Адам джексон биография

Лови Книгу .ру

Биография Адам Джексон (Adam J. Jackson) родился в 1962 в Сассексе (Англия). Он получил высшее образование со степенью юриста в университете Саутгемптона в 1983 и начал практиковать в качестве адвоката в Лондоне. Спустя три года Адам оставил юриспруденцию, и начал карьеру в естественных медицинских науках. В 1995 Адам стал ежемесячным комментатором для журналов «Nursing Times» и «Health Guardian», сообщающих о последних событиях и исследованиях в области медицины. У Адама были проблемы со здоровьем, в восемь лет ему был поставлен диагноз-псориаз. Состояние стало настолько серьезным, что он был госпитализирован. Адам начал разработку и производство нестероидного лечения псориаза, известного как «M-Folia», которая помогала людям во всем мире. Адам написал восемь книг: «10 секретов здоровья»,»10 секретов богатство», «10 секретов любви», «10 секретов счастья», которые были переведены на двадцать семь языков. Адам также мотивационный спикер и бизнесмен. Он живет со своей женой Керэн, детьми Софи и Сэмюэлем, и их собакой в Хартфордшире. источник: Библиография Десять секретов Любви Десять секретов Здоровья Десять секретов Счастья Десять секретов Богатства Десять секретов Успеха Ссылки

Адам Джексон (Adam J. Jackson) родился в 1962 в Сассексе (Англия). Он получил высшее образование со степенью юриста в университете Саутгемптона в 1983 и начал практиковать в качестве адвоката в Лондоне. Спустя три года Адам оставил юриспруденцию, и начал карьеру в естественных медицинских науках. В 1995 Адам стал ежемесячным комментатором для журналов «Nursing Times» и «Health Guardian», сообщающих о последних событиях и исследованиях в области медицины.У Адама были проблемы со здоровьем, в восемь лет ему был поставлен диагноз-псориаз. Состояние стало настолько серьезным, что он был госпитализирован. Адам начал разработку и производство нестероидного лечения псориаза, известного как «M-Folia», которая помогала людям во всем мире.

Адам написал восемь книг: «10 секретов здоровья»,»10 секретов богатство», «10 секретов любви», «10 секретов счастья», которые были переведены на двадцать семь языков.Адам также мотивационный спикер и бизнесмен. Он живет со своей женой Керэн, детьми Софи и Сэмюэлем, и их собакой в Хартфордшире.

Об авторе

Это был вторник, 8 февраля 2000 года. Один из последних дней моей жизни.

День выдался на удивление солнечным, но морозным. Небо, совсем недавно по-зимнему серое и хмурое, сегодня светилось почти весенней синевой. Как малыш, которого, наконец, выпустили порезвиться на улицу, небо радостно мелькало в отражениях на окнах проезжающих мимо маршруток и старалось подбодрить своей безоблачной голубизной.

Последние несколько часов вместе пролетели в обычной суете. Мы куда-то сходили, что-то привычное обсудили, о чем-то помолчали. Расставаясь навсегда, привычные мгновения приобретают особенную ценность: в эти минуты как никогда остро ощущаешь, что именно здесь и сейчас живешь по-настоящему. Живешь в последний раз рядом с догорим человеком.

— Не приходи на вокзал. Я не хочу, чтобы мама видела мои слезы. Ты же понимаешь, ей и так очень тяжело. — Она смотрит мне прямо в глаза и настойчиво сжимает руку.
— Не молчи, Саш…

А я молчу о том, что дышу этими минутами. В голове крутится назойливое “запоминай, впитывай эти мгновения”. Какая она? Сильная, мудрая, настойчивая, целеустремленная. Смелая. Ее безупречная внешняя красота — лишь блеклая тень ее красоты внутренней. Заботливая, внимательная, чуткая и ласковая, она всегда с кем-то, но всегда одинока. Она задумчиво улыбается жизни, и жизнь часто подмигивает ей в ответ.

Кто я для нее? Лишь путник. Унылый попутчик. Паломник. Мечтательный, чувственный мальчик, которому нескоро предстоит стать Мужчиной.
А кто она на моем пути? Сочетание красоты, мудрости и достоинства. Истинная родственная душа. Живое вдохновение.

Время безжалостно утекает сквозь пальцы, как песок. Мы стоим, крепко обнявшись, так крепко, как будто от силы этих объятий зависит чья-то жизнь. Потом я кладу руки ей на плечи, слегка отодвигаю от себя, чтобы вглядеться, запомнить навсегда. Она грустно улыбается, морозный ветер развевает ее длинные светлые волосы, солнце прямо за ее головой ослепляет.

Я достаю из кармана сложенный запечатанный конверт. Кладу ей в руки.
— Пообещай мне, что откроешь это только тогда, когда тебе будет очень тяжело в жизни.

Она молча кивает. Первый раз за сегодня я замечаю капельки слез на уголках ее глаз; в них отражается солнце.

Долгий, особый, последний поцелуй. Наши крепко сжатые ладони усилием воли превращаются в едва ощутимое прикосновение кончиками пальцев. Мы запоминаем глаза друг друга. Впитываем последнее ощущение близости, которое струится через пальцы. Она слегка наклоняет голову, прощально улыбается, обволакивая меня напоследок своей душевной теплотой.
— Не грусти.
— Береги себя.

Потом все кончилось. Последнее прикосновение оборвалось, я развернулся и пошел не оборачиваясь, быстрым, уверенным шагом. Возможно, это мне он казался уверенным, а вы бы заметили, что я убегал. Снег хрустел под ногами. Небо, совсем недавно такое приветливое, навалилось каким-то невыносимым грузом. Я знал, что должен убежать от него, иначе оно обязательно меня раздавит. И я бежал, задыхаясь, обжигая легкие морозным воздухом, пока не оступился. Небо тут же навалилось и придавило к земле, и стало ясно, что нужно как-то выбираться, как-то ползти вперед, превозмогая боль и холод.

Умывшись снегом, я сделал вид, что пришел в себя. Успокоил себя тем, что небо свалилось на меня достаточно далеко, и она не видела моего поражения.

Возвращаясь домой на большом старом автобусе, я отрешенно смотрел на чужой мир, который вяло проплывал за окном. Рассуждал над ее жестокими и мудрыми словами, сказанными на заре нашего знакомства: “Ты любишь не меня… Ты любишь терпеть и страдать…”. Вспоминал, как на мои выпады ревности, детские сомнения, трусливые и бессильные попытки найти какие-то подтверждения ее любви, она прижимала меня к себе и понимающе шептала: “Глупенький…”

На следующий день был поезд. Я приехал на вокзал за несколько часов до отправления, чтобы наверняка не пропустить ее появление, а может просто в безрассудном желании сделать себе побольнее. Как оказалось, зря старался. Она появилась, и тогда я умер.

Рядом с ней был ее предыдущий парень. Он был адвокатом, старше меня на 8 лет. Возможно, в отличие от меня, послушного мальчика, он, будучи взрослым мужчиной, понимал, что двум женщинам, навсегда покидающим страну, понадобится мужская помощь, чтобы управиться с багажом. Возможно, она хотела, чтобы в последние минуты именно он был рядом с ней. Или он просто оказался мудрее и настойчивее меня. В любом случае факт оставался фактом: он был там, с ней, а я стоял далеко в стороне, невидимый, затесавшийся в толпу, не в силах нарушить негласное обещание не провожать ее. Нога заболела от злости и разочарования, которые высвободились на ни в чем не повинную каменную урну вокзала. Она чмокнула его в щеку, улыбнулась, что-то сказала — очевидно, поблагодарила за помощь, и скрылась в бездне вагона.

И тут я понял, что могу больше никогда ее не увидеть. Поезд медленно двинулся, и меня охватила паника. Как я мог стоять в стороне, не подойти, не сказать в последний раз, как много она для меня значит? Я видел, как несколько запоздавших пассажиров в последнее мгновение запрыгивают на подножки поезда, который уже медленно начал свое движение. Глядя на них, я подумал, что даже когда кажется, что ты уже неминуемо опоздал, жизнь иногда дает шанс, нужно только верить, нужно пробовать успеть. И я побежал. Было стыдно и глупо бежать вот так, словно герой какого-то дешевого фильма с банальным сюжетом… Но я бежал, сквозь ножи насмешливых взглядов. На выходе из вокзала три колеи, которые отделяли меня от поезда, сошлись в узком месте, и там же мы сошлись взглядами. Ее рука коснулась стекла, разделявшего нас, а глаза стали такими грустными и одинокими, что мне стало стыдно. Стыдно за то, что сделал ей больно этой последней встречей, что нарушил нашу негласную договоренность, что всадил в спину нож своего присутствия с безмолвным криком “я был здесь, я все видел!”…

Поезд набирал ход, преодолевая странное сопротивление. Она вглядывалась в невидимые обрывающиеся нити прошлой жизни. Когда все они оборвались, поезд с облегчением разогнался и исчез за крутым поворотом.

Чуть позже, уже в самолете, совершая межконтинентальный перелет, возможно, она читала мое детское прощальное стихотворение, наполненное обидой, разочарованием, подростковым самосожалением и, наверняка, с присущей ей мудростью отмечала, что это творение автор написал скорее для себя, чем для нее. Возможно, она думала о том, как бы ей хотелось, чтобы слезливый автор поскорее вырос в Мужчину и поступал соответственно: боролся и добивался, действовал с верой в победу, несмотря ни на что, ради их общей любви… Это стихотворение, она, вероятно, сохранила, как сохранила его и моя память:

Я слышал, ты звала меня.
Я ждал давно в своей могиле.
Ты помнишь, как похоронила
Меня с улыбкой на лице?

Но я не мертв, я здесь, с тобою.
Такой, как был тогда, в те дни,
Когда считал тебя — собою,
Когда искал твоей любви.

Да, ты не знаешь, как я плакал,
Под крышкой гроба, но живой.
И задыхаясь, не отрекся,
Шептав: “я навсегда с тобой…”

Я слышал: ты кидала гравий,
Сказав холодное “Прощай…”
А я кричал, сквозь слезы, плача:
“Любимая, не покидай!
Еще я жив! Еще не поздно
Меня спасти… Прошу, постой!”
Но лишь расслышал: “Мой любимый…
Покойся с миром. Бог с тобой”.

И будет день — поверь, я знаю,
Меня ты вспомнишь. Что ж, прости.
Я об одной тебе мечтаю,
Но умоляю: отпусти…

Таким был подарок от самого дорогого человека. Смерть. Умереть за два дня до собственного дня рождения — это символично.

Через два дня, 11 февраля, в день моего рождения — 19-го по счету для моих родителей, и первого с момента моей недавней смерти, ко мне в руки попала эта книга. Я был несчастен, а она обещала мне рассказать о десяти секретах счастья. Я был жизненно глуп, а она обещала мне мудрость. Я был в тупике, а она обещала изменить мою жизнь. Маленькая книжица из серии с символичным названием “Око возрождения”, примерно на 160 страниц, в мягком переплете, в еще другой обложке — наверное, одно из первых раритетных изданий, которые сейчас сложно найти. День рождения я не праздновал: праздновать было нечего. Так что я погрузился в “Десять секретов Счастья”, чтобы отвлечься. Книга понравилась, пошла легко и действовала успокаивающе. А следующим вечером произошло Нечто Необычное. Мне позвонила однокурсница, формально для того, чтобы поздравить с днем рождения. Поблагодарив за неожиданное внимание — к своему стыду я не знал, когда ее день рождения, и был приятно удивлен, что кто-то в институте вообще знает про мою “памятную дату” — я принялся рассеяно слушать. Она рассказала, что является руководителем какого-то клуба читателей в какой-то библиотеке у чёрта на куличках. Что-то рассказывала об этом клубе, об их встречах, обсуждении книг и других вещах, которые мало меня интересовали. Свою речь она завершила неожиданно:
— Слушай, я знаю, что ты обычно никуда не ходишь… Но мы тут решили тебя пригласить. Скоро день Святого Валентина, и мы устраиваем праздник. Если надумаешь — приходи, отвлечешься. 14 числа не получится, так что мы собираемся в воскресенье, 13 февраля.

Я поблагодарил за заботу, и пообещал, что подумаю. А ближе к вечеру, возвращаясь с тренировки, твердо решил: поеду. Может, и в правду, отвлекусь.

Ехать пришлось в библиотеку в другой части города. В этом районе я никогда не был, так что пришлось обращаться за помощью к прохожим. Я предполагал, что попытка развлечься, скорее всего, окажется неудачной, поэтому взял с собой модную красную папку с держателем для бумаги, ручку для записи язвительных наблюдений и книгу. “Десять секретов Счастья”.

Пригласившая меня однокурсница встретила с улыбкой и предложила подождать. Имея привычку приходить заранее, я довольствовался свободным креслом в холле, и принялся читать книгу, чтобы убить время.

Я читал, и вдруг услышал в свою сторону непонятные смешки. Вот уж удивительно, надо мной смеются, из-за того, что я читаю в библиотеке! Боковым зрением я заметил, что две молоденькие девушки, в возрасте между девочкой и молодой женщиной, весело переговаривались, глядя в мою сторону, и заговорщически хихикали, периодически тыкая в меня пальцем. Я прервал чтение и поднял глаза. Одна из них была обычной симпатичной девушкой, а вот вторая… Было что-то особенное в ее улыбке и глазах, что-то знакомое и близкое. Изящные черты лица, тонкая талия, великолепные волосы и ослепительная, искренняя улыбка, полная жизни. В каждом ее движении чувствовалась бьющая ключом энергия, она казалась батарейкой: активная, веселая, жизнерадостная. Казалось, выключишь свет, и она превратиться в светлячка, будет радостно хохотать, освещая собой комнату. На красной кофточке красовалась большая валентинка, нарисованная от руки. На ней издалека можно было различить: “мне 17 лет”.

Постепенно стало ясно, что меня пугает это место. Библиотеку заполняли дети 12-13 лет, они бегали друг за другом, громко обсуждали детские проблемы, а время начала праздника все приближалось. Я видел всего несколько человек старше восемнадцати: это были две пары и девушка, члены литературного клуба, о котором мне рассказывала Саша — та самая однокурсница, которая пригласила на это мероприятие.

Я вцепился в свою папку, как в спасательный круг, и этим только больше рассмешил двух подруг, которые уже открыто посмеивались надо мной. Девушка в красном, на которую я обратил внимание, вдруг уверенно подошла ко мне, смело глянула через плечо, и со словами “так так, и что это вы тут читаете?” бесцеремонно свернула в моих руках книгу, чтобы посмотреть на обложку.
— Света, он читает про счастье. Как тебе?
И Света (как будто чтение про счастье — самое забавное чтение на свете), ожидаемо залилась смехом вместе с Красной Красоткой.
— Судя по тому, как много и искренне вы смеетесь, для вас эта книга не актуальна — коряво попытался защититься я, но девушки на это лишь ожидаемо рассмеялись.
— Бэ-бэ-бэ — перекривила меня Красная, — Свет, я же тебе говорила, он зануда. Он даже улыбаться не умеет, — и очередная волна смеха.

Я безобидно улыбнулся для опровержения, и дальше спрятался за книгой. Все участники, тем временем, уже расселись в главном зале в ожидании. Глядя на это безобидное собрание детей, я убедился, что идея прийти сюда оказалась неудачной. Мне здесь точно делать нечего.
Света с Красной Красоткой тоже уселись среди детей, и только теперь я понял, что они не намного старше.

Через некоторое время ко мне подошла Саша, та самая, которая пригласила на праздник, и с улыбкой разъяснила суть мероприятия: у нас будут конкурсы, в которых мы определим “пару вечера”. Как ведущая, она будет составлять пары случайным образом, но мне, на правах Особого Приглашенного Гостя, она позволяет выбрать себе девушку самому. Окинув взглядом детские лица, я с уверенностью указал на Красную Красотку. Если уж участвовать в этой глупости, то с ней. Во-первых, среди всех кандидатов она выглядела намного старше. Во-вторых, она была очень красива. И в-третьих, мне хотелось поквитаться за насмешки, которые пришлось пережить от подруг, а о другой такой возможности можно было только мечтать!

Ведущая подошла к девушке, что-то спросила — очевидно, уточняла, не против ли она — а затем, получив уверенное согласие, повела меня к ней и вложила ее руку в мою. Или мою в ее — на случай, если я решу незаметно сбежать.

А потом начались разные конкурсы, какие-то загадки, и каждый раз какая-то пара выбывала. Мы с легкостью проходили дальше: я с удовольствием отметил, что моя случайная спутница обладает не только хорошим чувством юмора, но и отменной эрудицией. В танцевальном конкурсе она показала, что умеет прекрасно танцевать, не побоялась в вальсе приблизится ко мне на неприличное расстояние, от которого перехватило дух — мы танцевали, и чувствовали биения наших сердец. Когда осталось только четыре пары, объявили начало финальных конкурсов. Поскольку действие происходило в библиотеке, неудивительно, что заданием стало написать прямо в зале стихотворение, посвященное своему партнеру. В качестве судей выступали опытные библиотекари — они должны были гарантировать, что никто не воспользуется плагиатом и не прочитает под видом своего какое-то чужое стихотворение. Но главными судьями, конечно, были гости и выбывшие участники: по громкости их звуковой поддержки ведущие определяли, кто выиграл, а кто проиграл. По итогам этого конкурса в финал должны были выйти две пары, где между собой разыграть трофей.

Я был уверен, что мы одной ногой в финале. В то время я много читал (по крайней мере в сравнении с большинством моих знакомых), уже несколько лет писал наброски прозы и много посредственных стихов. Соревнование было не совсем честным, ведь на моей стороне были возраст, навык и опыт, особенно в написании стихов — пусть даже посредственный, но опыт. Реальную угрозу представляла четвертая пара: это были те самые немногие взрослые, члены литературного клуба; к тому же они являлись не только игровой, но и самой настоящей, реальной парой. Как я и ожидал, именно с ними мы и вышли в финал: за 5 минут, отведенных на написание экспресс-стихотворения, у более молодых участников мало что получились. Своей Красной Красотке я написал:

Утопи меня в своей любви,
На рассвете, в росы прохладе!..
Поцелуем любви позови,
Огоньком в неразгаданном взгляде…

К свежескошенным спелым лугам,
И к ручью за скалою гранитной,
К молчаливым и древним лесам,
Позови меня нежной улыбкой.

Загляни мне в лазури печаль:
В ней ты пламя любви узреешь.
Я сгорю, мне себя не жаль,
Но и ты ведь гореть умеешь?..

Она, конечно, не могла знать, что это был своеобразный крик о спасении, плач по отголоскам разбитой любви, которая кровавыми каплями стекала по моему сердцу. Я сгорел, и теперь жадно смотрел на эту прекрасную молодую девушку, как тлеющий, умирающий огонь смотрит на сухую траву.

А потом был финал. В финальном конкурсе мы сошлись с той самой “взрослой парой”. Конкурс оказался, что называется, для мужчин. Хороший такой конкурс, с жизненным подтекстом. Парни должны были взять своих девушек на руки. Победит тот, кто последним опустит девушку на пол. Для меня этот конкурс до сих пор имеет глубокий смысл: если взял девушку на руки, умри, но не опускай в грязь, на землю, ты за нее в ответе. Как бы ни было тяжело, нужно держаться друг за дружку крепко-крепко.

Включили музыку. Мы взяли девушек на руки, и началась финальная битва. Прошло пять минут, десять… Восхищенные зрители поддерживали нас аплодисментами, подбадривали. По лицу, шее, по всему телу стекали ручейки. Мышцы на руках вздулись, но я старался дышать ровно и спокойно, беречь силы. Одновременно поглядывал на своего соперника: он был на голову выше меня, рослый и крепкий парень, но и девушка ему досталась потяжелее. Он лез из кожи вон, чтобы победить — кому бы не хотелось сделать приятно своей девушке, ведь такая пикантная победа обязательно стала бы приятным воспоминанием? Девушки тоже устали держаться за наши вспотевшие шеи, но никто не хотел сдаваться. Через время у обоих соревнующихся силы были на исходе, руки отказывались слушаться: сначала они начали безудержно дрожать, а затем принялись опускаться помимо нашей воли. Тогда я прошептал Красной Красотке: “Если хочешь, чтобы мы выиграли, ты должна сейчас кое-что сделать. Прижмись ко мне изо всех сил, как будто хочешь на мне подтянуться. Мне нужна всего секунда отдыха — если ты мне сможешь ее обеспечить, мы победим.”
Девушка без вопросов прижалась ко мне со всей силой, на которую была способна. Это дало мне те решающие мгновения отдыха, которые были так нужны для победы. Когда мы выиграли и я бесчувственными руками аккуратно опустил ее на пол, со всех сторон посыпались поздравления. Но как это обычно бывает, все восхищались победой мужчины, не задумываясь о том, какое решающее значение в любой мужской победе имеет женщина.

Красная Красотка стала моей женой. Последние 12 лет мы отмечаем день Святого Валентина два раза — 13 и 14 февраля. У маленькой Маргариты мамины черты лица, такой же веселый, добрый и напористый характер. Ее мама чуть потяжелела, и я, пожалуй, растерял былую физическую форму. Но я твердо знаю: если мне придется держать свою жену, я ни за что ее не отпущу. Вместе мы никогда не проиграем.

А наши друзья любят в шутку переспрашивать: так где вы все-таки познакомились? Неужели правда, что в библиотеке?..

>Адам Джексон

Биография писателя

Адам Джексон родился в 1962 в Сассексе. Автор получил высшее юридическое образование в университете Саутгемптона в 1983 году. Сразу после получения диплома, Адам начал адвокатскую практику в Лондоне. Спустя три года Адам оставил юриспруденцию, и начал карьеру в естественных медицинских науках.

И вот уже с 1995 года Адам стал ежемесячным комментатором для журналов «Nursing Times» и «Health Guardian». Эти издания освящали последнии события и исследования в области медицины.

С самого детства у Адама были проблемы со здоровьем. В восемь лет ему был поставлен диагноз-псориаз. С возрастом состояние Джексона стало только ухудшаться и поэтому в последствии он был госпитализирован.

Адам начал разработку и производство нестероидного лечения псориаза, известного как «M-Folia». Его исследование стало помогать людям во всем мире.

Адам написал восемь книг, среди которых: «10 секретов Здоровья»,»10 секретов богатства», «10 секретов Любви», «10 секретов счастья». Все произведения были переведены на двадцать семь языков.

Адам также мотивационный спикер и бизнесмен. Он живет со своей женой Керэн, детьми Софи и Сэмюэлемем, и их собакой в Хартфордшире.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *