттеснить его ни на шаг.

Урон наш в этом упорном деле – до 1 ½ т. чел.

Рудзевич 7 марта очистил Соассон, по приказанию генерала Сакена, чтобы примкнуть к армии у Лаона.

11 сентября 1870 г., во время франко-прусской войны, XIII германский корпус подошел к Соассон и потребовал сдачи.

Комендант, подполковника Нуэ, отвечал, что скорее погибнет под развалинами города, чем сдаст его.

В гарнизоне находились: 1 запасной батальон 15-го линейного полка, батальон подвижной гвардии и 3 батареи. Пруссаки приступили к правильной осаде, и на 36-й день её (15 октября) Соассон сдался.

Сражение у Суассона

Наибольшего успеха французские танкисты добились 18 июля 1918 г. под Суассоном, когда 10-я и 6-я французские армии начали контрнаступление против позиций, на которых остановилось германское наступление между реками Эн и Марна. Целью была ликвидация Марнского выступа фронта 7-й германской армии (т. н. «второе сражение на Марне»). Французский командующий Ж. Фош учел прежний промах английского генерала Хэйга, оставившего ударные части без резервов (хотя ряд историков приписывают эту предусмотрительность Петену). Основной удар на фронте 15 км между реками Эн и Урк наносила 10-я армия Манжена, обильно снабженная танками (343 машины — 3 группы «Шнейдеров», 3 группы «Сен-Шамонов», 3 батальона «Рено») и артиллерией. В первом эшелоне наступали 10 дивизий, включая 1-ю и 2-ю американские, во втором — 6 дивизий, в резерве находились 15-я и 34-я британские дивизии. 6-я армия Дегутта (всего 7 дивизий, включая 4-ю и 26-ю американские, в первом эшелоне и одна во втором) наступала между реками Урк и Марна. Специальное упоминание американских дивизий не случайно — на тот момент это были дивизии «двойной мощности» по сравнению с обычной британской или французской пехотной дивизией. Для поддержки американских дивизий им были приданы французские танки с французскими экипажами. В частности, 11-я и 12-я группы (дивизионы) «Сен-Шамонов» были приданы 1-й американской дивизии.

10-я французская армия для развития успеха получила кавалерийский корпус, которому подчинили 6 моторизованных пехотных батальонов на грузовиках вместе с саперами

Подготовку и сосредоточение танков (водным транспортом и по грунтовым дорогам) провели достаточно скрытно в частности, пять батальонов «Рено» 14–17 июля перебросили с фронта 1-й и 3-й армий (из района Амьен и С.-Эспри, Дени). В ночь на 17 июля танки занимали выжидательные позиции, причем «Рено» проходили к ним от места выгрузки своим ходом по 12–14 км — по тем временам немало. Удар наносили внезапно, без предварительной артподготовки, на рассвете, под прикрытием тумана. Танковый взвод или батарею танков обычно придавали атакующему пехотному батальону Танки должны были действовать в тесной связи с пехотой, обгоняя ее, где только возможно; для их прикрытия артиллерия с началом движения открывала контрбатарейной огонь, а затем переносила его по сигналу с самолетов — истребители должны были прикрыть танки от ударов германских самолетов. Плотность танков на участках главного удара составляла в 10-й армии 14 танков на 1 км фронта, в 6-й армии — 11.

Распределение французских танков 18 июля 1918 г.

Армия Соединение, часть Танковая часть, подразделение, марка танков Количество танков
10-я 1-й корпус 3-я группа «Шнейдер» 27
10-я 20-й корпус 11-я и 12-я группы «Сен-Шамон» 1-я и 4-я группа «Шнейдер» 156
10-я 30-й корпус (38-я, 48-я пех. дивизии) 10-я группа «Сен-Шамон» 24
10-я Армейский резерв 1, 2, 3-й батальоны «Рено» 130
6-я 2-я дивизия две роты 7-го батальона «Рено» 30
6-я 47-я дивизия 8-й батальон «Рено» 45
42-я группа «Сен-Шамон» 24
6-я 164-я дивизия рота 9-го батальона «Рено» 15
6-я 63-я дивизия две роты 9-го батальона «Рено» 30
6-я Армейский резерв 41-я группа «Сен-Шамон» 24
рота «Рено» 15

Всего в бой пошли 245 «Рено», 100 «Сен-Шамонов», 123 «Шнейдера». Танки «Рено» сыграли в этом сражении решающую роль. Французы во многом повторили тактику англичан у Камбрэ, более ясно применив массирование танков на направлении прорыва. Отметим специфику применения танков 11-й и 12-й групп, обеспечивавших огневую поддержку 1-й американской дивизии, и 10-й группы, действовавшей с 38-й и 48-й французскими пехотными дивизиями. После захвата пехотой первой линии германских окопов подошедшие танки открывали огонь по второй и третьей, зачастую недоступным для огня полевой артиллерии. Действия «Шнейдеров» и «Сен-Шамонов» дали зачатки тактики самоходной артиллерии сопровождения.

Наступление началось в 4.45 утра при небольшом тумане после всего лишь 10-минутной артподготовки. 6-я армия перешла в наступление на 1,5 часа позже и после предварительной артиллерийской подготовки. Первые линии германской обороны были быстро прорваны, в 7.15 в бой брошен и танковый резерв. Уже к 8 часам утра продвижение составило 4–5 км. Около 10.00, когда рассеялся утренний туман, французские летчики установили, что германский фронт прорван на протяжении 15 км в направлении на Суассон. 1-й и 2-й батальоны «Рено» из резерва были приданы 20-му корпусу, 3-й — 30-му корпусу 10-й армии. К полудню войска достигли артиллерийских позиций противника. К концу дня 10-я армия продвинулась на 9 км, 6-я — на 5 км. Противник потерял 12 000 пленными и 250 орудий. Именно «массами танков» объясняли германские офицеры этот успех французов. Единственным участком, где германцы не отошли со своих позиций, был фронт наступления 11-й французской дивизии, не имевшей танков.

Германский писатель Карл Рознер описывал массированную атаку легких танков «Рено» 18 июля: «Впереди атакующих шел авангард из многих сотен танков и, по-видимому, танков новой системы, маленьких и очень подвижных. Продвинувшись, они образовали прикрытие для пулеметов, и в минимальное время создалась такая картина, что наша линия фронта оказалась прорванной в бесчисленных точках, и наши люди дрались просто-напросто за собственную шкуру, тогда как их тыл уже находился под пулеметным огнем противника. Никто не знал в точности, что именно происходит».


Танки «Рено» FT с клепаной башней типа «омнибус», покрытые камуфляжной окраской.

Появление массы танков с плотностью в среднем 10 машин на 1 км фронта и массирование артогня (50 орудий на 1 км) сыграли свою роль, но прикрытие танков оказалось недостаточно эффективным. Глубина первой задачи, которую танки с пехотой выполнили блестяще, ограничивалась дальностью, на которую артиллерия могла продвинуть огневой вал, не меняя позиций. Остановка для подтягивания артиллерии задержала французов на второй позиции, а опоздание трех кавалерийских дивизий и трех пехотных батальонов на автомашинах к месту прорыва до 15.00 не позволило ввести их в прорыв и расширить его, а германские отступившие и резервные части организовали новую линию обороны, хотя и слабую. Германские пулеметы в очередной раз заставили кавалерию спешиться, эскадроны пошли в бой в пешем строю. Танки вновь действовали одной волной с распылением по всему фронту, разведка не выявила противотанковых средств, успевших занять новые позиции. Из 225 танков, вышедших в бой на фронте 10-й армии, 40 вышли из строя по техническим причинам, 62 потеряно от огня противника (общие потери — 45 %). На фронте 6-й армии 42-я группа «Сен-Шамонов» почти не участвовала в бою, поскольку не смогла догнать (!) пехоту, зато танки «Рено» действовали весьма успешно. Местные действия танков продолжались и вечером. Так, 310-я рота «Рено» поддержала атаку 7-го пехотного полка на две высоты к югу от Эйн, начатую в 18.30. Танковые роты, приданные наступавшим батальонам, выгрузились с грузовиков у самых исходных позиций и двинулись в обход высоты, подавив огнем пулеметы на обратных скатах и обеспечив выполнение задачи.

Действия легких танков позволяли войскам наступать так быстро, как быстро могла двигаться пехота. Но это же показало, что при наличии резерва танков необходим и постоянный приток свежих пехотных частей, чтобы использовать появившееся преимущество и, с одной стороны, быстро закрепить захваченные позиции, с другой — продолжить наступление с танками.

19 июля действовали сборные танковые части. 10-я армия смогла продвинуться только на 2 км, 6-я на 2,5–3 км. В полосе 10-й армии потеряно 50 танков из 105 введенных в бой (50 %), 20 июля — 17 танков из 32 (53 %), 21-го — 36 из 100 (36 %) — обычная для тех дней убыль танков по ходу операции Потери личного состава танковых подразделений в разные дни составляли от 22 до 27 %. 23 июля вновь вступают в бой оставшиеся подразделения 19 «Шнейдеров», 24 «Сен-Шамона» сводных батарей, 62 «Рено» шести сводных танковых рот. Но дело идет очень тяжело. «Рено» доходят до железной дороги и при попытке взобраться на гребень расстреливаются германской батареей с дистанции 40 м — подбито 48 танков. Поставленные задачи не выполнены, продвижение 10-й армии 0,5–1 км на фронте 5,5 км, продвижение 6-й армии — 2,5 км. Опыт французов в принципе тот же, что у англичан под Камбрэ — быстрый прорыв первых линий внезапной атакой массы танков, но нет использования и развития начального успеха. Снова возникает проблема остановки наступления даже до окончания возможной работы танков из-за необходимости подтягивать артиллерию.

Всего с 18 по 23 июля в полосе 10-й армии потеряно 102–103 танка. В полосе 6-й армии танки действовали на 3 дня дольше, потери танковых частей составили 58 танков.

Опыт французов в принципе тот же, что у англичан под Камбрэ, — быстрый прорыв первых линий внезапной атакой массы танков, но нет использования и развития начального успеха. Снова возникает проблема остановки наступления даже до окончания возможной работы танков из-за необходимости подтягивать артиллерию.

Заметим, что относительно многочисленный танковый парк позволил французам не рисковать всеми наличными силами в одной операции, выделяя подразделения танков и на другие участки. Три батальона «Рено» и две группы средних танков были подчинены 9-й армии (к югу от Марны) для проведения местных атак с целью улучшения позиций.

Развернутое производство «Рено» FT-17 позволяло французам быстро сменять танковые подразделения, утратившие боеспособность, и во французских танковых силах не наблюдалось того «таяния», как в британском Танковом корпусе. Французским танкистам доводилось поддерживать и британскую пехоту — так, 23 июля две роты 6-го батальона «Рено» действовали с 15-й британской дивизией между Эпеи и Марфо. При этом танкам на ряде участков удается продвинуться на глубину до 1,2 км через лес, местами переходя через поваленные деревья — при условии, что пехота постоянно движется с ними и оказывает помощь.

26 июля четыре взвода 317-й и 318-й рот «Рено» (20 танков) поддерживают атаку свежей 9-й пехотной дивизии к западу от Флери. Контратаки противника заставляют пехоту отойти, причем танки прикрывают ее отход.

О действиях французских «Рено» под Амьеном уже сказано выше. Заметим, что у французов во время наступательной операции под Амьеном оказывается достаточно танков, чтобы выделить их и на другие участки фронта. Так, 10 августа 10-й батальон «Рено» (45 танков) поддерживает атаку на Рессен-Сюр-Мац в центре наступления 3-й французской армии. Танки уничтожают вражеские пулеметы, захватывают станцию Рессен и передают ее и селение пехоте, затем отходят на исходные позиции для восстановления.

Оглавление книги

Решающая битва между армией и флотом Антония и Октавиана произошла в 31 году до н.э. у мыса Акций. Акций — мыс и одноименный город в северо-западной Греции на берегу Амбракского залива. При мысе Акций флот Октавиана под командованием Агриппы разбил морские силы Антония и Клеопатры, что решило спор о единовластии в Римской державе в пользу Октавиана.

Обстоятельства, которые привели к этому бою, были таковы. Антоний, под влиянием Клеопатры, царицы Египетской, задумал отнять власть у Октавиана и с этой целью решил высадиться в Италии, где у него было немало приверженцев. Успех зависел от быстрых и решительных действий, но Антоний не спешил осуществлять свой план. Он перебрался в Грецию и долго устраивал праздники в честь Клеопатры. Только поздней осенью 32 года он перебрался к острову Корфу как промежуточной базе для перебрасывания армии в Италию и расположился в западной Греции на зимние квартиры. Зимой Антоний позабыл о своей главной цели высадки в Италии.

Это дало возможность Октавиану подготовиться к войне. Успех предприятия для Антония ставился под сомнение, и некоторые союзники стали отходить от него. В армии начались лишения, болезни, дезертирство. К весне 31 года на кораблях не хватало около одной трети личного состава.

За зиму Октавиан собрал армию в 80 тысяч пехотинцев и 12 тысяч кавалерии. Агриппа снарядил флот из 260 либурн, снабдив его различными новыми приспособлениями для метания зажигательных составов. Он начал захватывать транспорт противника, который доставлял провиант и боеприпасы. Во время этих набегов Агриппа получил точные сведения о состоянии и расположении армии Антония.

Всего в Греции у Антония было 100 тысяч пехоты, 12 тысяч кавалерии, около 370 судов. Агриппа уговорил Октавиана, несмотря на меньшую численность армии и флота, перейти в наступление.

Внезапное появление армии и флота Октавиана произвело сильное впечатление на противника. Антоний переправил свою армию к мысу Акций, но напасть не решился. Октавиан также не двигался, надеясь на дальнейшее разложение армии Антония. Расчет оказался верным. Началось дезертирство в лагерь Октавиана, и оно увеличилось еще больше, когда Антоний прибег к репрессиям.

Агриппа, не теряя времени, овладел о. Левкадией и городами Патрасам и Коринфом, разбив при этом коринфский флот и лишив Антония подвоза продовольствия. Положение армии Антония становилось критическим. Клеопатра советовала ему отступить в Египет, где у него оставалось еще 11 легионов. Поскольку отступление сухим путем по разоренной стране было немыслимо, Антоний решил отступать морем.

Сражение у мыса Акций представляло не что иное, как прорыв через блокирующий неприятельский флот. Но прорыв с транспортными судами был опасен; они бы стеснили военные корабли. Антоний выбрал около 170 наилучших военных кораблей, собрал на них лучших моряков со всего флота и 22 тысячи отборных войск. Остальные корабли и транспорты он сжег. Следовательно, он и не надеялся на победу в морском сражении.

2 сентября 31 года подул попутный ветер, и флот Антония двинулся из залива. Авангард и часть центра Антония завязали упорный бой, остальные ставили паруса и уходили в море. Но ветер начал стихать, и прорваться удалось лишь одной трети кораблей Антония, поспешивших уйти достаточно далеко в открытое море. Остальные отчаянно защищались в течение нескольких часов. Победа далась Агриппе недешево, так как: приходилось иметь дело с лучшими кораблями, на которых находилось значительное войско. Большинство оставшихся на месте боя кораблей Антония было уничтожено огнем и таранами. Через неделю Октавиану сдалась и армия Антония.

Флот Октавиана захватил 300 галер, 5 тысяч сторонников Антония пали в битве. 120-тысячная армия Антония сложила оружие. Октавиан стал первым правителем Римской империи.

Плохо управляемые, громоздкие суда Антония не могли воспользоваться тараном — основным приемом морского боя того времени. битва скорее напоминала сухопутную схватку: стреляли катапульты, летели каменные ядра баллист, стрелы и копья, на палубы падали горящие факелы.

Источник — «100 великих битв», М., , 1998.

Последнее обновление 04.10.2002 год

26. Акций: последняя великая морская битва античности

Октавиан победил. Битве при мысе Акции у берегов Эпира было суждено стать последним великим морским сражением античности. Принято считать, что именно в тот день, 2 сентября 31 г. до н.э., была решена судьба Римской державы – победителем в многолетней борьбе за единоличную власть вышел приемный (точнее, усыновленный по завещанию) сын Юлия Цезаря Октавиан, через несколько лет получивший почетный титул Августа, под которым он и вошел в историю.

Согласно античной традиции, решающую роль в ходе сражения при Акции сыграло неожиданное предательство со стороны египетской царицы Клеопатры, которая в разгар боя оставила флот своего мужа и покровителя Марка Антония и пустилась в бегство. Вдогонку за египетской эскадрой бросился сам Антоний. Его флот, лишенный в результате этого единого командования, был разгромлен, а сухопутная армия через несколько дней сдалась победителю.

Официальная версия и неясные вопросы. Именно такая версия финальной схватки за власть в Риме долгое время господствовала в исторической литературе. Однако есть основания считать, что подлинная картина той грандиозной исторической драмы была тщательно и умело отретуширована: в большинстве античных источников отразилась только точка зрения победителей. С другой стороны, надо учитывать, что официальное истолкование войны между Антонием и Октавианом было разработано штабом Октавиана для немедленного применения в качестве пропагандистского оружия.

Отсюда следует, что грубое искажение фактов можно исключить, т.к. свидетели и участники войны немедленно бы это заметили. Поэтому нет оснований сомневаться, что в день битвы эскадра Клеопатры действительно покинула место сражения, Антоний сделал то же самое, его флот потерпел поражение, а войско капитулировало. Остается открытым вопрос о причинах, побудивших противников Октавиана поступить их подобным образом: ведь они должны были понимать, что тем самым решался не только исход войны, но и их личная судьба.

Подготовка сторон. Ко времени начала боевых действий обе стороны провели интенсивную пропагандистскую, политическую и дипломатическую подготовку военной кампании. Можно без преувеличения сказать, что по всем пунктам Октавиан сумел в этом обыграть Антония. Тонкий расчет присутствовал даже в том, что война со стороны Рима (то есть Октавиана) была объявлена не Антонию, а Клеопатре – за присвоение «достояния римского народа». Такой маневр был предпринят, чтобы показать, будто гражданские войны наконец окончены, новая кампания против чужеземной царицы будет носить характер внешней войны, а вражда Октавиана с Антонием имеет всего лишь характер частной распри (inimicitia) между двумя римлянами. В то же время подчеркивалось, что Антоний, связавшись с Клеопатрой, в угоду ей предал и римлян, и дело Цезаря, тогда как Октавиан защищает не только цезарианцев, но и всю западную цивилизацию от опасности, надвигавшейся на нее с Востока.

Таким образом, штаб Октавиана сумел создать такую идеологическую базу для борьбы против Антония, которая устраивала большинство римского общества, и повелитель римского Востока не сумел противопоставить пропаганде соперника ничего равноценного. Поэтому не вызывает удивления, что партия Антония с началом военных действий стала стремительно таять, а расправы с заподозренными в желании дезертировать только ускорили этот процесс.

Критическая ситуация в армии Антония. К исходу лета 31 г. до н.э. Антоний с армией и флотом, сосредоточенными в Эпире, оказался в критической ситуации, которая требовала немедленного решения. Его вооруженные силы разлагались на глазах: римский историк, оценивая ситуацию с точки зрения сторонников Октавиана, констатировал: «Отсюда к Антонию никто, оттуда к Цезарю (т.е. Октавиану) ежедневно перебегал кто-нибудь». Армии необходимо было платить и платить щедро, однако Антоний уже не имел такой возможности. Флот Октавиана высадил десанты в наиболее уязвимых пунктах вражеских коммуникаций и сумел блокировать Антония с моря. Запасы провианта в лагере последнего подходили к концу, что и заставило Антония созвать военный совет для обсуждения плана дальнейших действий.


Клеопатра

Участники совета, сам Антоний с Клеопатрой и их высшие военачальники, должны были исходить из того бесспорного факта, что в результате действий противника и собственных промахов Антония необходимость в генеральном сражении практически отпала: Востоком война была уже проиграна. Понимая это, участники совета, обсудив различные варианты, в конечном счете приняли предложение Клеопатры оставить в наиболее важных пунктах балканских провинций Антония гарнизоны, а флоту с частью войска прорвать блокаду и продолжить войну уже на Востоке.

Флот Октавиана ждет врага. В ту же ночь через перебежчиков это решение стало известно Октавиану. Абсолютно уверенный в том, что главное уже сделано, он поначалу даже собирался предоставить неприятельскому флоту возможность беспрепятственного бегства. Но его штаб, профессиональные военные, отговорили его от столь рискованного шага, опасаясь, что противник сохранит слишком крупные силы и, как следствие этого, возможность продолжить сопротивление уже на Востоке. Таким образом, флот Октавиана продолжал крейсировать в открытом море, блокируя выход из Амбракийского залива. Морякам приходилось туго: на море было сильное волнение, четыре дня подряд не дававшее возможности начать сражение. Наконец к утру 2 сентября ветер стих, море стало гладким, как зеркало.

Антоний готовит флот к бою. Готовясь к бою, Антоний отдал распоряжение сжечь часть кораблей и снарядить для боя только самые мощные, от триер до кораблей с десятью рядами весел. На борт, против обыкновения, было приказано взять паруса. На палубах были размещены 20 тысяч легионеров и 2 тысячи лучников. Рассказывали, что один начальник когорты, ветеран, весь иссеченный в бесчисленных сражениях под командованием Антония, увидев его, заплакал и сказал: «Ах, император, ты больше не веришь этим шрамам и этому мечу и все упования свои возлагаешь на коварные бревна и доски! Пусть на море бьются египтяне и финикийцы, а нам дай землю, на которой мы привыкли стоять твердо, обеими ногами, и либо умирать, либо побеждать врага!» Антоний не ответил ничего и, взглядом и движением руки призвав старого воина мужаться, прошел мимо.

Флот Октавиана намного превышал по численности те корабли Антония, что были приведены в боевую готовность. Поэтому Антоний считал, что бой начнется с атаки противника, и решил придерживаться строго оборонительной тактики. Он, «объезжая на лодке свои корабли, призывал воинов сражаться уверенно, словно на суше, полагаясь на большую тяжесть судов, а кормчим наказывал, принимая удары вражеских таранов, удерживать суда на месте, так, словно бы они стоят на якорях, и остерегаться сильного течения в горле залива» (Плутарх). Однако шло время, противник, против ожидания, не атаковал, а около полудня поднялся сильный ветер с моря. Тогда левое крыло флота Антония двинулось вперед.

Замыслы Октавиана и Антония. Октавиан с борта флагманской триремы наблюдал за флотом противника и был удивлен тем, как неподвижно корабли Антония стоят в горле залива. Он решил, что те бросили якоря и, заподозрив какую-то хитрость, удерживал свою боевую линию примерно в восьми стадиях от противника. Когда корабли Антония пошли вперед, то, по словам Плутарха, «Цезарь обрадовался и приказал правому крылу дать задний ход, чтобы еще дальше выманить врага из залива, а потом окружить его и своими отлично снаряженными судами ударить по кораблям, которые делала неуклюжими и неповоротливыми чрезмерная тяжесть и недостача в гребцах».

Таким образом, Антоний рассчитывал навязать противнику бой в горловине залива, где тот не мог бы использовать свое численное превосходство, так что прорыв антонианцев мог стать реальностью. Октавиан, напротив, планировал выманить флот Антония в открытое море, чтобы окружить его с флангов. Поскольку Октавиан не желал вступать первым в бой, то Антонию оставалось либо вернуться в гавань (явно проигрышный вариант), либо принять бой на условиях противника, что и было сделано.

Бой. В открытом море у флота Октавиана появилась прекрасная возможность использовать численное превосходство и лучшую маневренность своих кораблей: их боевая линия оттянулась назад и, оказавшись на оперативном просторе, вошла в боевое соприкосновение с антонианцами. По описанию Плутарха, нашего главного источника, даже в ближнем бою «ни ударов тараном, ни пробоин не было, потому что грузные корабли Антония не могли набрать разгон, от которого главным образом и зависит сила тарана, а суда Цезаря не только избегали лобовых столкновений, страшась непробиваемой медной обшивки носа, но не решались бить и в борта, ибо таран разламывался в куски, натыкаясь на толстые четырехгранные балки корпуса, связанные железными скобами. Борьба походила на сухопутный бой или, говоря точнее, на бой у крепостных стен. Три, а не то и четыре судна разом налетали на один неприятельский корабль, и в дело шли осадные навесы, метательные копья, рогатины и зажигательные снаряды, а с кораблей Антония даже стреляли из катапульт, установленных в деревянных башнях».


Военный корабль Антония

Когда Агриппа начал окружать вражеские корабли, антонианский адмирал Попликола, предпринимая контрманевр, растянул свой боевой строй до образования в нем разрыва. Этим немедленно воспользовался для атаки Луций Аррунций, командующий левым крылом флота Октавиана. Сражение закипело на всем протяжении боевой линии обоих флотов, но в центре она оказалась разорванной. Из-за того, что положение антонианцев стало критическим, Антоний именно в этот момент подал условный сигнал – идти на прорыв. Но последовать этой команде могла только эскадра Клеопатры, которая находилась в резерве и сумела проскользнуть через брешь (или бреши) в боевых порядках сражающихся. Первые корабли Антония тоже смогли оторваться от противника и выйти в открытое море, подняв паруса. Антонию, правда, пришлось пересесть на другое судно: флагманский корабль являлся слишком приметной целью и в конце концов был захвачен противником.

План прорыва не удается. Но затем план прорыва начал рушиться на глазах. Остальные корабли первой линии должны были немедленно последовать за Антонием, но лишь немногие из них смогли прорваться – слишком велико было численное превосходство противника. Около 40 кораблей Антония погибло в бою, а остальные были отброшены назад в залив и блокированы там. Утром им пришлось сдаться.

Бегство Антония и Клеопатры. Уцелевшие корабли через три дня достигли мыса Тенар на Пелопоннесе. Тогда Антоний и Клеопатра, видимо, считали, что ими проиграно сражение, но не война. Однако спустя несколько дней пришло сообщение о капитуляции сухопутной армии, которая должна была, согласно приказу Антония, отступить в Македонию. Антонию и Клеопатре оставалось только бежать в Египет, где спустя почти год они и встретили смерть.

Значение битвы. Если оценивать значение битвы при Акции, то необходимо подчеркнуть, что Антоний проиграл ее задолго до начала. Понимая это, антонианцы решили прорваться на Восток и продолжить войну там. Замысел частично удался, но расчет на продолжение войны оказался глубоко ошибочным. Таким образом, сражение при Акции означало окончательный триумф партии Октавиана и банкротство политики Антония.

Итоги гражданской войны. В целом Вторая гражданская война в Риме с перерывами шла почти два десятилетия (49–30 гг. до н.э.), завершилась падением республиканского строя и установлением монархии, правда, в специфической римской форме принципата, когда сохранялись и продолжали функционировать все республиканские учреждения, а правитель, власть которого имела военный характер, носивший поэтому титул императора, по отношению к гражданскому населению считался принцепсом, т.е. первым среди равных ему по достоинству (подразумевались сенаторы).

► Читайте также другие темы части V «Сражения эпохи гражданских войн в Риме: I в. до н.э.» раздела «Ближний Восток, Греция и Рим в древности»:

  • 22. Начало Второй гражданской войны 49–30 гг. до н.э.
  • 23. Фарсал: победа Цезаря над Помпеем
  • 24. Филиппы: первое сражение
  • 25. Филиппы: второе сражение
  • 26. Акций: последняя великая морская битва античности

► Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: с древности до XV в.

Перед сражением

Немецкий окоп, уничтоженный взрывом во время Мессинской операции

Главнокомандующий английской армией генерал Хейг наметил в середине июня произвести операцию. Её целью являлась задача срезать 15-километровый выступ германцев, вдававшийся в английскую оборону, и улучшить своё стратегическое положение. Германцы на этом участке фронта имели всего 5 дивизий. Болотистая местность была трудной для открытых атак. Английское командование тщательно готовилось к предстоящей операции: были заново созданы железные и грунтовые дороги, мосты. Задачей английской армии было захватить возвышенности у Мессин и линии окопов. В наступлении также принимали участие около 300 аэропланов и более 80 танков.

Также англичане, тщательно изучив структуру почвы атакуемого участка, ещё в 1916 г. начали подготовительные работы и за 15 месяцев заложили свыше 20 гигантских туннелей под вторым уровнем грунтовых вод в пласте голубой глины. Эти туннели англичане минировали, вынутый грунт маскировался, чтобы германские самолеты не заметили его. Туннели начинались в 300—400 ярдах (около 400 м) позади обороны англичан. Поскольку германские позиции находились на высотах, то туннели проходили под обороной германцев на глубине, доходящей до 25—36 м, а в некоторых местах — до 50 м. Туннели имели общую протяженность до 8 тыс. ярдов (7312 м). В конце туннелей было заложено 600 т взрывчатки. Однако германцы сумели раскрыть замыслы англичан, но ошибочно полагали, что туннели находятся на глубине до 18 м и им удалось уничтожить всего 2 минные галереи, а 22 остались нетронутыми.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *